Ковры, традиции и конструирование традиций

Вчера в Минске общалась с исследовательницей и художницей Лесей Пчёлкой, которая рассказала две истории. Одна про фото на фоне ковра, вторая – про то, как переписывали национальные традиции. (далее)

Прочла лекцию в Минске

Я приехала на неделю в Минск – вести курс “Социальное измерение сексуальности” в ECLAB. А заодно прочла вчера публичную лекцию про то, какой станет наша сексуальность в будущем. Куда она меняется сейчас, что на это влияет и чего нам ждать.

В среднесрочной перспективе – 2050-е, например – более-менее понятно, что должны выстрелить биотехнологии. Получение половых клеток из стволовых, редактирование генома, искусственная матка – всё это в пределе даёт конец биологического размножения. Да, через 20-30 лет это ещё не будет массовым. Но даже искусственная матка, способная донашивать плод с 12-ой недели (а это кажется вполне реальным к указанному времени) поменяет наши представления об абортах, например. А ещё редактирование генома может продвинуться к практике… космическими полётами на Марс, поскольку в полёте организм неизбежно облучается и растёт риск генетических аномалий у потомков. Приняв такую технологию для космонавток/ов, мы станем на шаг ближе к принятию её у остальных.

Ещё я считаю, что на нас сильно повлият искусственный интеллект, даже если он останется “слабым”, без самосознания. Потому что ряд профессий вроде водителя или кассира станет если не экзотикой, то уж точно перестанет быть массовым занятием: а это изменение того, как мы работаем. Оптимистичный прогноз говорит, что мы просто все перейдём на трехдневную неделю с пятью рабочими часами в день – потому как в XIX веке вот на фабриках работали иногда и по 12 часов шесть дней в неделю, но рост производительности труда и социальные преобразования подтолкнули мировую экономику к принятию пятидневки. С другой же стороны, больше людей может уйти в прекарный труд, а снижение себестоимости производства обернётся снижением зарплат и обострением неравенства.

Условия труда, конечно, это тема не напрямую про секс – но это то, что определяет характер семейных отношений. А отсюда недалеко и до сексуальности.

Посмотреть на презентацию можно прямо тут в формате PDF. Там ещё про небинарную хирургию немного (трансгенденый переход с созданием гениталий “невозможной” конфигурации) и про нежный фемдом.

О бедности и её маркерах

Сегодня я разбираю ряд публицистических постов на тему бедности и бедных людей. Толчком к этому стал пост социолога Елены Гаповой, которая назвала один из публицистических текстов Анастасии Мироновой “расизмом”. Правильно, кстати, назвала. (далее)

Грета и право говорить

Я хотела написать свой пост про реакцию на выступление Греты Тумберг – но социологиня Ирина Тартаковская в своей колонке для Forbes справилась гораздо лучше. Цитирую:

Грета может служить хорошей лакмусовой бумажкой нашей политической культуры и представлений об общественной сфере: они глубоко иерархичны. Мы прекрасно понимаем, кто имеет право определять политику, говорить публично, критиковать и высказывать идеи, а кто нет, и, наверное, самое последнее место в это иерархии людей, наделенных правом «ответственного высказывания», в нашем коллективном сознании занимают подростки — «школота», дети неразумные. (…) Когда все это читаешь, все лучше понимаешь, почему «школота» не очень хочет слушать мудрых взрослых, которые готовы научить их всему вот этому и еще многому подобному — чему угодно, но только не тому, что кто-то из них может говорить сам от себя, своим голосом, о своих тревогах. И предпочитает слушать кого-то похожего на Грету Тунберг, да, собственно говоря, саму Грету — у нее миллионы подписчиков в социальных сетях, ее инициативы поддерживают десятки тысяч молодых людей по всему миру, ее называют самым влиятельным подростком мира, и, конечно, мы не можем поверить в то, что это все просто так.

Единственное, что я могу добавить от себя – это то, что среди именно ученых как раз есть общее мнение относительно глобального потепления. Оно таково: температура растёт, причиной тому выбросы углекислого газа из-за сжигания ископаемого топлива (уголь, нефть, газ) и ничем хорошим это для человечества не закончится. Потому что с ростом температуры растёт также уровень океана, климат многих мест меняется в худшую сторону, тает вечная мерзлота и, что отдельно стоит заметить, под удар попадают прежде всего регионы вроде Африки к югу от Сахары. Где большинство контрмер принимать просто не получится из-за нищеты и отсутствия необходимых социальных институтов: в Руанде вот недавно с трудом остановили геноцид, а в целом ряде стран (от Сомали до ЦАР) вообще есть проблемы с тем, чтобы центральное правительство хотя бы минимально контролировало территорию вне столицы.

При этом я тоже успела к своим 36 годам устать от “взрослых” политиков, причём не только в России. У ученых есть методы и я понимаю, как эти методы устроены и как обосновываются те или иные утверждения ученых. Я могу понять, как обосновываются те или иные основанные на научном знании практические решения. А вот у политиков этого нет, зато есть личная заинтересованность и плохо отрефлексированные тараканы в голове. Грета с её диагнозами – намного адекватнее какого-нибудь Путина или Сечина, который во время падения цен на нефть 2014 года заявлял на публику о том, что ниже 90 долларов за баррель нефть не упадёт. Адекватность что Сечина, что Рогозина (кто не знает – это главы “Роснефти” и “Роскосмоса”) вызывает гораздо большие сомнения, так как фундаментально их утверждения куда как более ошибочны и куда менее обоснованы, чем ключевые постулаты Греты. А цена ошибочности высказываний дядек в галстуках… напомню, что Грета вообще-то не сидит за счёт налогоплательщиков на должности, предполагающей контроль над материальными ресурсами! Её мнение, если уж на то пошло, не оформлено как приказ или закон, она не обязывает никого что-то менять в своей жизни – поэтому даже если бы она несла самую распоследнюю чушь, вреда от этого было бы всяко меньше, чем от одного клерка-самодура в провинциальной госконторе.

Алена Агаджикова, художница и активистка, также сделала резонное замечание:

Вот бы всех вас так от пыток и репрессий бомбило, как от черной русалочки и эмоциональной девочки на заседании ООН, блять, вот тогда бы зажили.

Нет, я не отрицаю право людей возмущаться чем угодно, даже если повод для возмущения так себе и есть что-то более достойное тех эмоций с моей точки зрения. Но в данном случае все нападки на Грету звучат очень, очень уязвимо для критики. Её диагнозы и образование не имеют отношения к озвучиваемой проблеме и мне хочется отослать всех желающих поизобличать девушку к отчётам IPCC. Причём готова поспорить – большинство голосящих “фу, она пропускает школу, что это вообще такое!” окажутся не в состоянии прочесть 1500+ страниц, причём как из-за незнания языка, так и из-за нехватки естественнонаучного образования. Публика, которая читает Новоселова и Савельева должна тут молчать в тряпочку, потому как их амбициозное невежество находится на уровене типичных борцов с ГМО и микроволновками разом. А аргумент “что она в свои годы…” и “да кто она вообще такая?” – ну, Грета выступает в ООН и это вы её обсуждаете, а не она думает о ваших словах. Причём, подчеркну, она не уличена в противозаконных или просто неэтичных деяниях, её обвиняют лишь в том, что она не ходит в школу и имеет психическое расстройство; интересно даже сравнить осуждение Греты и отца сестер Хачатурян – подозреваю, последнего осуждает даже меньшее число людей из живущих в России и слышавших об этой персоне.

Тут действительно вопрос не в аргументах Греты, тут вопрос в том, кого вообще готовы слушать и как в головах людей устроены иерархии.

За Гретой можно увидеть внятную концепцию, порожденную научным сообществом (разумеется, в сильно упрощённом виде) а вот за большинством политиков этого нет (даже в упрощённом виде). У них, политиков, есть зато всякая муть про “глубинный народ” или в лучшем случае псевдонаука вроде писанины Переслегина. Серьёзно, уровень  “аналитики”, порождаемой многими государственными центрами в России и не только – такой, что это провал даже по меркам первого семестра бакалавриата. Когда я слушаю, как глава космического агентства страны, некогда лидировавшей по числу запусков на орбиту и имевшей свою станцию, несёт какую-то ахинею – я думаю, что даже использованная Гретой прокладка была бы на его месте более уместна. Вы хоть раз слышали, чтобы прокладка несла чушь за шестизначную зарплату? Во! И я не слышала!

Да, можно вспомнить про то, как иные левые активистки порождают всякие откровенно странные вещи (например, Deep Green Resistance – вот это да, это псевдоэкологическая дичь в своём наиболее явном виде, однако про неё-то мало кто знает). Но “фанатички” хотя бы верят в то, что делают – а вот у “серьёзных состоявшихся мужчин” сплошь и рядом то уклонение от уплаты налогов, то незадекларированная недвижимость стоимостью в десятки лет их работы, то и вовсе какой-нибудь ярый гомофоб внезапно попадается на сексе с привлекательным юношей. И терпеть лицемерное враньё надоело. С “безумными радикалками” мы как-нибудь договоримся, но вот с двуличными жуликами говорить просто не о чем – их слова не стоят даже бумаги, на которой напечатаны.

Случай с курьерской доставкой

Плакат с сотрудником из Центральной Азии

Несколько дней вокруг обсуждают попытку DeliveryClub – службы доставки еды – сделать кампанию по улучшению образа курьеров. Это столь примечательное обсуждение, что я решила написать большой обзор. (далее)

Случай Беллы Рапопорт как повод поговорить о власти

Написала про случай Беллы Рапопорт и Lush. Это не просто “скандал в соцсетях”, а история о том, как люди склонны воспроизводить властные отношения и кого наделяют правом голоса. (далее)

Когда ученый пишет что-то странное про феминизм

Ну вот что заставляет взрослых исследователей в гуманитарной сфере, экономистов – писать такое:

По идее, борьба женщин за равноправие должна была закончиться: а) с наделением их избирательным правом; б) с легализацией абортов. Ну еще, конечно, могут быть отдельные вопросы, связанные с проблемами домашнего насилия, которое недавно в России если не легализовано напрямую, то выведено из-под УК. Видимо, «экстремисты» и подобные им куда опаснее. Однако, как нередко бывает, если кто-то счел себя «угнетенным классом», к каковому феминистки относят женщин как таковых, то желание сражаться с «угнетателями» не иссякает, а напротив, только нарастает.

– а? Это на сей раз не автор сомнительных публикаций, где забыли про существование демографического перехода и написали про опасность гомосексуализма. Это приличный исследователь, Андрей Заостровцев, написал колонку для “Фонтанки”! (далее)

Уровень семейного насилия и маскулинности на Северном Кавказе

Кадры из презентации исследования “Жизнь мужчин на Северном Кавказе”, данные 2016 года:

Вообще это уникальное исследование – там и вот такие данные по семейному насилию (они, кстати, согласуются с результатами 2003 года по России в целом – там с систематическим насилием сталкивалась примерно каждая четвёртая), и многое другое.

Я устала от разговоров про глобальные процессы

Сегодня попалось сразу два текста, в которых авторы делают одну и ту же ошибку. Первый текст это статья израильского историка Юваля Харари в The Atlantic о технологиях и тирании, второй – статья российского чиновника Владислава Суркова в “Независимой газете” на тему “особого российского пути”.

Статьи очень разные, но в обоих мне бросается в глаза одно и то же. То же, что я видела в студенческих работах и что вижу регулярно. Попытки сделать глобальные выводы из сравнительно ограниченного опыта. Причём если с российским чиновником всё более-менее понятно (я некоторое время назад писала про другое его же эссе), то от ученого со сформированной профессиональной репутацией это как-то неожиданно.

Безусловно, я сама не историк. Но я решительно не понимаю, почему Харари пишет “во втором десятилетии 21 века либерализм стал сдавать позиции” и далее рассуждает на тему страха людей перед новыми технологиями. Которые, мол, стали претендовать на вытеснение человека из интеллектуальной сферы. В 1970-х копировальная техника теснила машинисток, далее системы компьютерного проектирования сделали ненужными армии чертежников, ранее арифмометры и громоздкие, но эффективные компьютеры упразднили сотрудниц/ков, занятых рутинными расчетами. Кризис вытеснения человека машиной из определенных – в том числе интеллектуальных! – сфер деятельности начался не сегодня и даже не вчера.

А что касается демократий и либерализма – ну что, провал демократических реформ 90-х годов на большей части бывшего СССР, маккартизм в США 50-х и исламская революция в Иране вкупе с исламизацией Афганистана не были сдачей позиций либерализма? Сюда же превращение африканских и некоторых азиатских стран из бывших колоний в диктатуры: переход Камбоджи от условно демократического правительства к режиму красных кхмеров и геноцид в Руанде – это катастрофы, которые мне вот даже неловко ставить в один ряд с избранием Трампа и Брекзитом. Неспособность развитых демократий остановить катастрофы вроде гражданских войн меня лично беспокоит куда больше “фейковых новостей” – последние вообще у меня вызывают презрительную усмешку после советских реалий восьмидесятых. Ах, в интернете тяжело найти правду! Ах, постправда, боты и ворох мнений! Нате вам газету “Правда” за 27 апреля 1986 года: может, после этого градус тревожности за “постправду” чуть снизится. (далее)

У социологов ВШЭ появилась статья про гендерное воспитание в детских садах

Гендеризация «скрытого учебного плана» дошкольной образовательной деятельности, не входящего в рамки непосредственно обучающей программы, пронизывает все время пребывания ребенка в детском саду, заключают ученые. Детский сад не только готовит девочку к обучению в школе, он готовит ее быть «девочкой» в школьные годы, усваивать предлагаемые обществом нормы, предписанные девочке школьного возраста.  И такой подход, поддержанный родителями, навязывает, по мнению авторов статьи, традиционную модель женственности, лишая девочек возможности индивидуальной образовательной траектории и формирования своей личности.

О работе социологов из ВШЭ рассказывает научная журналистка Евгения Береснева на “Чердаке”.