Секс, агрессия и нейроны: новое открытие и что оно нам говорит

Недавно в журнале Nature Neuroscience появилась статья, авторы которой выяснили что у мышей за сексуальное поведение и агрессию отвечают одни и те же нейроны. Так как эту новость наверняка превратят в чёрт знает что при пересказах – я сделала её разбор. (далее)

Российские ценности в зеркале поисковых запросов на PornHub

Вчера я написала, что российское общество может быть далеко не столь консервативным, как можно судить по речам какого-нибудь Виталия Милонова – и вот картинка:

Относительная доля поисковых запросов, призванных найти порнографию с трансгендерными актрисами на PornHub. Источник – сообщение компании, перейти на которое можно по клику на картинке.

Вот вторая картинка – относительная доля подобных запросов по всему миру растёт:

Относительная доля “трансгендерных” запросов в поиске на PornHub. Насколько я поняла, за 1 принят средний уровень за всё время и везде показана относительная доля в общем числе запросов.

Правда, данные Google Trends показывают нам иную – хотя и весьма неоднозначную – картину в отношении динамики по всему миру: (далее)

Откровения фемдомных рабов

Прочла текст Виктории Рипы для “Батенька, да вы трансформер!” – про мужчин, состоящих в фемдомных сообществах вроде “Ищу Госпожу”. Прямо читала и сопоставляла со своими собственными наблюдениями, очень интересно. Цитата:

Хоть я и раб, но эстет: я ужасный фетишист женского белья и обуви. Мне нравится ходить в женском белье, обуви, одежде; нравится, когда со мной обращаются не как с мужчиной, а как с женщиной, как с рабыней. Я хочу жить, как рабыня. Мне нравится, когда меня страпонят или имеют как шлюху. Я обожаю делать минет. По факту я бисексуал, но мне не нравится взаимодействовать с мужчинами по собственному желанию: мне нравится, когда женщина приказывает, и под её контролем это всё происходит.

Другой собеседник:

Ещё у меня была одна фантазия: чтобы меня пригласили в гости две дамы, чем-то напоили, раздели, заковали в кандалы и начали превращать меня в членодевушку, то есть делали операции на грудь и бёдра в домашних условиях, а закончив, гримировали меня под жгучую блондинку. (…) Иногда мне о тело тушат сигареты, а окурки стряхивают в рот, но это, как и всё остальное, позволено далеко не каждой: я не люблю жирных, а ещё люблю унижающий взгляд девушки.

Ещё один:

Я люблю чувствовать себя рабом и люблю вылизывать ступни. Но в моём случае это — не совсем футфетиш. Мне важно быть униженным. К примеру, перед тем как приказать мне лизать, ни одна хозяйка в душ не ходила. Бывали случаи, что заставляли не только ноги вылизывать, но грязные носки, обувь, полы. Мне говорили, что я хорошо лижу, прямо как девушка. (…) На обычной жизни мои предпочтения никак не отражаются, с ней у меня всё стереотипно для фемдом-рабов. Я обладаю лидерскими качествами, то есть за пределами постели чаще всего я указываю, что людям делать. Могу предположить, что у меня, в отличие от большинства представителей фемдома, нет глубинных психологических отличий. Просто когда закрываюсь с женщиной в спальне, мне нравится полизать ей ножки, нравится, когда она мной командует.

На мой взгляд феномен фемдома в таком вот виде хорошо рассматривать через феминисткую оптику. Мужчины получают удовольствие за счёт освобождения от ответственности и через передачу контроля над собой партнёрше, причём к партнёрше предъявляется ряд довольно жёстких требований, а её власть зачастую ограничивается рамками сцены. Нарушения гендерного порядка тоже относительно: пусть мужчину и страпонят, пусть он и делает всю обслуживающую работу – это всё равно остаётся в рамках бинарной модели, где кто-то командует, а кто-то подчиняется. Более того, подобные фемдомные сценарии прямо подразумевают что женская роль унизительна, что в её рамках надлежит “хорошо лизать, делать всем минет и позволять тушить о себя окурки”, а наличие фаллоса приравнивается к обладанию властью.

Страпон Госпожи оказывается не столько орудием для пеггинга – как способа доставить удовольствие партнёру – сколько символом вполне традиционного гендерного порядка. Фемдом на самом деле консервативен, единственный “ненормативный” элемент в нём сводится к перемене мест мужчины и женщины, да и то, повторюсь, в строго оговоренных рамках.

Сексуальные практики геев и бисексуалов, 2011

По опросу, проведённому в 2011 году в США среди геев и бисексуалов, на вопрос “каков был ваш последний сексуальный опыт?” лишь около трети респондентов ответило “анальный секс”. Большая часть, около 75%, ответов указывала на оральный секс. Далее по популярности поцелуи, взаимная мастурбация и соприкосновение гениталиями, так что анальный секс идёт далеко не в числе самых популярных практик у мужчин, практикующих секс с другими мужчинами. (J Sex Med 2011;8:3040–3050)

Книга Татьяны Никоновой, краудфандинг

Обратите, пожалуйста, внимание – справа сайта появился баннер на проект Татьяны Никоновой по созданию книги “Наука секса для подростков”. Татьяна – пожалуй без всякого преувеличения ведущая блогерка и журналистка, которая пишет про тело, гендер и сексуальность на русском языке. Плюс будут консультации профессионалов от медицины, плюс иллюстрации.

Ну и с недавнего времени она же ведёт nikonova.online.

Грязные разговоры и расовый вопрос

На Huffington Post появился текст про то, как расисткие оскорбления становятся частью возбуждающих разговоров во время секса партнёров разных рас. Сам автор оценивает эту практику негативно, ну а я немного напишу про “грязные разговоры” в целом. (далее)

Куколд

Wonderzine опубликовал большую, но довольно неоднозначную на мой взгляд статью Наташи Федоренко про куколд. Куколд – это когда пара ищет любовника жене с согласия мужа, причём муж получает удовольствие от этого процесса и от осознания того, что жена ему так “изменяет”. Кавычки не случайны, так как чаще всего подобные отношения инициируют именно мужья, а жёны-то как раз отказываются.  (далее)

Male milking

Я уже несколько раз писала про разнообразный хентай (см. запись “Благородные футанари” и Unbirth, а также про “нежный фемдом”) и сегодня продолжу. На этот раз расскажу про сюжет с доением мужчин – male milking; как всегда, с иллюстрациями, которые не для просмотра при детях. Сюжет доения основан на том, что … (далее)

Ссылки

Много-много ссылок, россыпью.

  • Индийский фотограф Суджатро Гош вызвал нефиговое бурление и полыхание у местных ультраправых. Он фотографировал женщин в масках коров и сделал проект, призванный поставить вопрос “неужели женщины для нас представляют меньшую ценность?”. Чтобы был понятен контекст: ультраправые в Индии нападают на тех, кто подозревается в употреблении говядины, продвигают законы, наказывающие за забой этих животных и при этом в стране очень высокий уровень насилия в отношении женщин. (BBC, Гита Панди)
  • К вопросу о фотографах – “Беларусский журнал” опубликовал эссе Ольги Бубич “Мы в ответе за тех, кого сняли. Instagram и новая медийная этика”. Журналистка пишет о фотопроектах и фильмах, которые в результате безответственного отношения авторов поставили жизнь или репутацию героев материала под угрозу ради престижной награды на конкурсе, проходящем где-то вдали от места съёмки.
  • Ещё одно эссе – “Я не верю в людей не того пола. Почему девочки хотят быть мальчиками” посвящено взгляду на гендерную дисфорию. По мнению авторки, первопричиной на самом деле служит отношение общества к тем, кто выбивается из гендерных норм. (Storia, Лилит Мазикина)

Последнее я должна прокомментировать отдельно, тем более что получила схожие комментарии к своей прошлой записи. Мне, как никогда не испытававшей гендерной дисфории (по крайней мере в той степени, в какой её испытывают идущие на коррекцию пола транслюди) здесь сложно иметь однозначное мнение, однако я склонна считать, что в ряде случаев есть действительно некое внутреннее убеждение в том, к какому полу ты принадлежишь. Вопрос в том, в каком числе случаев это убеждение есть продукт именно социального взаимодействия, бывает ли оно без каких-то определённых предпосылок, но ответа у меня нет.

Гендер от этого не перестаёт быть социальной категорией в целом. Даже если он в ряде случаев отталкивается от каких-то биологических предпосылок, почти все наши представления о том, что есть “мужское” и “женское” всё равно остаются социально сконструированы. Розовый цвет, фасоны одежды, причёски и макияж, предпочитаемые занятия – это социальное, а не биологическое.

  • Большой разбор для тех, кто подозревает что подвергается сексуальному насилию в отношениях. Да, включая манипуляции, шантаж и прочее в том же духе. (“Медуза”, Ольга Страховская)
  • Аргументированное объяснение того, почему не нужно объяснять действия гомофобных политиков “латентной гомосексуальностью” и почему это скорее всем вредит, чем помогает (MAKEOUT, перевод Миланы Левицкой текста Sian Ferguson с everydayfeminism.com)
  • В 70% российских семей (по данным опроса примерно 100 тысяч пользовательниц проекта “Леди Mail.Ru”) женщины делают почти всю работу по дому. (Wonderzine)
  • Там же опубликована большая статья Ксении Петровой о девственности как конструкте, который всем мешает жить.
  • “Новое время” приводит хороший пример страны, которая имела много углеводородных ресурсов, за счёт их экспорта получала приличные деньги, но в итоге столкнулась с большими проблемами. Это Туркменистан. Если тратить всё на бездумные социальные выплаты и не развивать политические институты, то вы заканчиваете именно так: инвестиций нет, зато есть пафосные и убыточные мегапроекты вкупе с недовольным долгами по зарплате и отменёнными льготами за коммунальные услуги населением.
  • Ещё про экономику – очень уважаемый мною экономист Андрей Мовчан рассказывает “Фонтанке” (беседовала Ирина Тумакова) о том, каков может быть курс доллара в России и, что более интересно, с кого стране стоило бы брать пример. С Мексики, куда из США вынесено довольно много производств.
  • Почему Марш Равенства в Киеве стал важным политическим событием? Потому что проведение такого мероприятия очень наглядно демонстрирует разворот Украины в сторону Европы, а не России. (Alexandr Hotz, “Парни плюс”) Кстати, нельзя не сравнить с реакцией казахстанских чиновников на появление во время киевского мероприятия парня с флагом Казахстана. И да, специально для любителей “русского мира” – небольшой рассказ Дениса Казанского о том, что происходило в Казахстане с теми, кто говорил про русский язык и русский мир.
  • О политике и постмодернизме. Статья Хелен Плакроуз (перевод размещён “Гефтером”) о том, что постмодернизм несёт едва ли не основную угрозу цивилизации. Я с ней не согласна хотя бы потому, что постмодернизм появился ещё в пору моего детства и с тех пор мир вовсе не рухнул, но прочитать стоит.
  • в Московском юридическом университете появилась мемориальная доска Сталину – что по этому поводу думают учащиеся и преподаватели (известный адвокат Генри Резник в знак протеста покинул вуз; юристы из ВШЭ отказались от сотрудничества с МГЮА), см. в материале Саши Сулим для “Медузы”.

 

Правила Сисси или снова об объективации

В прошлой записи я пообещала написать по мотивам дебатов об объективации не только про свою идею о возможности переноса понятия объективации на детей (с заменой сексуальности успехами в учёбе: ребёнок из личности становится отличником и реализатором родительских амбиций), но и ещё один некий текст. И вот, собственно, и он: в этот раз речь пойдёт про феномен сисси. (далее)