Алкоголь и депрессия. Просто не надо.

В одном разговоре – где один человек спрашивал контакты психиатра для лечения депрессии, а другие давали советы – в очередной раз попалась рекомендация использовать алкоголь. С аргументами вида “у потребления алкогольных напитков тысячелетния традиция” и “безопаснее других искусственных стимуляторов”.

Увы, алкоголь при депрессии не просто не работает, а откровенно вредит. Это, кстати, не стимулятор (стимуляторы это амфетамины, например. А из легальных веществ – кофеин), а, напротив, депрессант. Не в том смысле, что он усугубляет депрессию, а в том, что он подавляет активность нервной системы; препараты с таким эффектом иногда при депрессии назначаются, но всегда лишь в комплексе с чем-то ещё – писать конкретные примеры схем не буду, поскольку всё-таки не врач и не хочу чтобы советы Алексы заменяли кому-то консультацию психиатра.

То, что алкоголь принято употреблять пр и депрессии или что алкоголь употребляют уже очень давно – впрочем, крепкие напитки как раз вошли в обиход лишь с изобретением и распространением дистилляторов, не раньше XV века – аргумент так себе. Такие практики, как слив помоев в окно, публичные казни, использование негашеной извести и мышьяка в косметических целях – тоже имели весьма богатую историю, однако от них отказались. А то, что потребление алкоголя в масштабах страны очень хорошо связано со смертностью, стало фактически азбукой демографии, причём тут важны не только чистые литры спирта в год, но и характер его потребления. Восточная и северная Европа отличаются тем, что в них пьют крепкие напитки, употребляя их пусть не повседневно, но зато уж напиваясь по полной, до отравления. Упиться водкой (кстати, “травятся прежде всего паленкой” – миф) до отравления гораздо легче, чем пивом/вином, поэтому смерти от перепоя, запои и прочее непотребство в Беларуси, России или Финляндии встречались, да и сейчас встречаются чаще, чем в Испании или Германии.

Я не являюсь убежденной трезвенницей, я сама люблю некоторые спиртные напитки – но это никоим образом не то, что надо употреблять при депрессии. Убежденность в том, что вам поможет водка – ещё более порочна, чем вера в продукты, помогающие при депрессии. И чтобы не вставать дважды: нет, занятия спортом, поездка в отпуск, дети и работа – тоже не помогают. Я лично знала девушку, покончившую с собой после возвращения из продолжительной поездки на природу, у меня один из самых тяжелых депрессивных эпизодов проходил на фоне повышенной физической активности, а послеродовая депрессия – вообще отдельное и хорошо описанное расстройство.

Разбор ролика Мишель Кретеллы: от Екатерины Сигитовой

Психотерапевтка Екатерина Сигитова тоже сделала разбор разошедшегося по сети ролика Мишель Кретеллы. Советую посмотреть; многие аргументы такие же, как у меня, но есть ряд отличий. И если я специалистка по гендерным исследованиям (и биофизик по первому диплому), то Екатерина – врач (общая практика + психиатрия + психология).

Исследование родителей трансгендерных подростков дополнили комментарием

В прошлом году я писала про исследование трансгендерных подростков, которое на самом деле оказалось исследованием их родителей (преимущественно мам) и содержало не слишком корректные вопросы вида “когда у вашего ребенка началась быстро прогрессирующая гендерная дисфория”. И я совсем пропустила важный момент – в марте 2019 года редакция журнала PLoS One опубликовала большое дополнение к исходной публикации.

И да, это очередная история про то, как обиженные транс-активисты лишают учёных свободы… писать статьи, которые не слишком корректны как раз с научной точки зрения.

“Рак это психосоматика” – на самом деле нет

Я периодически слышу, что рак это тоже психосоматическая болезнь. И мне это надоело. Хватит уже, давайте посмотрим на то, что пишут медики – и закроем этот вредный миф раз и навсегда. (далее)

Как стыд может вас угробить

Немного серьёзной медицинской информации. Вот есть такие данные [1] – в развитых странах (это США, Япония и значительная часть Европы) от рака толстой и прямой кишки умирает треть пациентов, получивших диагноз “рак толстой и прямой кишки”. То есть если у вас такую опухоль нашли, то вы имеете очень неплохие шансы … (далее)

Депрессия: давайте поговорим про это

Сейчас часто можно услышать, что депрессией стали болеть больше или что вообще мы приобрели само понятие “депрессии”. А я считаю, что мы просто начали про это говорить вместо того, чтобы заниматься разными странными вещами. (далее)

“Орехи, помогающие бороться с депрессией” и подобная им псевдонаука

Я неоднократно писала про то, что у меня депрессия. Не постоянно, но у меня было несколько диагностированных эпизодов, я лечилась антидепрессантами трижды и сейчас начала курс психотерапии в связи с очередным обострением. А ещё я по профессии научная журналистка, которая пишет о науке более простым языком – где-то я сделаю пресс-релиз для научной организации, а где-то получится статья для популярного издания. И меня очень раздражают материалы типа вот этого:

НАЗВАН ПРОДУКТ, ПОМОГАЮЩИЙ БОРОТЬСЯ С ДЕПРЕССИЕЙ

Специалисты из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США) выяснили, что потребление грецких орехов способствуют профилактике возникновения депрессии. Кроме того, любители грецких орехов чувствуют себя более энергичными и сосредоточенными.
(…)
В исследовании ученые проанализировали данные более 26 тысяч американцев, которые должны были рассказать о своем питании в течение последние двух дней и симптомах депрессии за последние две недели. В частности, респонденты должны были вспомнить, испытывали ли они проблемы со сном, чувство усталости, проблемы с концентрацией внимания и упадок сил. Как выяснилось, любители грецких орехов выглядели более оптимистичными, деятельными, энергичными и сконцентрированными.
Показатели депрессии были на 26% ниже для потребителей грецких и на 8% ниже для потребителей любых других орехов по сравнению с теми, кто вообще не ел орехи. В среднем потребители грецких орехов съедали их около 24 граммов в день (чуть меньше четверти чашки).

Особенно, кстати, обидно видеть такое в “Вокруг Света”, хорошем журнале, у которого я покупаю практически все выходящие номера. (далее)

Два хороших текста про “плохие исследования”

Группа EQUALITY представила два текста про то, что проблемы с качеством и/или воспроизводством научных исследований характерны не только для психологии. В первом тексте за авторством Алексея Стукальского* речь идёт о кризисе в биомедицинских областях (где, отмечу от себя, логично бы ожидать как раз большей требовательности!), а во втором – Елизаветы Романовой при участии Алексея Стукальского… впрочем, его я лучше развёрнуто процитирую:

* проверили Кристина Шарло, Роман Смородский и Елизавета Романова. Вычитали Наталия Буткова и Li Lu

Критика критике рознь. Можно сказать “у вас ошибки, исправьте, пожалуйста”, а можно “ну вот, снова в этой недонаучной области получился шлак, когда же ее прикроют”. Почему-то про биомедицину, информатику или эволюционную биологию второе говорят намного реже, чем про психологию или гендерные исследования. Хотя, как мы увидели, проблем хватает во всех этих областях. И поводов для надменности нет, пожалуй, ни у кого.

Легко с достоинством принимать критику, когда твою деятельность в целом уважают и признают. И очень сложно — когда ее постоянно критикуют и подвергают насмешкам. Причем нередко незаслуженно.

Во-вторых, кто сказал, что критика не принимается в расчет? К примеру, психология на сегодняшний день является очень активно реформируемой сферой. Не удивлюсь, если даже самой. И та часть гендерных исследований, которая с ней пересекается — тоже. Постоянно придумываются способы, как устрожить критерии и учесть ошибки. Кому интересно — почитайте сами[2][3].

А вот, скажем, в области эволюционной психологии, которую почему-то многие ставят выше обычной научной психологии, подобного рвения к положительным изменениям не видать. Например, в довольно свежей научной статье[4], посвященной проблемам в данной области, указано, что до сих пор не было инициатив по вопроизведению ключевых результатов.

ИТОГ

Ситуация с давлением на гендерные исследования и психологию чем-то напоминает ситуацию с давлением на женщин. Мол, у нас давно равноправие, где же ваши результаты? А если результаты предъявить — они будут высмеяны и обесценены. В лучшем случае скажут — негусто. При этом на любой промах радостно накидываются, заключая, что женщины ни на что негодны, кроме деторождения.

А между тем, как женщин становится все больше в традиционно мужских сферах, так и науки, вроде психологии и гендерных исследований, постепенно развиваются и повышают свои стандарты. Разумеется, критика важна и нужна, но критика адекватная, а не злорадное хихиканье под видом обличения идеологии в науке. Да еще с упорным нежеланием допускать какие-то иные объяснения проблем.

От себя мне добавить практически нечего. Хотя нет, есть чего, недавно как раз писала:

Так ли плохо то, что люди пытаются в периферийной области вытянуть мысль авторов до уровня публикации? Да, те тексты были слабы и плохи – но, чёрт подери, их и позицировали как работу исследователей на самой обочине академии. Квир-исследования, чтобы там не говорили, не привлекают значительных средств, они делаются качественными методами не только в силу специфики темы, но в силу отсутствия ресурсов на проведение, скажем, масштабного опроса. Вас удивляет, что в непопулярной и бедной области нет исследований, выполненных на высшем уровне? Меня – нет. Это, чёрт подери, закономерно. Научные журналы в Танзании или там даже “Вестник Благозаветовского технического университета” тоже публикуют хрень – и почему-то никто не предлагает закрыть все научные заведения в этих местах, люди понимают что туда, напротив, нужно завозить квалифицированных специалисток/ов, оборудовать им рабочие места, давать возможность готовить студентов/ок и так далее. Квир-исследования это условная Танзания или Непал – там есть чем заняться, но там нет университетов мирового уровня, как не было их и в британских колониях Северной Америки. Когда-то на территории Массачусетса вся наука была представлена одной школой и на фоне Оксфорда это было убого: движение к MIT заняло несколько веков.

Размышления о психическом здоровье

На волне своего текущего околодепрессивного состояния захотела написать про трансформацию отношения к психическим расстройствам и о том, почему жить становится всё-таки лучше. (далее)

Пренатальный тестостерон не связан с пространственным мышлением

Международная группа ученых под руководством профессора Томского государственного университета Юлии Ковас выяснила, что способность мысленно манипулировать объектами в пространстве не связана с уровнем тестостерона во время внутриутробного развития. Исследование, опубликованное в журнале Scientific Reports, позволяет приблизится к ответу на давний вопрос о том, существуют ли на самом деле между мужчинами и женщинами биологически обусловленные различия в способности к пространственному мышлению.

Подробнее – на “Чердаке”.