Гомофобия и нажива

История человечества полна грабежей, но обычно этот грабёж совершался неприкрыто, под угрозой или с применением насилия вплоть до убийства. Армии завоевателей просто захватывали себе имущество побеждённых противников. Империи, королевства и княжества имели свои механизмы, позволяющие правящим элитам собирать дань и наживать богатство за счёт подчинённого населения. Но в демократическом государстве легализовать грабёж большинства в угоду меньшинству возможно только тогда, когда большое число людей проголосует против своих интересов – и на протяжении нескольких десятилетий вопросы расы и секса были особенно надежными способами добиться этого.

“Угроза” однополых браков неоднократно была тем, что использовалось в качестве тактического приёма для того, чтобы мотивировать людей голосовать за политиков, действия которых оборачивались для многих проголосовавших увеличением нищеты, бедности и проблемами с медицинским обслуживанием. Манипулирование сексуальными страхами продолжает оставаться мощным средством политической и культурной легализации процесса систематической наживы.

— Гейл Рубин, Deviations.

“Красная пилюля” – перевод текста Амелии Тэйт про мужские мизогинные группы

Журналистка Амелия Тэйт (Amelia Tait) написала почти год назад для New Statesman большую статью, посвящённую мизогинным мужским группам в Reddit. Это очень нужный материал, который актуален и в России – поэтому я предлагаю свой перевод ниже. (далее)

Что такое хорошо и что такое плохо

По следам комментария Miroff написала немного про то, как я отличаю “хорошее” от “плохого”. Для тех, кто хочет чего-то более конкретного, будет скоро отдельный текст на другую тему. (далее)

Технооптимизм в России

Если посмотреть на ответы респондентов из России и ЕС на вопросы о готовности к принятию конкретных технологий, то впечатление, что россияне верят в технический прогресс, как версию мифа о рае на земле, только усиливается. На общие вопросы о науке и инновации россияне отвечают «оптимистично», однако внедрение конкретных технологий уже вызывает сомнения, что видно, например, из графика ниже. Условный научно-технический прогресс должен спасти мир, сделать жизнь лучше. Но в представлении многих россиян это, похоже, не имеет отношения к реальному появлению на дорогах беспилотных автомобилей или роботов-помощников в домах

“Чердак” опубликовал ещё один хороший, годный текст – статью Евгении Бересневой про технооптимизм в России. Рекомендую читать в паре с текстом Ильи Кукулина про New Age в СССР или хотя бы в паре с выжимкой оттуда.

Изменение поколений: небольшое, но интересное исследование

Ученые провели анкетирование, респондентами выступили 58 женщин, средний возраст которых составил 38 лет. Все они рассказали, опыт какой травмы обсуждался и переживался в их семье. Среди самых частых назывались Великая Отечественная война, бедность, отсутствие денег и голод. Также испытуемые рассказывали о том, какие напутствия давали им их родители и какие они сами транслируют своим детям. Полученные ответы изучались с помощью контент-анализа. Исследователи отмечают, что старшие поколения завещали детям не строить далеких планов, никому не доверять, особенно государству, полагаться в основном на себя, на свою семью и друзей и не показывать слабости и страха. Среди других рекомендаций были делать запасы пищи, тяжело трудиться и не сдаваться, а в случае опасности заботиться лишь о себе и своей семье. Честность и верность собственным убеждениям не упоминаются, нет и установок по поводу ценности профессии. «В опасном мире, где требуется выживать каждый день, не нужны ни длинная жизненная перспектива, ни этика поведения, ни профессиональные навыки, — комментируют авторы статьи. — В нем главное — выжить сейчас». Такое травмоцентричное сознание, как называют его авторы статьи, характерно и для старшего, и среднего поколения, но они долго воспроизводятся даже тогда, когда объективная ситуация поменялась. «Выживальщик в свою очередь создает культуру общества, то есть своим поведением в нем он и создает опасный мир», — пишут авторы. Однако среднее поколение смотрит на жизнь уже не столь пессимистично. Они рассчитывают, что жизнь их детей будет длиннее и благополучнее. Современные родители чаще говорят с детьми о надежде на лучшее будущее, внушают позитивный взгляд на мир, в их посланиях намного чаще слышны ценности верности, сострадания и честности

пересказ исследования “Чердаком” и, собственно, само исследование. Выборка, конечно, не очень большая – это небольшая, но, тем не менее, весьма интересная работа.

Как писать про трансгендерных людей

Сделала давно планировавшийся текст про то, как писать о трансгендерных людях. Это первая версия, которая, вероятно, будет дополняться – так что прошу комментировать и предлагать своё. (далее)

И ещё про рутений

К предыдущей записи про рутений-106 решила добавить личное наблюдение. Плохо не то, что где-то произошла утечка – а то, что такие истории подрывают доверие к отрасли безотносительно того, где – в России или Румынии – случилась авария (далее)

ПОБЕДА!!!

Помните, петицию, которая висела у меня в блоге — с призывом проверить депутата Виталия Милонова на соответствие нормам этики? Так вот, официальный ответ я получила буквально только что.

Скриншот письма. Так-то!

Биохакинг через призму феминисткой оптики

Некоторое время назад на VC.RU появился* текст Сергея Фаге “Мне 32 года и я потратил на биохакинг 200 тысяч долларов”. Это рассказ про то, как располагающий приличным доходом интернет-предприниматель решил “проапгрейдить” своё тело. Я написала текст про то, что на самом деле эта история – про капитализм и гендерные отношения (далее)

New Age в “Технике молодёжи” и корни современной российской конспирологии

Компьютеры создавались в «шарашках», а в открытой области критерии «научности» оказались тотально идеологизированы и вообще предстали как совершенно манипулируемые. Ученых зато пытались мобилизовать и воодушевить разговорами о том, что, возможно, все было изобретено в России: самолет, подводная лодка, парашют, все. Последствия этой манипуляции и инструментализации научности мы пожинаем до сих пор.

Ситуация искусственного разделения науки, когда в вузах могли преподавать откровенно шарлатанские концепции, стала постепенно меняться после смерти Сталина. Начался прилив молодежи в вузы на сложные инженерные и физические специальности, которые были тогда окружены большой романтикой (о чем мы можем до сих пор судить по фильму «Девять дней одного года»). Области высоких технологий и фундаментальной науки воспринимались как максимально свободные от идеологического контроля. (…)

Центральная тема моей работы — какой проект знания, какой проект организации жизни научно-технические и научно-популярные журналы предлагали новой группе ИТР, которые хотели быть современными? (…) В середине 1960-х стали появляться статьи о всяких таинственных случаях, объединяемые спектром тем, которые мы сейчас называем new age. Парапсихология, излечение на расстоянии, кожное зрение, инопланетяне, палеоконтакт, китайская медицина и многое другое. Поразительным образом именно научно-технические и научно-популярные журналы стали главным органом распространения new age в Советском Союзе! (…) идеи new age использовались как способ демпфировать, амортизировать постоянное психологическое напряжение, вызванное контрастом между очень интенсивным развитием науки на нескольких участках, которые в СССР поощрялись и дозволялись, и очень статичным общественным устройством. Скорее даже так: советское общество быстро менялось, но, в отличие от западных стран, в СССР фактически была невозможна открытая дискуссия по общественным вопросам. Развитие страны постоянно вызывало у людей страх: страна меняется, но неясно, насколько это зависит от прихоти первого лица, насколько от «схватки бульдогов под ковром», насколько от каких-то скрытых экономических процессов…

Ощущение, что на самом деле «все таинственно», позволяло демпфировать возникающее у любого более-менее думающего человека другое ощущение — очень большого зазора между общей иррациональностью общественного развития и рациональностью действий инженеров, физиков, математиков и других профессионалов на своем рабочем месте.

— Я правильно вас понимаю, что выход был такой: это не политическая реальность таинственна, это вся реальность вообще таинственна?

— Именно так.

Илья Кукулин, Историк культуры, “Неизбежность странного мира: почему new age и оккультизм очаровали советскую интеллигенцию”.

Рекомендую перейти по ссылке и прочитать целиком, это очень большое (возможно – слишком большое) по охвату разных идей интервью с исследователем.