Защита от порномести с туманными перспективами

Facebook объявил о тестировании системы защиты от “порномести”, то есть публикации чьих-то интимных снимков без согласия запечатлённых. Работать это должно так:

О сотрудничестве с фейсбуком рассказала австралийский комиссар по онлайн-безопасности Джули Инман-Грант.

Она пояснила, что для защиты от публикации интимных фотографий пользователи инстаграма и фейсбука просто должны заранее отправить их сами себе в чате Messenger. На сервере фейсбука эти снимки будут преобразованы в контрольную сумму, и если затем их попытаются опубликовать другие люди, специальная система слежения этого не допустит.

Отправленное изображение, подчеркнула Инман-Грант, не будет храниться на сервере фейсбука. Как скоро запустят этот механизм, она не уточнила.

Подозреваю, что в итоге работать это не будет: если уж у злоумышленников есть фотография, никто не мешает её сначала отредактировать, а уже потом опубликовать. А сделать систему, которая позволит одновременно узнавать отредактированные снимки и не путать их с остальными изображениями на сегодня принципиально невозможно. То есть как защита от мести бывшего бойфренда в массе своей это сработает, конечно, но против, скажем, двачеров, уже не поможет.

UPDATED: Позже выяснилась еще более странная деталь: снимки будут просматривать модераторы фейсбука. Кхе-кхе, и на этом месте урановый кубок “За самый сногсшибательный IT-проект года” достаётся… компании Facebook!

Не стоит повторять всё увиденное в порно

Два текста (на английском) о том, чем плоха порнография с точки зрения обучения сексу и сексуальным техникам. Первый, от Эммы Линдсей на Medium, скорее общего толка: в нём про то, что показываемое в порно зачастую неприятно, болезненно и к тому же съёмка многих сцен ведётся так, что испытывать какие-то положительные эмоции сложно. Если вы смотрите много такой порнографии, вы привыкаете видеть женщин, вынужденных изображать удовольствие там, где его нет. Что, прямо скажем, не способствует формированию адекватных реальности представлений о том, как женщины на самом деле проявляют эмоции в постели.

Второй пост – в блоге If It Pleasures Me – предельно конкретен. Многие наверняка видели сцены, в которых мужчина хватает женщину за волосы и грубо тянет назад в порыве страсти; так вот, это не просто неприятно, это может быть крайне опасно. Авторка поста описывает свой случай: она получила травму шейного отдела позвоночника и во время операции врачи извлекли обломок кости, находившийся в трёх миллиметрах от спинного мозга – чуть больше невезения и женщина могла бы остаться инвалидом.

Рентгеновский снимок, сделанный после операции.

Российские ценности в зеркале поисковых запросов на PornHub

Вчера я написала, что российское общество может быть далеко не столь консервативным, как можно судить по речам какого-нибудь Виталия Милонова – и вот картинка:

Относительная доля поисковых запросов, призванных найти порнографию с трансгендерными актрисами на PornHub. Источник – сообщение компании, перейти на которое можно по клику на картинке.

Вот вторая картинка – относительная доля подобных запросов по всему миру растёт:

Относительная доля “трансгендерных” запросов в поиске на PornHub. Насколько я поняла, за 1 принят средний уровень за всё время и везде показана относительная доля в общем числе запросов.

Правда, данные Google Trends показывают нам иную – хотя и весьма неоднозначную – картину в отношении динамики по всему миру: (далее)

Подростковая порнография в России и борьба с ней

  • Огромный и очень подробный репортаж Павла Мерзликина для “Медузы” про подростковую порнографию в России. Кто её делает (часто сами подростки, как правило ради заработка), кто зарабатывает на этом (перепродающие, а не сами модели) и даже немного о том, кто покупает. Для меня это очередное свидетельство того, что нужны масштабные образовательные программы, от третьего класса до взрослых людей, а заодно и меры вроде криминализации клиентов проституток.

Линия “запрещать и ограничивать соцсети” – априорно ущербная. Во-первых, она ведёт к очень опасной ситуации развития цензуры (сейчас в России блокируют не только подростковое порно или сайты с продажей наркотиков, но также общественно-политические “Грани” или “Ежедневный журнал”). Во-вторых, блокировки элементарно обходятся и будут обходится всегда, а та же торговля в соцсетях вообще так просто не блокируется – короче, все запретительные меры требуют прорву ресурсов, но не дают ничего сверх незначительных сложностей для нарушающих запреты. В-третьих, и это самое важное, сама логика передачи государству каких-то полномочий в области “надзора за моралью” принципиально порочна: мы переносим ответственность сграждан на некую невнятную структуру и в пределе вообще отказываемся от своей субъектности.

Альтернативный подход заключается в том, чтобы усиливать свою ответственность и свою субъектность. Когда люди понимают, что они вообще-то все личности со своим достоинством, они не будут покупать чужую фотографию с надписью на теле за 35 рублей — это некрасиво, некультурно и унизительно. Но да, это выстраивается за годы и начинается с того, что мы меняем всё и вся, от привычки говорить детям “надень шапку, замёрзнешь” в +15 градусов до манеры огораживать каждый участок земли сплошным забором с колючей проволокой. (далее)

За пределами нормальной физиологии (или про очень экстремальные практики)

Сегодня в рубрике “поговорим о порно” будут примеры очень экстремального проникающего секса. Настолько экстремального, что мне потребовалось отдельное исследование на тему того, как такое вообще возможно. Ну и пара слов о культурно-психологическом, куда же без этого. (далее)

Обычный интерьер в Кёльне и немного о национальных стереотипах

Ничего необычного, просто типичный интерьер в Кёльне, Германия:

Кстати, о национальных стереотипах. Не далее как вчера мне попалась статья, в которой разбирался феномен шведского порно (Paasonen, S. (2015). Smutty Swedes: Sex films, pornography and “good sex”. Tainted Love: Screening Sexual Perversities, London: IB Tauris, forthcoming). Авторка, Сюзанна Паасонен, описывала восприятие шведской сексуальной культуры не-шведами и отмечала, что в Финляндии шведское общество воспринималось как сексуально распущенное и гомосексуальное, а в других странах шведы ассоциировались с сексуальной свободой в сочетании с культом здорового тела. Плавание в открытых водоёмах нагишом, секс на природе, здоровые светловолосые люди – вот это вот всё.

При этом немецкая сексуальная продукция, несмотря на традиции довоенного периода (натуризм, исследования в области сексуальности, сексуальное просвещение в школах) во второй половине XX столетия ассоциировалась скорее с чем-то извращённым. BDSM, фетиши, Госпожа в латексе и с плёткой – вероятно, после активного использования нацистким режимом образ “здорового тела” стал не слишком популярен в силу ассоциаций с культурной продукцией Третьего Рейха.

В чем проблема с порносайтами?

В чём проблема с порносайтами? Не только в том, что само порно какое-то неправильное. Даже там, где ролики вполне человечны, красивы – вы можете увидеть омерзительную рекламу всего, чего угодно – вплоть до несовершеннолетних проституток. (далее)