Вторая мама

Жена Эммануэля Макрона, нового президента Франции, старше мужа почти на 25 лет. Этот новый для меня факт – неплохой повод поговорить о часто встречаемом психологизме “инфантильный мужчина, ищущий себе маму”. (далее)

Центр Frog – снова о плохой психологии

Пример эталонно плохой психологии и психотерапии – скандал, произошедший недавно в Санкт-Петербурге с центром Frog. Скандал начался из-за обращения молодого человека, которого грубо послали и которому устроили аутинг, но это ещё не всё. (далее)

Тельшяй: нашествие геев-каннибалов

Новость с DELFI: “Ученики тельшяйской гимназии им. Жемайтес поделились материалами урока, который им преподавала учитель религии. В материалах рассказывается о геях-каннибалах” (далее)

Ссылки

Сегодня с утра возобновила загрузку старых, но потерявшихся после проблем с сервером материалов и, в частности, добавила два примера плохой психологии – в виде руководств по пикапу. Это книга Алекса Лесли “Жизнь без трусов” и “Женщина – где у неё кнопка?”  Виса Вимталиса, рэпера.

А ещё я хочу порекомендовать украинский (но большинство материалов – на русском, так что незнание украинского проблемой не будет) сайт “Мама в деле”. Он ориентирован на мам, но вообще там есть, например, куча довольно разумных советов по воспитанию.

Депрессия: заблуждения

В 2017 году всё ещё приходится писать так (сверху новость, снизу комментарий другого человека и мой ответ):

Из сообщества “Новости нейронаук и нейротехнологий” ВКонтакте. Я убрала имя и фамилию автора реплики.

Причём это не то, чтобы вот конкретно в одном месте попалась такая странная реплика. Утверждения о депрессии, которые откровенно вредны в своей неправильности, мне встречаются вообще везде, где только заходит речь об этой болезни. Каждый второй предлагает “лечить” депрессию водкой или иным алкоголем, каждый третий обязательно предложит заняться спортом, каждая четвёртая вообще громко заявляет, что депрессии не существует, а это всё от безделья. И иногда хочется, чтобы вся эта многознающая публика пережила хотя бы один депрессивный эпизод и потом рассказала о том, как им бегалось по утрам, работалось до позднего вечера и как легко было с водочки.

Заблуждений вида “на самом деле депрессия это просто более реалистичное отношение к жизни” или “депрессия это просто стиль мышления/особенность восприятия/часть индивидуальной изменчивости” меньше, но они тоже встречаются – в разных вариантах. Как пережившая депрессию, могу сказать что никакого отношения к индивидуальности депрессия не имеет, это не более личная черта, чем, к примеру, наличие язвы желудка или геморроя.

Обсуждение в Медаче в прошлом году. Обратите внимание, что в профильном сообществе народ как-то не поддерживает точку зрения “да ну, нет никакой депрессии”.

Депрессия – это когда вам постоянно плохо, тяжело вставать по утрам, вас ничего не радует, вы дико устаёте или у вас начинает всё ныть, болеть и вы сами себя ненавидите. Я пережила депрессию, я проводила около месяца с гипсом на руке, я ломала палец на ноге (и он криво сросся), ломала ребро, у меня были рваные раны и даже как-то в детстве ожоги третьей степени на большей части рук и немного на груди: всё это по сравнению с депрессией гораздо лучше. В том числе потому что с рукой в гипсе вам хотя бы не дают идиотских советов “не заморачиваться” и “собраться с силами”. Лечение неосложнённого перелома, кстати, дешевле и быстрее лечения депрессии, а суммарные потери трудоспособности значительно меньше – с рукой в гипсе я приноровилась работать за неделю, а вот депрессия в итоге косвенно отняла у меня две работы, особенно обидно было за Ленту.ру, где мне довелось трудится при Галине Тимченко.

Я считаю очень важным про такое говорить и говорю про это часто, при каждом удобном случае. Когда я училась на физфаке МГУ, то у нас был в среднем один суицид среди студентов за полтора года, так погибла и девушка из нашей группы, и один парень с форума, где я регулярно сидела; в школе покончила с собой мама одноклассника, ну а попытки суицидов разной степени успешности – вообще рутинная вещь в моём окружении, и тут дело не только в “умниках из МГУ”, я знала о таких случаях среди простых парикмахерок с 9 классами образования. Есть даже основания считать, что как раз “умники” с высшим образованием и работой головой находятся в большей безопасности, поскольку для них голова рабочий инструмент, так что спасать её могут начать раньше,  да и в этой среде реже встречается привычка заливать проблему алкоголем. Профессор, конечно, попадёт в психиатрическую больницу быстрее разнорабочего, но разнорабочий с теми же симптомами скорее рискует погибнуть на железнодорожных путях в нетрезвом виде, попасть по пьяни же в аварию или отравится какой-то алкосодержащей дрянью, как это произошло зимой 2016-17 года в Иркутске. Можно очень много критиковать медикализацию душевной жизни и фармкомпании, но если выбирать между мерзавчиками и прозаком по назначению психиатра, то прозак однозначно лучше.

“Стратегия действий в интересах женщин” и ещё несколько ссылок

  • Галин Юзефович, ведущая литературно-критической рубрики в “Медузе”, представила подборку “вредных книг, которые притворяются полезными”. Это и (разбиравшаяся ранее в том числе группой Equality, см. тут) книга Новосёлова, и всякое “фитоняшество”, и ведическая жеженственность, и инвертированный сексизм в духе “как быть стервой”.
  • Журналистка Мария Пушкина для “Психологии сегодня” написала про жизнь с биполярным расстройством. Текст интересен даже не столько в контексте биполярного расстройства II типа (с преобладанием депрессивной фазы), сколько проговариванием двойственного подхода к лечению: одни считают, что всё дело в психологических причинах и потому упор следует делать на психотерапию, а другие врачи предполагают, что уповать надо на антидепрессанты, действующие через изменение биохимии мозга.
  • Политическое – в РФ подписана “Национальная стратегия действий в интересах женщин”. Это весьма любопытный с точки зрения гендерной политики текст и он заслуживает отдельного комментария.

В этом документе (по ссылке выше – доступен из официального источника) весьма здравая вводная часть, которая проговаривает значительную часть реальных проблем: меньшая зарплата, семейное насилие, “дискриминационное отношение работодателей к женщинам, имеющим малолетних детей, многодетным матерям при приеме на работу”. Когда заходит речь о направлениях реализации – то там тоже в общем-то здравые пункты, вплоть до поддержки негосударственных организаций, занятых помощью женщинам, пережившим насилие. Или разработки образовательных программ, которые бы учили детей и подростков находить ненасильственные способы разрешения конфликтов.

Другое дело, что сам документ особо ни к чему не обязывает. Даже если оставить за скобками иссякающие финансовые резервы, дефицитный бюджет и перекос в пользу военных/силовых расходов – то вот что сказано в конце “Стратегии…”: (далее)

Психологи и советы

Не то, чтобы это был необходимый минимум, но если уж начала писать про плохую психологию, становится сложно остановится. Аккурат сегодня я прочла объяснение Владимира Волохонского “почему психолог никогда не даёт прямых указаний” применительно к материалу “13 жестоких советов, за которые хочется ударить психолога”.

На всякий случай – вторая ссылка это скорее про то, что психологи говорить не должны. Почему не должны – смотрите объяснение по первой ссылке. Лучше даже так, вначале прочесть первую ссылку, а потом уже глянуть вторую.

“Зверский самец. Как стать мега-гуру”

Помните, я писала про Дениса Бурхаева, объявившего себя психологом и транслирующим совершенно адовую смесь сексизма с плохо понятыми популярными книгами по психологии? Читатель Alex показал мне целую книгу, написанную им с соавторами. (далее)

“Другая химия”

Извините, я снова про плохую психологию: случай с Денисом Бурхаевым напомнил мне одну книгу, которую я читала лет десять назад – “Другая химия”, про юношу, который крайне травматично отделялся от родителей. Сейчас я полезла искать её и… угадайте, кто это написал? Правильно! (далее)

Ссылки