Не стоит повторять всё увиденное в порно

Два текста (на английском) о том, чем плоха порнография с точки зрения обучения сексу и сексуальным техникам. Первый, от Эммы Линдсей на Medium, скорее общего толка: в нём про то, что показываемое в порно зачастую неприятно, болезненно и к тому же съёмка многих сцен ведётся так, что испытывать какие-то положительные эмоции сложно. Если вы смотрите много такой порнографии, вы привыкаете видеть женщин, вынужденных изображать удовольствие там, где его нет. Что, прямо скажем, не способствует формированию адекватных реальности представлений о том, как женщины на самом деле проявляют эмоции в постели.

Второй пост – в блоге If It Pleasures Me – предельно конкретен. Многие наверняка видели сцены, в которых мужчина хватает женщину за волосы и грубо тянет назад в порыве страсти; так вот, это не просто неприятно, это может быть крайне опасно. Авторка поста описывает свой случай: она получила травму шейного отдела позвоночника и во время операции врачи извлекли обломок кости, находившийся в трёх миллиметрах от спинного мозга – чуть больше невезения и женщина могла бы остаться инвалидом.

Рентгеновский снимок, сделанный после операции.

Откровения фемдомных рабов

Прочла текст Виктории Рипы для “Батенька, да вы трансформер!” – про мужчин, состоящих в фемдомных сообществах вроде “Ищу Госпожу”. Прямо читала и сопоставляла со своими собственными наблюдениями, очень интересно. Цитата:

Хоть я и раб, но эстет: я ужасный фетишист женского белья и обуви. Мне нравится ходить в женском белье, обуви, одежде; нравится, когда со мной обращаются не как с мужчиной, а как с женщиной, как с рабыней. Я хочу жить, как рабыня. Мне нравится, когда меня страпонят или имеют как шлюху. Я обожаю делать минет. По факту я бисексуал, но мне не нравится взаимодействовать с мужчинами по собственному желанию: мне нравится, когда женщина приказывает, и под её контролем это всё происходит.

Другой собеседник:

Ещё у меня была одна фантазия: чтобы меня пригласили в гости две дамы, чем-то напоили, раздели, заковали в кандалы и начали превращать меня в членодевушку, то есть делали операции на грудь и бёдра в домашних условиях, а закончив, гримировали меня под жгучую блондинку. (…) Иногда мне о тело тушат сигареты, а окурки стряхивают в рот, но это, как и всё остальное, позволено далеко не каждой: я не люблю жирных, а ещё люблю унижающий взгляд девушки.

Ещё один:

Я люблю чувствовать себя рабом и люблю вылизывать ступни. Но в моём случае это — не совсем футфетиш. Мне важно быть униженным. К примеру, перед тем как приказать мне лизать, ни одна хозяйка в душ не ходила. Бывали случаи, что заставляли не только ноги вылизывать, но грязные носки, обувь, полы. Мне говорили, что я хорошо лижу, прямо как девушка. (…) На обычной жизни мои предпочтения никак не отражаются, с ней у меня всё стереотипно для фемдом-рабов. Я обладаю лидерскими качествами, то есть за пределами постели чаще всего я указываю, что людям делать. Могу предположить, что у меня, в отличие от большинства представителей фемдома, нет глубинных психологических отличий. Просто когда закрываюсь с женщиной в спальне, мне нравится полизать ей ножки, нравится, когда она мной командует.

На мой взгляд феномен фемдома в таком вот виде хорошо рассматривать через феминисткую оптику. Мужчины получают удовольствие за счёт освобождения от ответственности и через передачу контроля над собой партнёрше, причём к партнёрше предъявляется ряд довольно жёстких требований, а её власть зачастую ограничивается рамками сцены. Нарушения гендерного порядка тоже относительно: пусть мужчину и страпонят, пусть он и делает всю обслуживающую работу – это всё равно остаётся в рамках бинарной модели, где кто-то командует, а кто-то подчиняется. Более того, подобные фемдомные сценарии прямо подразумевают что женская роль унизительна, что в её рамках надлежит “хорошо лизать, делать всем минет и позволять тушить о себя окурки”, а наличие фаллоса приравнивается к обладанию властью.

Страпон Госпожи оказывается не столько орудием для пеггинга – как способа доставить удовольствие партнёру – сколько символом вполне традиционного гендерного порядка. Фемдом на самом деле консервативен, единственный “ненормативный” элемент в нём сводится к перемене мест мужчины и женщины, да и то, повторюсь, в строго оговоренных рамках.

Грязные разговоры и расовый вопрос

На Huffington Post появился текст про то, как расисткие оскорбления становятся частью возбуждающих разговоров во время секса партнёров разных рас. Сам автор оценивает эту практику негативно, ну а я немного напишу про “грязные разговоры” в целом. (далее)

О доминатрикс

По подсмотренной у Татьяны Никоновой ссылке рекомендую небольшой материал о работе лондонской доминатрикс (Катя Никитина, Russian GAP). Вообще вопросами организации BDSM-студий я интересовалась буквально пару недель назад, когда изучала историю распространения пеггинга в США и Западной Европе, так что могу кое-что добавить. Сделать своё “подземелье” на первый взгляд довольно просто, … (далее)

За пределами нормальной физиологии (или про очень экстремальные практики)

Сегодня в рубрике “поговорим о порно” будут примеры очень экстремального проникающего секса. Настолько экстремального, что мне потребовалось отдельное исследование на тему того, как такое вообще возможно. Ну и пара слов о культурно-психологическом, куда же без этого. (далее)

Обычный интерьер в Кёльне и немного о национальных стереотипах

Ничего необычного, просто типичный интерьер в Кёльне, Германия:

Кстати, о национальных стереотипах. Не далее как вчера мне попалась статья, в которой разбирался феномен шведского порно (Paasonen, S. (2015). Smutty Swedes: Sex films, pornography and “good sex”. Tainted Love: Screening Sexual Perversities, London: IB Tauris, forthcoming). Авторка, Сюзанна Паасонен, описывала восприятие шведской сексуальной культуры не-шведами и отмечала, что в Финляндии шведское общество воспринималось как сексуально распущенное и гомосексуальное, а в других странах шведы ассоциировались с сексуальной свободой в сочетании с культом здорового тела. Плавание в открытых водоёмах нагишом, секс на природе, здоровые светловолосые люди – вот это вот всё.

При этом немецкая сексуальная продукция, несмотря на традиции довоенного периода (натуризм, исследования в области сексуальности, сексуальное просвещение в школах) во второй половине XX столетия ассоциировалась скорее с чем-то извращённым. BDSM, фетиши, Госпожа в латексе и с плёткой – вероятно, после активного использования нацистким режимом образ “здорового тела” стал не слишком популярен в силу ассоциаций с культурной продукцией Третьего Рейха.

ABDL

Рубрика “Необычная сексуальность” снова с вами. И сегодня я написала про ABDL – Adult Baby Diaper Lover. Тут и про контроль, тут и много чего ещё интересного, и традиционно хентайная ллюстрация. (далее)

Много ссылок

  • “Мужской взгляд и женская внешность” – отрывок из книги Татьяны Сабуровой и Бена Эклофа «Дружба, семья, революция» о женщинах в русском революционном движении и их восприятии мужчинами (Постнаука);
  • Исследовательская работа 1951 года, подписана Janet Thomson и посвященная эмпирическому изучению трансвестизма. Ценна уже тем, что сделана “изнутри” сообщества и выполнена не с медико-психологических, а социально-антропологических позиций.
  • Большой текст про российские феминисткие группы и их отношение к фестивалю “ФемФест”. Фестиваль упрекали в неправильном расставлении акцентов и выборе спикеров, редакция Wonderzine приводит различные мнения по этому поводу.
  • Анастасия Чеповская, журналистка “Ленты.ру” (новой) написала на удивление приличный текст про трансгендеров. Он далеко не идеален, но радует уже то, что эта тема вообще проявилась: если в старой Ленте.ру, при Галине Тимченко, в редакции действовали правила “как писать про ЛГБТ” с более-менее адекватными предписаниями, то потом на них забили и долго писали кто во что горазд.
  • “Расширяя спектр интимности” – текст Тони Лашден для MAKEOUT про BDSM и мифы об оном.

О BDSM я ещё напишу отдельно, сейчас просто отмечу главное. BDSM это очень обобщённое понятие, которое объединяет массу разных отношений и практик, поэтому очень сложно придумать какое-то “универсальное объяснение”, тем более в рамках патологизирующего подхода. То есть такого, когда мы сначала считаем всё “извращением”, а потом пытаемся найти причину – травму или заболевание, а на худой конец – проявление патриархата. Я не считаю BDSM ни тем, ни другим, ни третьим: хотя сложно поспорить с тем, что зачастую под BDSM пытаются представить обыкновенное насилие.

  • Не-гендерное и уже старое, но отложу – месяц назад я неоднократно слышала про “размываемую в США плотину” (пример: материал RT) в Оровилле. Вот разбор тогдашней ситуации в блоге российской компании “Русгидро”: если кратко, то с той калифорнийской плотиной всё было в порядке, просто вода стала размывать аварийный водослив. Это угрожает затоплением расположенных ниже территорий в случае обрушения части перемычки, вынуждает потом проводить дорогостоящий ремонт, но ни о какой угрозе разрушения всей плотины речи не шло (см. также обзорную статью в Wikipedia).
  • Биотехнологическое: американские исследователи создали искусственный геном дрожжей, то есть спроектировали и уже на треть синтезировали ДНК этих одноклеточных организмов из отдельных нуклеотидов. За основу был взят геном “естественных” дрожжей, но из него убрали те последовательности, которые ничего не кодировали. Сама научная статья напечатана в Science, пересказ выполнен “Чердаком”.

Проектирование геномов – технология, которая должна сыграть очень важную, едва ли не ключевую роль в XXI столетии и далее. Гены ответственны и за то, как клетка устроена (из каких молекул собрана, какую форму и какие внутренние части она имеет), и за то, как клетка работает, и как сложные многоклеточные организмы растут и развиваются. Редактирование геномов и проектирование геномов с нуля означает, фактически, целенаправленное создание живых организмов: а это открывает дорогу к очень многим новым явлениям.

На первом этапе это может сулить микроорганизмы, которые дёшево и эффективно синтезируют разные полезные вещества. Это может быть получение водорода, метана или спирта из разнообразных отходов, уничтожение пластикового мусора, производство лекарств и витаминов, обогащение почвы питательными веществами для растений или даже создание бактерий, способных “залечивать” трещины в подземных сооружениях, от бетонных фундаментов до стенок тоннелей. Далее проектирование генома может привести к появлению принципиально новых растений и животных: скажем, можно представить растущий в солёной воде рис, да ещё и с повышенным содержанием витаминов. Или каких-нибудь беспозвоночных, которые пожирают отходы пищевой промышленности и дают нежное мясо, по вкусу неотличимое от курятины.

Ну а на третьем этапе нас может ждать полное избавление от врождённых и наследственных заболеваний: например, хорея Гентингтона вызывается, как мы сегодня знаем, определённой последовательностью ДНК – и эту последовательность можно будет вырезать из генома. Можно будет попробовать реализовать неуязвимость для ряда вирусов, поскольку многие вирусы проникают в клетки за счёт взаимодействия с определенными молекулами-рецепторами и есть люди, чьи варианты этих рецепторов делают их практически неуязвимыми для ВИЧ. Ещё более полное знание о биологии позволит вовсе проектировать с нуля целые молекулярные системы, делая нечто вроде описанного фантастами – какая-нибудь кожа, выдерживающая погружение пальцев в кипяток, способность чувствовать магнитные поля или иммунная система со стопроцентным выявлением и уничтожением раковых клеток.

“Феминисткий SM”

Пока готовила доклад по своей работе, нашла статью Ani Ritchie & Meg Barker — Feminist SM: A contradiction in terms or a way of challenging traditional gendered dynamics through sexual practice? — Lesbian and Gay Psychology Review, 6(3) pp. 227–239.. Есть общедоступный PDF.

羞恥プレイ или о культурных особенностях

В копилку – существует такая штука, как 羞恥プレイ. В переводе (я, к сожалению, не знаю японского, поэтому Google translate) это Shame play, BDSM-ные практики, основанные на нахождении партнера в стыдном положении. В принципе, сами такие практики хорошо известны и в нашей культуре, однако только в японской и китайской Wikipedia их сочли нужным выделить в отдельные статьи; интересное наблюдение с точки зрения социологии эмоций.