“С ума сойти” – про норму в психиатрии

Текст, который настоятельно рекомендуется к прочтению – отрывок из книги Дарьи Варламовой и Антона Зайниева “С ума сойти”:

Перед тем как начать разговор о «ненормальности», стоит разобраться в том, что такое психиатрическая норма и как она определяется. Люди, плохо знакомые с психиатрией, рассуждая на эту тему, рискуют впасть в две крайности. Первая: верить, будто психическое расстройство — это когда слышат голоса и видят чертей, а страхи и депрессии — это так, по мелочи, всего лишь «нервы».

Этот текст – про то, что такое норма в психиатрии и развенчание на редкость живучих мифов о психическом здоровье. Оттуда же:

Нельзя не признать, что критерии Фромма основаны на здравом смысле. Мы видим, что все вышеперечисленные состояния не просто абстрактно «неправильны» — они мешают человеку жить полноценной жизнью и причиняют страдания либо ему, либо окружающим его людям. Официальное определение психического расстройства — это «клинически значимый поведенческий или психологический синдром или паттерн, который возникает у индивидуума и связан с дистрессом или ограничением возможностей в одной или более области функционирования или с заметно растущим риском страдания, смерти, боли, нетрудоспособности или значимой потери свободы». То есть опять-таки — понятие нормы неотделимо от качества жизни. Поэтому психиатры работают по принципу «Нет жалоб — нет диагноза»: если человек доволен собой и не мешает другим (объективно), его способы самовыражения — его личное дело.

К огромному сожалению, я часто встречаю представление о норме психического здоровья как о совокупности неких моральных и поведенческих правил, которым требуется соответствовать. Это не просто неверно с научной точки зрения, но и опасно с социальной точки зрения: вспомните как политическим диссидентам в СССР придумали диагноз “вялотекущая шизофрения” и в общем-то здоровых людей отправляли на принудительное лечение. Сюда же попадают и попытки “лечения” гомосексуальности, от которых отказались до сих пор не везде.

Покупка свободного времени

Покупка дополнительного свободного времени увеличивает ощущение счастья и удовлетворенности жизнью.

К такому выводу пришли психологи США, Канады и Нидерландов. Они опросили более 6000 респондентов из разных стран, выявив их отношение к покупкам, избавляющим от выполнения рутинной домашней работы, — например, заказ клининговых услуг («покупка» чужого времени) или готовой еды (освобождение себя от приготовления пищи).

Это популярный пересказ “Чердаком” статьи, опубликованной в Proceedings of National Academy of Sciences.

Объективация: какой она бывает

Написала очень большой пост по мотивам лекции и дебатов о сексуальной объективации. Меня по итогам осенило: а ведь мы можем говорить и об объектификации детей через их интеллектуальные успехи, причём это тоже оказывается продуктом объективации женщин. (далее)

“Возвращение” Эвы Далсгор Аксельсен и Сиссель Бакке.

Некоторое время назад Лана Высоцкая – переводчица с норвежского, линвистка и моя супруга (да, сразу обозначу этот конфликт интересов) перевела книгу “Возвращение”. Это история норвежской женщины, которая пережила сексуальное насилие со стороны отца, а в 36 лет обратилась к психотерапевтке. Кому интересно, у нас есть несколько экземпляров, продаваемых по цене 250 рублей против 369 на ozon.ru (далее)

Ссылки

Серия психологических разборов (карточек с вопросами и ответами) от Ольги Страховской на “Медузе”:

Всё это не “полноценные” психические заболевания, как депрессия или шизофрения, но состояния, выход из которых осмысленно проводить с поддержкой психотерапевта.

Низкий голос, тестостерон и выборы

“Чердак” опубликовал новость о том, что политики с низким голосом чаще выигрывают выборы. Одна из гипотез за этим исследованием отсылает к тестостерону и маскулинности – а я предлагаю большой разбор, который немного остужает ажиотаж вокруг новой публикации. (далее)

Ссылки

  • Мария Скатова рассказывает Wonderzine про то, как на год отказалась от Facebook из-за обнаруженной у себя самой зависимости от этого сервиса.
  • Постнаука предлагает множество тестов – от знания азов физики элементарных частиц и трёх волн феминизма до умения отличать науку от лозоходства. Вопросы, кстати, в массе своей весьма разумные – а не на знание какого-то факта, который и люди в теме обычно не знают (последним часто грешат “Медуза” и Н+1).
  • В копилку изучающих всякую нестандартную сексуальность – крупный англоязычный форум с кучей всяких обсуждений. От более-менее общих мест вроде бондажа до хардкорных анальных игрушек, ABDL, urethral play и клизм. Даже я, считающая себя большой специалисткой по разнообразию сексуальных практик, узнала довольно много нового; к практическим рекомендациям там модераторы предъявляют обычно строгие требования, но все равно будьте осторожны, если захотите повторить нечто разэдакое.

Психологи и советы

Не то, чтобы это был необходимый минимум, но если уж начала писать про плохую психологию, становится сложно остановится. Аккурат сегодня я прочла объяснение Владимира Волохонского “почему психолог никогда не даёт прямых указаний” применительно к материалу “13 жестоких советов, за которые хочется ударить психолога”.

На всякий случай – вторая ссылка это скорее про то, что психологи говорить не должны. Почему не должны – смотрите объяснение по первой ссылке. Лучше даже так, вначале прочесть первую ссылку, а потом уже глянуть вторую.

Константин Анохин для “Постнауки” про мозг и сознание

Большая и интересная лекция Константина Анохина* о том, как мозг связан с сознанием. Интересна тем, что систематизирует имеющиеся представления: не все части мозга необходимы для сознания, даже в конкретных участках коры для сознания нужно далеко не всё, есть ситуации, когда потеря языка не связана с потерей сознания или когда потеря памяти или даже способности запоминать тоже не приводит к потере сознания. Исследования на тему “что такое наша способность думать и где она живёт в мозгу” называют изучением нервных коррелятов сознания: с практической точки зрения эти работы уже привели к тому, что медики получили возможность точнее отличать пациентов в состоянии “всё слышу, понимаю, но ничего сделать не могу, даже моргнуть” от тех, чей мозг необратимо повреждён настолько, что сознание утеряно. То есть всё это не просто фундаментальное исследование, а вполне жизненные задачи.

А ещё там в самом начале прекрасная фраза – бывают загадки, то есть головоломки, которые более-менее понятно как решать, бывают тайны – то, про что даже непонятно, как надо думать.

* я работала в его лаборатории с 2006 по 2008 год. На мой взгляд, один из умнейших людей среди всех, с кем общалась.