Ирада Вовненко

Некоторое время назад директором музея в Исаакиевском соборе назначили Ираду Вовненко – заместительницу прошлого директора. После этого ряд изданий (“Медуза”, The Village) принялся собирать цитаты из тех романов, которые Ирада написала уже не в качестве представительницы музея, а в качестве авторки “любовной прозы”. Осадок у всей этой истории весьма неприятный (далее)

Об инициативе Виталия Милонова и секс-шопах

Свежая новость из России: Москва. 30 мая. INTERFAX.RU – Депутат Госдумы Виталий Милонов (“Единая Россия”) собрался заручиться поддержкой Минздрава, чтобы приравнять интимные товары к лекарственным, добиться их лицензирования и продавать только по назначению врача. (…) Депутат просит министра обозначить свою позицию относительно необходимости “ввести ограничения на федеральном уровне в части распространения … (далее)

Обращение феминисток к Алексею Навальному

Короткий, но, на мой взгляд, крайне годный и правильный ролик с обращением российских феминисток к Алексею Навальному. Вот это и есть адекватная, вменяемая, политика: особенно если Навальный им ответит. В конце ролика ведь говорится совершенно правильная вещь: 54 процента населения России это женщины. Если бы половина женщин решила просто придти на выборы и проголосовать за свою кандидатку или феминисткие партии – у нас был была президентка, а Думу поделили бы между собой какие-нибудь марксистки-феминистки, либеральные феминистки и радфем.

Чечня, геи и куда всё это выходит

Снова про Чечню и геев. Я говорила, что эта проблема не ЛГБТ, а всех? Ну вот очередной виток – “Новая газета” пишет про убитого сотрудника Росгвардии, одного этнического русского и про то, что этот гадючник таки начинают проверять. (далее)

Страх перед чужим мнением

К ситуации вокруг убийств геев в Чечне – “Российская ЛГБТ-сеть” уже смогла вытащить оттуда 42 человека, и, как сообщает GAY.RU со ссылкой на организацию, в самой республике ситуация изменилась:

Ситуация с задержаниями гомосексуалов в Чечне изменилась. Людей “начали выпускать”, “требуя отказаться от претензий” к полиции.

Такая новость, безусловно, пока не позволяет говорить о том, что проблема решена. Решена она будет когда в Чечне начнёт действовать российская Конституция, начиная со второй статьи и далее, а причастные к массовым убийствам сядут за решётку. Но уже можно сказать, что активность помогает – причём активность как внешняя (широкое освещение за рубежом, привлечение мировых изданий и иностранных политиков вплоть до глав государств), так и внутренняя (ЛГБТ-сети можно помочь деньгами). Специфика российских авторитарных режимов, как советского, так и нынешнего, заключается в том, что они не декларируют свою авторитарность в явном виде: та же Конституция, что в СССР, что в РФ, была весьма либеральной, а репрессии против граждан/ок скрывались даже от собственных граждан. Деятельность диссидентских групп с 1960-х годов была выстроена ровно на этом – на требовании соблюдать свои же законы вкупе с вытаскиванием всего сора вовне.

Публичная огласка для российского авторитаризма гибельна. Несмотря на все заявления о “суверенитете”, “импортозамещении” и все противопоставления себя Западу – российская власть, да и в значительной мере российское общество, очень зависят от мнения иностранцев. Отсюда и готовность тратить колоссальные деньги на всякие спортивные события от Олимпиады до какого-нибудь Кубка Конфедераций, отсюда и логика “построить к Чемпионату мира скоростную железную дорогу”, отсюда и такая совершенно бытовая вещь, как “европейское качество” – штамп, воплощённый в брендах вроде “Евроокна” или в понятии “евроремонт”. По “европейским стандартам” страну пытался обустроить ещё Пётр Первый и сегодня по тем же стандартам делают даже новые кладбища на Кубани; про чиновников, у которых находится недвижимость в Лондоне, Париже или Майями я даже говорить не буду. “Запад” или “заграница” как была образцом, так и осталась – и даже в нынешней антиевропейской риторике это прослеживается через тему “засилья мигрантов”. Так рьяно защищать Париж от “понаехавших негров”, как это делают многие российские публицисты, блогеры или даже просто говорящие на кухне о политике – так, подозреваю, не все голосовавшие за Ле Пен французы сумеют. Не был бы образ Европы неким идеалом, мы бы не получали такие результаты опросов на тему отношения россиян к французским выборам.

“Мнение других стран” на самом деле заботит если не всех, то многих. Поэтому даже самые оголтелые гомофобы, поняв что на Запад их могут и не пустить, будут сдавать назад. Ровно как сдавала назад власть в СССР – диссидентов сажали в психиатрические больницы, выдавали за сумасшедших, но за редкими исключениями не устраняли физически так, как это происходило в самых жутких тоталитарных государствах. Страх перед чужим мнением оказывался превыше всего.

Чеченская проблема: дело не в ЛГБТ

История с пытками и убийствам геев в Чечне продолжает развиваться – вчера появилось заявление “Чеченской академии наук” (sic!). И я думаю, что вся эта история на самом деле очень серьёзна и связана с проблемами не у чеченских геев, а у всей Российской Федерации. (далее)

“Спутник”, кажется, всё

Помните такую поисковую систему “Спутник”? Так вот – она, похоже, скоро может закрыться. Потому что, как пишут “Ведомости”, не оправдала ожиданий. И кто бы мог вообще подумать-то? (далее)

Два разных депутата

Прочитала, что польского депутата Европарламента временно отстранили за сексисткие выступления. И не смогла не провести параллель с Милоновым и Россией. (далее)

Ссылки

В последние несколько дней мы переезжаем, поэтому в нтернете я бываю редко и обычно в сильно уставшем виде. Обещанные тексты неспешно доделываются, а пока вот немного ссылок:

Да, я не очень люблю политтехнологов, и дело не в их убеждениях. Дело скорее в отсутствии таковых и в вере в существовании неких “политтехнологий”. Вот цитата из указанного выше материала Таисии Бекбулатовой для “Коммерсанта”:

Господин Смирнов отметил, что митинг показал, что «в стране, слава богу, не все в порядке». Он подчеркнул, что политтехнологи могут дать АП хорошие советы, как справиться с ситуацией — например, раздробить оппозиционное поле. «Но опять же, мы к кому обращаемся? Кто должен команду дать? Нету такого! — сказал он, отметив, что технологи оказались в “подвешенном состоянии”.— Денег не дают, методичек не дают, темника не дают».

Политика (на мой взгляд) – это про принятие решений на основе этических предпосылок. Коммунисты, например, смотрят на мир через призму эксплуатации, отчуждения труда и классовой борьбы. Всё это не только теоретические концепты, но и некая этическая рамка, которая приводит к тому, что у коммунистов целью становится освобождение трудящихся от эксплуатации капиталом. Отсюда уже следуют практические решения: скажем, поддержать прогрессивную шкалу налогов и национализировать крупные предприятия. Для монархистов характерно совсем иное – идея о данной Богом власти монарха; соответственно монархисты будут против ограничения власти короля и за усечение полномочий парламента.

А со стороны “политтехнологов” всё выглядит так, как будто исход политической борьбы сводится к тому, кто эффективнее применит чисто технические приёмы. Это снова то, что меня лично безмерно раздражает – отрицание человеческой субъектности, сведение людей до уровня автоматов. Люди – не автоматы, и тут мне даже какие-нибудь радикальные имамы или там зелёные анархистки из Deep Green Revolution симпатичнее политтехнологов, готовых работать на кого угодно и не задающихся вопросами “а этично ли это?”.

Конкретно в России сейчас вообще всё просто и понятно. Люди выходили на улицу не потому, что “политтехнологии”, а потому что премьер попался на вранье и незаконном обогащении. Тут нет никакого двойного и тройного дна, как нет его и в большинстве иных протестов. Люди – не слепые и не бессовестные, они видят безобразие и начинают протестовать; вопрос может быть в том, что готовы стерпеть, кто первый выйдет на улицы, но не в том, “кто организовал протесты”.

Ссылки

(далее)