Правда ли, что вред курения преувеличен?

Журналистка Татьяна Зверницева недавно попросила меня разобрать один текст, опубликованный ещё в 2015 году в “Огоньке” – написал его Дмитрий Косырев, который утверждает, что антиникотиновая кампания это заговор фармацевтических компаний. (далее)

“Доктор Мишель Кретелла о трансгендерности” – что с этим видео не так

Сегодня меня спросили, что я думаю по поводу видео – “Доктор Мишель Кретелла о трансгендерности”. Ну я и написала – благо там много штампов, часто встречающихся вокруг темы трансгендерности в принципе и написать про это было нелишним. (далее)

Случай с курьерской доставкой

Плакат с сотрудником из Центральной Азии

Несколько дней вокруг обсуждают попытку DeliveryClub – службы доставки еды – сделать кампанию по улучшению образа курьеров. Это столь примечательное обсуждение, что я решила написать большой обзор. (далее)

Доходы порнобизнеса: вовсе не столь велики

Сегодня мне попалось утверждение, что “суммарный доход порноиндустрии превышает доходы крупнейших IT-компаний, вместе взятых” – и я решила сделать небольшой разбор. Про порноиндустрию есть очень много некорректных цифр и эти – не исключение. (далее)

“Рак это психосоматика” – на самом деле нет

Я периодически слышу, что рак это тоже психосоматическая болезнь. И мне это надоело. Хватит уже, давайте посмотрим на то, что пишут медики – и закроем этот вредный миф раз и навсегда. (далее)

Когда ученый пишет что-то странное про феминизм

Ну вот что заставляет взрослых исследователей в гуманитарной сфере, экономистов – писать такое:

По идее, борьба женщин за равноправие должна была закончиться: а) с наделением их избирательным правом; б) с легализацией абортов. Ну еще, конечно, могут быть отдельные вопросы, связанные с проблемами домашнего насилия, которое недавно в России если не легализовано напрямую, то выведено из-под УК. Видимо, «экстремисты» и подобные им куда опаснее. Однако, как нередко бывает, если кто-то счел себя «угнетенным классом», к каковому феминистки относят женщин как таковых, то желание сражаться с «угнетателями» не иссякает, а напротив, только нарастает.

– а? Это на сей раз не автор сомнительных публикаций, где забыли про существование демографического перехода и написали про опасность гомосексуализма. Это приличный исследователь, Андрей Заостровцев, написал колонку для “Фонтанки”! (далее)

Гравицапа в Роскосмосе

«Роскосмос» начнет разработку «квантового двигателя». Перспективы изделия, существование которого опровергается современной физикой, обсудили за круглым столом, пишет «Военно-промышленный курьер»… нет, вы всё правильно прочли, новость именно такая. (далее)

“Орехи, помогающие бороться с депрессией” и подобная им псевдонаука

Я неоднократно писала про то, что у меня депрессия. Не постоянно, но у меня было несколько диагностированных эпизодов, я лечилась антидепрессантами трижды и сейчас начала курс психотерапии в связи с очередным обострением. А ещё я по профессии научная журналистка, которая пишет о науке более простым языком – где-то я сделаю пресс-релиз для научной организации, а где-то получится статья для популярного издания. И меня очень раздражают материалы типа вот этого:

НАЗВАН ПРОДУКТ, ПОМОГАЮЩИЙ БОРОТЬСЯ С ДЕПРЕССИЕЙ

Специалисты из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США) выяснили, что потребление грецких орехов способствуют профилактике возникновения депрессии. Кроме того, любители грецких орехов чувствуют себя более энергичными и сосредоточенными.
(…)
В исследовании ученые проанализировали данные более 26 тысяч американцев, которые должны были рассказать о своем питании в течение последние двух дней и симптомах депрессии за последние две недели. В частности, респонденты должны были вспомнить, испытывали ли они проблемы со сном, чувство усталости, проблемы с концентрацией внимания и упадок сил. Как выяснилось, любители грецких орехов выглядели более оптимистичными, деятельными, энергичными и сконцентрированными.
Показатели депрессии были на 26% ниже для потребителей грецких и на 8% ниже для потребителей любых других орехов по сравнению с теми, кто вообще не ел орехи. В среднем потребители грецких орехов съедали их около 24 граммов в день (чуть меньше четверти чашки).

Особенно, кстати, обидно видеть такое в “Вокруг Света”, хорошем журнале, у которого я покупаю практически все выходящие номера. (далее)

Что не так с токсичной маскулинностью?

У меня с начала месяца болтался в черновиках текст про токсичную маскулинность, её остатки во мне самой и гендерную дисфорию – но тут я увидела ссылку на очередной публицистический материал и решила переписать всё заново. Начну с цитаты (“Обезвредить каждого мужчину на Западе: так победит Россия”, Виктор Мараховский, РИА):

Вся штука в том, что теоретически “токсичной” мужественности в современной передовой идеологии должна быть противопоставлена мужественность хорошая, правильная.
Практически же у передовых идеологов невозможно встретить внятное описание мужественности, которая не была бы “токсичной”.
Храбрость в передовом представлении — это не добродетель, а тяга к риску, безответственность и агрессивность. То есть храбрость токсична.
Эмоциональная сдержанность — тоже токсична: ведь мужчина из-за нее не может поплакать, пожаловаться и выразить свои чувства, а от этого его переживания трансформируются в гнев и агрессию.
Стремление к высокому социальному статусу — токсично особенно: ведь оно рождает соревновательность, доминирование, нагибание окружающих и иерархию.
Агрессивная сексуальность (то есть, говоря практически, любое “девушка, телефончик не дадите?”) просто преступна, поскольку она дает женщине понять, что та для мужчины — сексуальный объект.
Говоря проще, мужественность токсична вся. И вся она — “социальный конструкт”, то есть навязанный бедным мальчикам комплекс поведения. От которого страдают все вокруг — и женщины, и секс-меньшинства, и подчиненные, и первые встречные, и вообще кто попало, и сами мужчины.

“Смотрите, кукусики открыли, наконец, тексты Рэйвин Коннел!” – хочется сказать сразу и отметить, что трансгендерность исследовательницы, конечно, не осталась незамеченной, её деднейм (имя при рождении) назвали вперёд места работы даже. Но судя по вопросам, ни Masculinities, ни иных работ автор не читал. Если бы читал, то знал, что: (далее)