Вторая попытка возвращения Мартенсов

Интервью, взятое корреспондеткой “Медузы” Анастасией Сивцевой у Евгения Мартенса – крайне любопытный материал. Я вчера обещала про это пост и сегодня его написала, хотя это было непросто – в таких случаях мне всегда тяжело отделить личную позицию от исследовательской. (далее)

12 июня, продолжение

Рассказ о сегодняшних событиях с места, зарисовки и мысли по поводу. Кратко – скаталась в ОВД, откуда меня выгнали без составления протокола за речи о токсичной маскулинности и Конституции РФ. =) (далее)

12 июня 2017, начало

Сегодня, извините, будет про политику. Поскольку именно сегодня начинается крупнейшая протестная акция в России, организуемая Алексеем Навальным и его сторонниками/цами.  (далее)

Три видео и комментарии

В эту субботу я предлагаю три видео с моими комментариями, которые можно считать приглашением к дискуссии. Одно видео про гендер, одно про политику, одно с гей-прайда в Тель-Авиве. Начну с гендерного:

Видео с субтитрами на русском начинается как простой ролик “посмотрите, лесбиянки действительно могут узнавать других лесбиянок” – но далее в нём ставится вопрос, который перекликается с тем, что обсуждалось вчера на организованных РФО ОНА феминистких чтениях в Москве. А именно – женская уверенность в себе. По мнению героинь ролика, лесбиянки опознаются не по каким-то особенностям макияжа, одежды или причёски, а по манере держаться, по большей уверенности в себе.

У Симоны де Бовуар во “Втором поле” – классической книге, с которой во многом началась вторая волна феминизма в середине XX столетия – тема уверенности тоже занимает важное место. Писательница пишет про то, что женщин приучают с детства сомневаться в себе, обесценивать своё мнение и свои умозаключения, а выйти из этого не так-то просто. Женщина, уверенная в своих способностях, своём мнении и своих правах начинает восприниматься как “менее женственная” и отпугивает многих мужчин; слова современных лесбиянок отчасти это мнение классика феминисткой мысли подтверждают.

Теперь политика:

Петр Милованов, давший команде Алексея Навального триста тысяч рублей (5 тысяч евро примерно, 10 типичных зарплат по стране), объясняет зачем он это сделал. Объяснение по сути совершенно правильное: выборы просто обязаны проходить именно так, с выдвижением кандидатов, сбором подписей по регионам, открытием штабов, массовой агитацией, дебатами и скандалами. Это не просто “как в Европе или США”, это вообще единственный способ на сегодня сделать так, чтобы власть доставалась адекватным людям и чтобы властью не слишком злоупотребляли.

Я очень часто слышу аргумент – “это всё разговоры, а кто будет делать дела?”. На это у меня простой ответ: политика это не про “дела” вообще. Дела делались прекрасно и в Третьем Рейхе: строительство дорог, расследование квартирных краж, вакцинация детей, выплата пенсий – всё это было даже у тех режимов, которые мы справедливо считаем эталоном отвратительности. Даже в Зимбабве во время гиперинфляции были хорошие дорожные указатели, платная парковка, у жителей в довольно бедных районах на стенах висели спутниковые антенны – поэтому “ну в прошлом году мы положили плитку, открыли столько-то школе” вообще не может быть мерилом для успеха политики. Потому что “дела” делаются везде, просто где-то с помпой открывают автобусную остановку, а где-то сажают автоматическую станцию на Марс.

Политика это о том, какие идеи и какая этика стоят за “делами”. В этом отношении, кстати, Алексей Навальный далеко не идеален – он популист, политик, который обещает всё то, что способно принести ему голоса; однако его ближайшие оппоненты вообще перестали быть политиками в том смысле, что я уже очень давно не вижу внятных обращений к людям. Я слышу либо унылый официоз в духе “перечень надоев” и “если не Путин, то кто?”, либо не слышу ничего. При всех моих симпатиях к “Яблоку” я эту партию в последний год замечала только благодаря её гендерному блоку и в контексте протестов относительно реновации в Москве. Хотя, казалось бы, сейчас все должны из кожи вон лезть, чтобы их кандидаты набрали как можно больше голосов в марте 2018 на президентских выборах. (далее)

О плохой журналистике и политпропаганде

Сегодняшний пост несколько выбивается из общего ряда. Он про те сайты, на которые я постоянно получаю ссылки от читателей: речь идёт о пророссийских ресурсах, пишущих всевозможные вещи про Украину. Ибо надоело объяснять, что с этим всем не так. (далее)

Гендер по умолчанию и “крымско-татарский террорист”, котор_ую опасно недооценивать

“Гендер по умолчанию – мужской” – известный эффект, суть которого заключается в том, что иностранные имена с неясным окончанием по умолчанию и в отсутствии явного контекста передаются как мужские. Сегодня я увидела пример политический: “крымско-татарского террориста Амина Осмаева”. (далее)

Ирада Вовненко

Некоторое время назад директором музея в Исаакиевском соборе назначили Ираду Вовненко – заместительницу прошлого директора. После этого ряд изданий (“Медуза”, The Village) принялся собирать цитаты из тех романов, которые Ирада написала уже не в качестве представительницы музея, а в качестве авторки “любовной прозы”. Осадок у всей этой истории весьма неприятный (далее)

Об инициативе Виталия Милонова и секс-шопах

Свежая новость из России:

Москва. 30 мая. INTERFAX.RU – Депутат Госдумы Виталий Милонов (“Единая Россия”) собрался заручиться поддержкой Минздрава, чтобы приравнять интимные товары к лекарственным, добиться их лицензирования и продавать только по назначению врача. (…) Депутат просит министра обозначить свою позицию относительно необходимости “ввести ограничения на федеральном уровне в части распространения интимных товаров и запретить деятельность магазинов, осуществляющих продажу товаров “для взрослых”. “Необходимо отметить, что не рассматривается запрет в полном объеме на продажу указанных товаров, а предлагается предусмотреть случаи, при которых их использование необходимо по медицинским показаниям для коррекции сексуальных отклонений в поведении”, – уточняет Милонов.

Про то, что же это значит – можно было бы говорить часами, настолько много короткая заметка способна поведать нам о жизни в стране и о том, что там происходит. Я постаралась быть краткой, но все равно получилось довольно много. И да, на всякий случай: в этом тексте речь пойдёт про вопрос, которым задаются многие не очень хорошо знающие меня лично – “что у Алексы между ног?” – картинок не будет, но кое-что про себя я напишу. (далее)

Обращение феминисток к Алексею Навальному

Короткий, но, на мой взгляд, крайне годный и правильный ролик с обращением российских феминисток к Алексею Навальному. Вот это и есть адекватная, вменяемая, политика: особенно если Навальный им ответит. В конце ролика ведь говорится совершенно правильная вещь: 54 процента населения России это женщины. Если бы половина женщин решила просто придти на выборы и проголосовать за свою кандидатку или феминисткие партии – у нас был была президентка, а Думу поделили бы между собой какие-нибудь марксистки-феминистки, либеральные феминистки и радфем.

Чечня, геи и куда всё это выходит

Снова про Чечню и геев. Я говорила, что эта проблема не ЛГБТ, а всех? Ну вот очередной виток – “Новая газета” пишет про убитого сотрудника Росгвардии, одного этнического русского и про то, что этот гадючник таки начинают проверять. (далее)