Интересен ли мужчина 30-35 лет в постели? Можно ли о таком говорить «песок сыпется»?

Физиологически – это вполне активный возраст. Другое дело, что в этом же возрасте часто проходят психологический кризис: к 30-35 годам многие мужчины проживают и появление детей, и переход от стадии молодого специалиста к состоявшемуся профессионалу. То есть если в 25 многие только строят планы, в 30-35 уже становится ясно, чего … (далее)

Почему транссексуалки очень часто задумываются о смерти?

Ряд исследований действительно показывает то, что у трансгендерных людей* чаще наблюдаются суицидальные мысли, а также попытки суицида. Связано это, по всей видимости, с двумя факторами: неприятие собственного тела до перехода; неприятие себя со стороны окружающих, т.е. трансфобия. я предполагаю, что под транссексуалками имеются в виду трансгендерные женщины; термин обычно понимают … (далее)

Депрессия: давайте поговорим про это

Сейчас часто можно услышать, что депрессией стали болеть больше или что вообще мы приобрели само понятие “депрессии”. А я считаю, что мы просто начали про это говорить вместо того, чтобы заниматься разными странными вещами. (далее)

Размышления о психическом здоровье

На волне своего текущего околодепрессивного состояния захотела написать про трансформацию отношения к психическим расстройствам и о том, почему жить становится всё-таки лучше. (далее)

Депрессия, статистика и парадокс РФ

Любопытная новость – представлена (RT, заметка Павла Астахова) российская статистика по депрессии:

Отмечается, что, по данным за 2016 год, чаще всего депрессией (аффективными расстройствами непсихотического уровня) болеют в Сибирском федеральном округе (96,6 на 100 тыс. населения).

Второе и третье места занимают Центральный (87,1) и Южный (73,1) федеральные округа.

В сообщении говорится, что самый низкий показатель зафиксирован на Северном Кавказе (34,9).

В остальных федеральных округах заболеваемость депрессией ниже средней по России. За 2012—2016 годы она сократилась на 8,5% — с 75,48 до 69,05 на 100 тыс. человек. Тенденция характерна и для общего числа зарегистрированных больных (со 108 тыс. до 101,1 тыс.).

Эти данные необходимо сравнить с данными по другим странам. Вот, например, США: депрессивный эпизод за прошедшие перед исследованием 12 месяцев был в среднем у 6,7% населения по состоянию на 2015 год. Вот ВОЗ: в целом по миру насчитывается 300 миллионов человек с депрессией – и это соответствует примерно четырём процентам. Вот, наконец, Китай: частота депрессии, посчитанная по той же схеме, что и для США (наличие депрессии за последние 12 месяцев) составляет около 1,6%. Российские данные на этом фоне выглядят, мягко говоря, очень странно. Получается, что либо россияне фантастически устойчивы к депрессивным расстройствам (и одновременно весьма склонны к суицидам – частота самоубийств в стране в топ-20 по миру), либо статистика отображает что-то не то. Ну не может быть так, что в России на всю страну число людей с депрессией меньше одной десятой процента, а по всему миру в десятки раз больше – всё-таки мы не разные биологические виды, да и культурно не настолько отличаемся от тех же США!

По опыту ряда знакомых могу сказать, что депрессию часто лечат неофициально, без медикаментозной поддержки или вовсе не лечат. А оценка “число незарегистрированных больных может в три-четыре раза превышать данные официальной статистики” выглядит ещё крайне оптимистичной.

Колодец внутри

Ещё немного про депрессию и моё состояние. Я заметила у себя качественное изменение, связанное со своим внутренним образом: дело в том, что где-то около 2013-го года я  уставала от всего, мне постоянно не хватало сил и изнутри я видела себя бездонной дырой. (далее)

Йога, депрессия и триггеры

Я с лета хожу на йогу и лечу депрессию. Сегодня я представляю большой текст на эту тему – осторожно, внутри потенциальные триггеры вроде отсылок к насилию и телесным ощущениям. (далее)

Про йогу

Некоторое время назад я начала ходить на йогу. Отчасти к этому подтолкнул пример жены, отчасти рассказы моего научного руководителя (с недавних пор сертифицированного тренера по йоге), отчасти свои собственные соображения – с июля я принимаю антидепрессанты, от которых в общем-то становится сильно лучше, но которые не решают всех проблем в долговременной перспективе. (далее)