Минск и Могилев, август 2019

Прочла лекции в Минске и Могилеве на тему “квир и что это нам даст?”. Презентация – тут. Выглядело так:

Лекция на отличной площадке “Тэрыторыя Правоў” в Минске, снимок Оксаны Луцкой.

А в Могилеве “Новыя Рэгіёны” даже записали видео для Facebook. Выглядело так – людей пришло не меньше, чем в столице, места заняли почти все:

Фото: “Новыя Рэгіёны”.

Мой основной тезис таков – квир это многозначное понятие, которое некоторые (российский активист Валерий Созаев, например) критикуют за неопределенность и которое, как лично я думаю, является удачным термином для всех “не таких” гендерных и сексуальных идентичностей. Неопределенность этого слова, конечно, создает некоторые проблемы, но она же заставляет задуматься (или, как любят говорить коллеги, проблематизирует) о том, насколько наши знания, особенно знания про гендер и сексуальность, на самом деле определены и насколько они однозначны.

Потому что понятия вида “нетрадиционные сексуальные отношения” (российский кодекс об административных правонарушениях) или “противоестественные преступления” (уголовное право ряда стран до недавнего времени, Индия убрала эту статью только в 2018 году и это было фактически декриминализацией гомосексуальности) тоже ни разу не определены, а все разговоры об “естественности” вдребезги разбиваются биологическими фактами.

Квир это и задуматься о том, почему мы такие, какие мы есть, и ещё кое-что. Лесбиянки, например, определили и облик современных секс-шопов, и во многом повлияли на гетеросексуальный секс в начале XXI столетия: про пеггинг до 1980-х особо никто и не слышал. Я считаю, что гетеросексуальная часть мира потихоньку сдвигается к лесбийской модели: меньше внимания на пенисе и пенетрации, больше ласк руками и языком, больше игрушек, менее жесткое распределение ролей; пеггинг тут только часть общей картины. И да, на мой взгляд, все эти изменения ведут в лучшую сторону.

Новинка из сексшопа: ограничитель проникновения

Вот такая занятная штуковина попалась сегодня в SheVibe (американский магазин секс-игрушек):

Это называется Ohnut Intimate Wearable Penetration Buffer. Кликабельно на источник.

Состоит штуковина из трёх колец, которые можно надевать последовательно:

Три кольца – или скорее муфты – вкладываются друг в друга.

Конкретно это изделие, на мой взгляд, дороговато (54 доллара США), однако сама идея мне очень нравится. Это ограничители глубины проникновения, надеваемые на пенис или дилдо; как сказано на странице товара, “боль при проникновении может возникать при ряде медицинских состояний вроде эндометриоза, мышечного спазма, недоразвития влагалища, а также после родов, во время менопаузы и при химио- или лучевой терапии рака”.

И весьма показательно то, что мы видим такие штуковины в сексшопах лишь в 2019 году. Нам потребовались десятки лет, чтобы не просто начать делать “товары для секса”, но ещё и признать существование сексуальности у людей в определенных медицинских состояниях. Сюда же – признание того, что пенетрация вообще-то не является самоценностью и бесспорным благом, которого не может быть слишком много.

Я считаю, что это прекрасное изменение. Онкологические заболевания это то, с чем лично я столкнусь с вероятностью около 35-40% – и не потому, что я в группе риска, а потому, что рак довольно-таки распространённое заболевание, есть серьёзные основания считать их едва ли не неизбежным следствием высокой продолжительности жизни. У людей бывает рак, люди переживают старение, у людей иногда появляются дети и вылезание наружу ребёнка тоже не прибавляет здоровья влагалищу. И это всё не отменяет того, что люди занимаются сексом, секс это не удел молодых атлетов и женщин с внешностью фотомоделей.

p.s. в принципе, роль подобного ограничителя может играть и обычное кольцо на пенис, однако тут, как я вижу, не предполагается сдавливать пенис. Это скорее нечто вроде пружины или буфера, который должен мягко ограничивать толчок без дополнительной стимуляции проникающей стороны.

Силиконовая электроника: теперь это реальность

Сегодня появилась интересная новость:

Ученые из Кореи и США представили гибкую электронику из резины. Изготовленные ими устройства можно растянуть без потери работоспособности на 50%, сложить пополам или свернуть. (…) Добиться такого результата удалось за счет повышения подвижности зарядов в резине, точнее в полидиметилсилоксане. Полидиметилсилоксан представляет собой кремнийорганический полимер, который также известен как силикон: давно применяющийся в технике и медицине, но в норме являющийся изолятором. Добавив в состав ПДМС углеродные нанотрубки и наночастицы серебра и золота, исследователи превратили материал в «хороший», то есть с низким электрическим сопротивлением, полупроводник.

Пока я писала этот текст для “Чердака”, я поняла кое-что, что по формату не лезло в научно-популярное издание без пометки 18+. А именно – из силикона делают все приличные секс-игрушки, он на сегодня практически полностью вытеснил все остальные гибкие материалы – на латекс у людей аллергия встречается, а в поливинилхлориде содержатся потенциально опасные фталаты. (далее)

Пенетрация: почему она перестаёт быть привлекательной

На Wonderzine вышел интересный текст от ведущей телеграм-канала “Помыла руки” Саши Казанцевой:

Мужчины тоже могут отказываться от проникающего секса. Кто-то из-за психологических, кто-то — физиологических особенностей, некоторые могут испытывать сложности с эрекцией или состоять в отношениях с партнёром или партнёршей, которой такой секс не по душе. Евгений рассказывает, что не любит секс с проникновением из-за слишком чувствительной головки члена, к тому же пенетрация ему неинтересна: «Когда я ещё не знал, что пенисо-вагинальный секс — это не обязательно, всячески старался оттянуть момент секса, чтобы заниматься поменьше, а лучше вообще избежать».
(…)
Мы давно перешагнули тот момент, когда секс рассматривали как инструмент решения репродуктивных задач и регламентировали, и точно имеем право ориентироваться на свои личные потребности и комфорт.

Собственно, я про это неоднократно говорила, в том числе тут, на сайте. У меня вызывает резкое отторжение в сексологии то, что там до сих пор “секс” это исключительно пенисовагинальное сношение: которое, конечно, штука неплохая, но не то, чтобы вот прямо обязательная. Даже в Индии, откуда я недавно вернулась, даже в сельской местности штата Карнатака – на одну женщину в среднем приходится менее двух детей. Да, это не опечатка и не ошибка – смотрите в официальные данные, таблица 24 на странице 78. В индийском же Уттар Прадеше, снова сельском – 3,4, это рекорд по всей Индии. А в (условно) российской Чечне на одну женщину менее 2,9 детей, причём этот показатель опять относится к сельской местности и он падает из года в год. Для абсолютного большинства стран мира секс ради воспроизводства стал тем, чем занимаются от силы полсотни раз в жизни, так что пора уже как-то пересмотреть отношение к сексуальности.

Я писала и то, что идея о всемогущем фаллосе тоже морально устарела. Пока мужчины терзаются сомнениями по поводу того, действительно ли их пенис соперничает твёрдостью с костью – лесбиянки, трансгендерные и небинарные люди используют страпоны. С которыми живая плоть по твёрдости и стойкости находится в несколько разных категориях, так что цисгендерному гетеросексуальному мужчине даже и пытаться не стоит. Мне кажется, что пора просто забить на погоню за недостижимым и заняться тем, что нравится – вместо поедания собственного мозга в постели.

Выступила в Минске (презентация прилагается)

Вчера прочла в Минске лекцию по “ненормативной” сексуальности и условности нормы. Вот презентация, причём с бонусом в виде некоторых ответов на часто задаваемые вопросы – именно их не задали, но может кому будет интересно. 170 собравшихся, по словам организаторок, стали рекордом для программ, организуемых ECLAB и минским комьюнити-центром.

А ещё я открыта к новым предложениям – у меня за плечами доклад на ФемФесте 2018, лекции по нейросексизму в Минске (на международный день борьбы с гомо- и трансфобией 2016 года) и Москве (Высшая школа равноправия, 2017), рассказ про борьбу с публичной гомофобией на питерском ЛГБТ-форуме 2018 года и прямо сейчас я готовлю совершенно новую презентацию “От чего нам хорошо бы избавиться в сексе в 2018 году”; всё адаптируется от 10-15 минутных рассказов до двухчасового мероприятия “лекция, переходящая в открытый диалог с залом”.

Подробности, как всегда, по почте freeresearcher@gmail.com или queer.gender.theory@gmail.com

Псевдомедицинско-увеселительное

Я вернулась из отпуска на Крите и теперь потихоньку начинаю делится всякой всячиной. Сегодня обратимся к теме псевдомедицины и секс-игрушек, которые старательно маскируются под медицинские устройства. (далее)

Два предстоящих выступления

В мае я буду выступать:

– 17 мая в Минске (место и время объявлю дополнительно) – про “ненормативную” сексуальность и чем она может быть интересна широкой публике;
– 19 мая в Москве (мероприятие закрытое) – про нейросексизм;

Рассказ про ненормативную сексуальность будет совершенно новым – туда войдёт многое из собранного для книги и никогда на сайте не появлявшегося. Ниже немного картинок для затравки:

Одна из страниц с презентации для Минска. Говоря о подозрительно похожих на секс-игрушки медицинских устройствах, я раньше затрагивала только американские патенты, а сейчас буду показывать в том числе советские и постсоветские наработки. Обратите внимание на ящик по центру с рычагом как у трактора: “рабочий орган” обозначен цифрой 3 и вы можете легко прикинуть масштаб этого эпического массажера для простаты.

Данные о распространённости пеггинга. 

И про gentle femdom тоже буду рассказывать.

Оба мероприятия, разумеется, 18+, хотя непосредственно гениталий вы там не увидите. Если присмотреться к последнему слайду, то можно даже понять, какой подход я использовала: вместо пикселизации прикрыла всё подписями.

Семейное дело Рамосов

История компании FemSkin, которую я сегодня нашла – это практически рассказ о настоящих семейных ценностях, нелегкой судьбе и упорной работе. Вот только делает компания не совсем традиционный продукт. (далее)

Силикон, куклы и тело

“Батенька, да вы трансформер!” опубликовал рассказ Тимофея Тарасенко про секс-кукол и людей, которые их покупают:

Некоторым куклам на лобок клеят волосы, заказчик может даже выбрать густоту волосяного покрова. Джози не приклеили ничего — Сергей любит бритых. На голову ей прикрепили парик блондинки со слегка завивающимися волосами. Пальцы на руках украсили белым маникюром, а ногти на ногах окрасили в тёмно-красный цвет. Джози готова. Кареглазая блондинка ростом 1 метр 60 сантиметров с непропорционально большой грудью лежит в плотном ящике, укутанная пенопластом и готовая ко всему. В первую очередь, к отправке в Москву.

Лично для меня это малопонятный фетиш, но осуждать я его точно не буду. Вместо этого приведу другую ссылку, уже на англоязычный материал Ruth Styles в Daily Mail – про людей, которые одеваются как куклы.

Joel as ‘Jessie.’ – снимок Daily Mail

То есть на человеке – мужчине – надета силиконовая маска и костюм, создающий иллюзию женского тела. Последний близок к тому, что я как-то увидела в “Трансдоставке” как изделие, предназначенное для m2f, трансгендерных женщин (см. также на сайте производителя, FemSkin): силиконовая имитация женского тела для ношения поверх своей кожи.

 

Патенты на “устройства для терапии” столетней давности

Сегодня у меня есть, на что посмотреть! Целая коллекция древних секс-игрушек, маскировавшихся под “терапевтические расширители”, “вибромассажеры” и прочие “устройства для лечения болезней органов таза”. Спешите видеть, оригинальные иллюстрации из патентов США. (далее)