Плох не BDSM. Плохо насилие.

Собралась с силами и написала про BDSM и отношение к оному. Кратко: BDSM это не столько практики, сколько система ограничений, поэтому обвинять BDSM-щиков в насилии не очень корректно. (далее)

Выступила в Минске (презентация прилагается)

Вчера прочла в Минске лекцию по “ненормативной” сексуальности и условности нормы. Вот презентация, причём с бонусом в виде некоторых ответов на часто задаваемые вопросы – именно их не задали, но может кому будет интересно. 170 собравшихся, по словам организаторок, стали рекордом для программ, организуемых ECLAB и минским комьюнити-центром.

А ещё я открыта к новым предложениям – у меня за плечами доклад на ФемФесте 2018, лекции по нейросексизму в Минске (на международный день борьбы с гомо- и трансфобией 2016 года) и Москве (Высшая школа равноправия, 2017), рассказ про борьбу с публичной гомофобией на питерском ЛГБТ-форуме 2018 года и прямо сейчас я готовлю совершенно новую презентацию “От чего нам хорошо бы избавиться в сексе в 2018 году”; всё адаптируется от 10-15 минутных рассказов до двухчасового мероприятия “лекция, переходящая в открытый диалог с залом”.

Подробности, как всегда, по почте freeresearcher@gmail.com или queer.gender.theory@gmail.com

Гейл Рубин с критикой “современного феминизма”

Продолжаю читать Гейл Рубин – дошла до её эссе Leather Menace и в нём нашла хорошее место про феминизм в целом.

Значительная часть современной (1982 год, США – АТ) феминисткой идеологии поддерживает то, что всё женское – личности, деятельность, ценности, личные качества – это хорошо, а всё что относится к мужскому – плохо. С этой точки зрения задачей феминизма является замена мужских ценностей женскими и вытеснение мужской культуры женской. Эти рассуждения не вдохновляют женщин на мужскую деятельность, на доступ к мужским привилегиям и на мужские территории. Вместо этого они указывают, что хорошая феминистка не должна иметь с “мужским” миром ничего общего. Вся эта похвала женскому в итоге приводит к закреплению традиционных гендерных ролей и к тому, что мы начинаем ценить правильное женское поведение. Это ничем не отличается от той сегрегации по половму признаку, против которой выступали первые феминистки. И если говорить обо мне, то я не для того присоединялась к женскому движению, чтобы меня учили быть хорошей девочкой.

Эти рассуждения идут в контексте полевой работы Гейл Рубин – она изучала лесбийские садомазохисткие сообщества и сама определяла себя как садомазохистку (термина BDSM, кстати, ещё не было, писали просто S/M). Но они интересны и как пример критики феминизма изнутри – можете показать это тем, кто будет говорить о закрытости феминисткого сообщества для критики. Нет, чуваки, аргумент “феминистки просто не любят всё мужское” уже придумали и разобрали до вас сами феминистки!

Little Lesbian Cuckold Bitch – разбор фильма

Я написала огромный (одних иллюстраций >40 штук) разбор порнофильма Little Lesbian Cuckold Bitch от студии Kink.com. Целью было посмотреть на “лесбийский куколд” и то, как в фильмах с женскими однополыми парами воспроизводятся гетеронормативные стереотипы. NSFW! (далее)

Радикальный подход к фитнесу

Сегодня я узнала про существование необычной BDSM-практики – добровольно-принудительная фитнесс-программа и снижение веса под наблюдением профессиональной доминатрикс. (далее)

Отрывок из книги: базовая терминология BDSM

BDSM-словарь

BDSM – Bondage (бондаж, то есть связывание), Discipline (дисциплина), Sadism (садизм) и Masochism (мазохизм). Может быть заменено русскоязычным БДСМ.

BD – Bondage and Discipline, бондаж и дисциплина. Обозначение практик, предполагающих акцент на ограничение подвижности и изменении состояния сознания без обязательного болевого воздействия. Примерами может быть как связывание, так и заматывание в плёнку, муммификация.

DS – Domination and submission, доминирование и подчинение. Практики с акцентом на асимметрию власти либо в рамках оговоренных сессий, либо в рамках постоянных отношений. Когда говорят о «А, рабыне Б» – имеется в виду именно DS; спорным вопросом является само существование DS вне контекста длительного взаимодействия.

SM – собственно садомазохизм, всё связанное с причинением и получением боли. Порка, обливание расплавленным воском, прокалывание иголками, воздействие электрическим током и прочее в том же духе. Может, разумеется, сочетаться с BD и DS.

Безопасность, разумность, добровольность (Safe, sane, consensual) – принципы, отличающие BDSM от насилия. Риски не могут быть сведены к нулю, но могут быть сведены к минимуму.

Боттом, низ – партнёр в принимающей роли. В DS подчинённых партнёров называют сабами или рабами/рабынями; пишутся с маленькой буквы.

Платницы – женщины, практикующие BDSM за деньги со стороны нижних партнёров. Юридически и с точки зрения большинства сообщества – находятся в серой зоне между легальной деятельностью и проституцией, которая запрещена в ряде стран. Вопрос «считать ли пеггинг сексом» часто возникает именно применительно к деятельности платниц.

Страпонесса – женщина, практикующая пеггинг. Зачастую подразумевается, что это её основная практика.

Топ, Верх – партнёр, играющий активную роль в той или иной практике. Важное уточнение: обычно так выделяют участников BD и SM отношений, а вот DS-ники используют скорее Дом или Мастер/Госпожа. Пишется с большой буквы, особенно в контексте DS.

По следам собственного прошлого: бондаж и тентакли

Я решила написать несколько постов на основе своих старых бумажных записей и заметок, которые никогда не публиковались. Речь пойдёт о сексуальности и телесности: сегодня я расскажу про бондажные практики и фантазии о сексе с тентаклями. И про то, что всё значит и откуда берётся. (далее)

Не стоит повторять всё увиденное в порно

Два текста (на английском) о том, чем плоха порнография с точки зрения обучения сексу и сексуальным техникам. Первый, от Эммы Линдсей на Medium, скорее общего толка: в нём про то, что показываемое в порно зачастую неприятно, болезненно и к тому же съёмка многих сцен ведётся так, что испытывать какие-то положительные эмоции сложно. Если вы смотрите много такой порнографии, вы привыкаете видеть женщин, вынужденных изображать удовольствие там, где его нет. Что, прямо скажем, не способствует формированию адекватных реальности представлений о том, как женщины на самом деле проявляют эмоции в постели.

Второй пост – в блоге If It Pleasures Me – предельно конкретен. Многие наверняка видели сцены, в которых мужчина хватает женщину за волосы и грубо тянет назад в порыве страсти; так вот, это не просто неприятно, это может быть крайне опасно. Авторка поста описывает свой случай: она получила травму шейного отдела позвоночника и во время операции врачи извлекли обломок кости, находившийся в трёх миллиметрах от спинного мозга – чуть больше невезения и женщина могла бы остаться инвалидом.

Рентгеновский снимок, сделанный после операции.

Откровения фемдомных рабов

Прочла текст Виктории Рипы для “Батенька, да вы трансформер!” – про мужчин, состоящих в фемдомных сообществах вроде “Ищу Госпожу”. Прямо читала и сопоставляла со своими собственными наблюдениями, очень интересно. Цитата:

Хоть я и раб, но эстет: я ужасный фетишист женского белья и обуви. Мне нравится ходить в женском белье, обуви, одежде; нравится, когда со мной обращаются не как с мужчиной, а как с женщиной, как с рабыней. Я хочу жить, как рабыня. Мне нравится, когда меня страпонят или имеют как шлюху. Я обожаю делать минет. По факту я бисексуал, но мне не нравится взаимодействовать с мужчинами по собственному желанию: мне нравится, когда женщина приказывает, и под её контролем это всё происходит.

Другой собеседник:

Ещё у меня была одна фантазия: чтобы меня пригласили в гости две дамы, чем-то напоили, раздели, заковали в кандалы и начали превращать меня в членодевушку, то есть делали операции на грудь и бёдра в домашних условиях, а закончив, гримировали меня под жгучую блондинку. (…) Иногда мне о тело тушат сигареты, а окурки стряхивают в рот, но это, как и всё остальное, позволено далеко не каждой: я не люблю жирных, а ещё люблю унижающий взгляд девушки.

Ещё один:

Я люблю чувствовать себя рабом и люблю вылизывать ступни. Но в моём случае это — не совсем футфетиш. Мне важно быть униженным. К примеру, перед тем как приказать мне лизать, ни одна хозяйка в душ не ходила. Бывали случаи, что заставляли не только ноги вылизывать, но грязные носки, обувь, полы. Мне говорили, что я хорошо лижу, прямо как девушка. (…) На обычной жизни мои предпочтения никак не отражаются, с ней у меня всё стереотипно для фемдом-рабов. Я обладаю лидерскими качествами, то есть за пределами постели чаще всего я указываю, что людям делать. Могу предположить, что у меня, в отличие от большинства представителей фемдома, нет глубинных психологических отличий. Просто когда закрываюсь с женщиной в спальне, мне нравится полизать ей ножки, нравится, когда она мной командует.

На мой взгляд феномен фемдома в таком вот виде хорошо рассматривать через феминисткую оптику. Мужчины получают удовольствие за счёт освобождения от ответственности и через передачу контроля над собой партнёрше, причём к партнёрше предъявляется ряд довольно жёстких требований, а её власть зачастую ограничивается рамками сцены. Нарушения гендерного порядка тоже относительно: пусть мужчину и страпонят, пусть он и делает всю обслуживающую работу – это всё равно остаётся в рамках бинарной модели, где кто-то командует, а кто-то подчиняется. Более того, подобные фемдомные сценарии прямо подразумевают что женская роль унизительна, что в её рамках надлежит “хорошо лизать, делать всем минет и позволять тушить о себя окурки”, а наличие фаллоса приравнивается к обладанию властью.

Страпон Госпожи оказывается не столько орудием для пеггинга – как способа доставить удовольствие партнёру – сколько символом вполне традиционного гендерного порядка. Фемдом на самом деле консервативен, единственный “ненормативный” элемент в нём сводится к перемене мест мужчины и женщины, да и то, повторюсь, в строго оговоренных рамках.

Грязные разговоры и расовый вопрос

На Huffington Post появился текст про то, как расисткие оскорбления становятся частью возбуждающих разговоров во время секса партнёров разных рас. Сам автор оценивает эту практику негативно, ну а я немного напишу про “грязные разговоры” в целом. (далее)