Секс, агрессия и нейроны: новое открытие и что оно нам говорит

Недавно в журнале Nature Neuroscience появилась статья, авторы которой выяснили что у мышей за сексуальное поведение и агрессию отвечают одни и те же нейроны. Так как эту новость наверняка превратят в чёрт знает что при пересказах – я сделала её разбор. (далее)

Не все слова одинаково полезны

Лидер “Христианского государства”, угрожавший кинотеатрам за показ фильма “Матильда”, задержан полицией. Повод немного поговорить о том, когда вообще правомерно задерживать людей за те или иные слова. (далее)

EQUALITY – насколько часты ложные обвинения в изнасиловании?

Некоторое время назад паблик EQUALITY – у меня тут сбоку висит на них баннер – выложил текст про то, насколько распространены случаи оговора при сексуальном насилии. Иными словами, в каком проценте случаев заявление об изнасиловании оказывается не сообщением о реальном преступлении, а частью некоего преступного плана со стороны самой женщины.  (далее)

1 сентября, автоэтнографические наброски

Большой (1950 слов) автоэтнографический набросок на тему первого сентября, биополитики, насилия со стороны государственных институтов и около. Сырой текст, который, тем не менее, я бы хотела обсудить. (далее)

Детское тело, масса и купальник

Ещё одна зарисовка на “детские” темы, в развитие вчерашней записи о насилии – некоторое время назад мы поехали с дочкой купаться на озеро. Там Лиза встретила свою ровесницу и они какое-то время вместе прыгали в воду и общались. Два неприятно поразивших меня момента таковы: за примерно сорок минут нашего пребывания … (далее)

О насилии в отношении детей и подростков

Сегодня читала про общественную организацию, возглавляемую Анной Левченко – “Сдай педофила”. И подумала, что надо записать некоторые свои собственные мысли по поводу насилия над детьми и подростками, а также интернет-безопасности. (далее)

О народной медицине, подборка свидетельств выросших детей

Сегодня коллега, Оксана Луцкая, показала мне потрясающую подборку воспоминаний выросших детей о “народной медицине” (как подсказал в комментариях Gorrah, всё пошло с обсуждения на Pikabu). Это даже с моей точки зрения лютейший трешак и на этом фоне известные мне BDSM-практики – так, невинные развлечения.

“Мне матушка хронический ринит вылечила вместе со слизистой в носу – накапала мать его сок репчатого лука. Это было больше двадцати лет назад, а помню как будто вчера. Сейчас я сама мама. Ребеночек маленький, у него, простите, запор и это нормально для его возраста. Маман вместе со свекровью порываются напихать ребенку в зад мыло. Это пиздец”.

Потом, наверное, они ещё удивляются тому, что выросшие дети начинают применять мыло таким же способом, но в несколько иных целях (хотя иногда даже ценители BDSM в идее засунуть внутрь мыло бывают разочарованы).  Или не мыло, а имбирь. В любом случае, это всё ну очень специфический опыт, который я бы своей дочке до 18 лет точно не пожелала.

А в моем детстве 90% всех болезней лечилось промыванием желудка тремя литрами подсоленной воды… Живот болит? Промываем желудок. Голова болит? Промываем желудок. Устала и прилегла днём поспать? Что-то не так и надо промыть желудок. По словам бабушки болела я все время, вся намучилась со мной, жизнь мне спасала.

Этого уже нет и в мало-мальски распространённых взрослых практиках. Более того, если взрослые начнут постоянно вызывать у себя рвоту – это явно вызовет подозрение. Но стоит только прикрыться “лечением ребёнка” – и вуаля! – любая дичь становится узаконеным методом народной медицины. Да, любая. Серьёзно. Оттуда же:

“Клизма с чесночной водой – это фигня, скажу я вам. А вот моя мамуленька от кого-то принесла дивный рецепт: потереть 2 зубца чеснока, отжать сок, намотать вату на спичку, щедро обмакнуть в неразведенный (!!!) чесночный сок и вечером примерно минуты на 2 запихать в анус 4-летнему ребенку. Вот это, сцк, ад самый настоящий. Попробуйте нагретый паяльник засунуть в жопу – ощущения, думаю, будут похожими, хотя и помягче, чем чесночная затычка. Боже, как я выла! Как я боялась этой процедуры, каждый вечер – как на Голгофу((( Маме только пару лет спустя пришла в голову светлая мысль – опробовать процедуру на себе. Когда она от неожиданно ярких ощущений начала бегать пешком по стенам, тогда-то до нее и дошел весь ужас того, чему она меня подвергала”.

Думаете, это всё? О, нет, это просто я выбирала анально-оральные пытки в силу своего исследовательского интереса. А самый сок – вот:

“У знакомого в 12 лет был варикоз мошонки, или как там это называется. Ну вот его возили к бабке. У той было два зуба – один сверху, другой снизу, и она этими зубами долго кусала пацана за яйца. Сеансов пять такого лечения”.

Впрочем, это хотя бы относительно безвредно, хотя и выглядело, наверное, весьма диковато. Вот похуже по тяжести последствий:

Собирается конструкция – мое детское тельце сажается к ванне, кастрюля крутого кипятка ставится на край ванны (КРАЙ ВАННЫ!), всё это накрывается телогрейкой. Результат – шрамы на всю жизнь, по большей части благодаря тому что бинты потом уже вырывали из кожи.

Надо заметить, что меня большая часть треша миновала. Моя бабушка читала Малахова про уринотерапию, но на мне ничего сверх раствора марганцовки, причём в каких-то терпимых количествах, не применялось. Но где-то половину рецептов я реально слышала, так что процент придуманных историй тут крайне невелик.

Трансмизогиния и отношение к “не совсем мужчинам”

В порядке общих размышлений на тему трансмизогинии – сегодня подумалось, что вообще Европа и Ближний Восток знали и такой феномен, как кастрация. И что кастрированные подростки, безусловно, тоже не совсем мужчины с точки зрения традиционной бинарной системы. Зачастую отношение к таким людям, равно как и отношение к проституированным мальчикам в Афганистане (по сей день, кстати) схоже с трансмизогинией.

Объективация, снизведение людей до роли секс-игрушки и/или обслуживающего автомата, присутствует в обеих случаях и в обеих случаях речь идёт о тех, кто оказался (хоть самостоятельно, хоть насильно) лишён мужских черт. Даже в случаях, когда евнухи жили дольше и материально благополучнее обычных мужчин, они все равно оставались живым товаром – в Китае, например, ещё в конце XIX столетия число евнухов пополнили внуки Якуб-Бека, правителя Йеттишара, государства, захваченного китайскими войсками в 1877 году. Евнухами платили дань монголо-татарам, евнухами торговали на рынках, причём это происходило в разных культурах и в разное время.

Сейчас я задаю себе такой вопрос – как проявляется то, что трансженщины, евнухи и проституированные мальчики не имеют репродуктивного потенциала? Теоретически это должно, с одной стороны, делать их ещё более дискриминируемой группой (их ценность в патриархатной модели может падать), но фактически мы знаем примеры, когда такие люди, напротив, оказывались в лучшем положении по сравнению с женщинами. Женщины, например, не могли становится чиновницами в Китае, в то время как евнухи в определённые моменты могли делать сравнительно успешную карьеру. Возможно, дело как раз в способности “не совсем мужчины” становится идеальным человеком-функцией, идеальной секс-игрушкой, смотрителем гарема или чиновником, лишённым соблазна воровать казённые средства ради семьи – евнухи, равно как и трансженщины, не могут забеременеть. Эта их “удобность” для привелигированных мужчин может в определённых условиях давать свои привилегии, но от этого общая система эксплуатации и объективации никуда не исчезает.

p.s. Следует заметить, что пример евнухов и проституированных трансженщин воплощает ещё одну закономерность. Тела людей “низшего” гендера подвергаются модификации на благо людей “высшего” – идёт ли речь об отрезании гениталий, пластической хирургии для соответствия стандартам порноиндустрии или о практиках вроде китайского бинтования ног. Более того, эти калечащие операции становятся тем, что формирует ключевые признаки тел: отсутствие пениса, наличие неестественного бюста в виде двух огромных полусфер или “особая женская походка”, обусловленная переломанной и деформированной стопой.

Ссылки

Много-много ссылок, россыпью.

  • Индийский фотограф Суджатро Гош вызвал нефиговое бурление и полыхание у местных ультраправых. Он фотографировал женщин в масках коров и сделал проект, призванный поставить вопрос “неужели женщины для нас представляют меньшую ценность?”. Чтобы был понятен контекст: ультраправые в Индии нападают на тех, кто подозревается в употреблении говядины, продвигают законы, наказывающие за забой этих животных и при этом в стране очень высокий уровень насилия в отношении женщин. (BBC, Гита Панди)
  • К вопросу о фотографах – “Беларусский журнал” опубликовал эссе Ольги Бубич “Мы в ответе за тех, кого сняли. Instagram и новая медийная этика”. Журналистка пишет о фотопроектах и фильмах, которые в результате безответственного отношения авторов поставили жизнь или репутацию героев материала под угрозу ради престижной награды на конкурсе, проходящем где-то вдали от места съёмки.
  • Ещё одно эссе – “Я не верю в людей не того пола. Почему девочки хотят быть мальчиками” посвящено взгляду на гендерную дисфорию. По мнению авторки, первопричиной на самом деле служит отношение общества к тем, кто выбивается из гендерных норм. (Storia, Лилит Мазикина)

Последнее я должна прокомментировать отдельно, тем более что получила схожие комментарии к своей прошлой записи. Мне, как никогда не испытававшей гендерной дисфории (по крайней мере в той степени, в какой её испытывают идущие на коррекцию пола транслюди) здесь сложно иметь однозначное мнение, однако я склонна считать, что в ряде случаев есть действительно некое внутреннее убеждение в том, к какому полу ты принадлежишь. Вопрос в том, в каком числе случаев это убеждение есть продукт именно социального взаимодействия, бывает ли оно без каких-то определённых предпосылок, но ответа у меня нет.

Гендер от этого не перестаёт быть социальной категорией в целом. Даже если он в ряде случаев отталкивается от каких-то биологических предпосылок, почти все наши представления о том, что есть “мужское” и “женское” всё равно остаются социально сконструированы. Розовый цвет, фасоны одежды, причёски и макияж, предпочитаемые занятия – это социальное, а не биологическое.

  • Большой разбор для тех, кто подозревает что подвергается сексуальному насилию в отношениях. Да, включая манипуляции, шантаж и прочее в том же духе. (“Медуза”, Ольга Страховская)
  • Аргументированное объяснение того, почему не нужно объяснять действия гомофобных политиков “латентной гомосексуальностью” и почему это скорее всем вредит, чем помогает (MAKEOUT, перевод Миланы Левицкой текста Sian Ferguson с everydayfeminism.com)
  • В 70% российских семей (по данным опроса примерно 100 тысяч пользовательниц проекта “Леди Mail.Ru”) женщины делают почти всю работу по дому. (Wonderzine)
  • Там же опубликована большая статья Ксении Петровой о девственности как конструкте, который всем мешает жить.
  • “Новое время” приводит хороший пример страны, которая имела много углеводородных ресурсов, за счёт их экспорта получала приличные деньги, но в итоге столкнулась с большими проблемами. Это Туркменистан. Если тратить всё на бездумные социальные выплаты и не развивать политические институты, то вы заканчиваете именно так: инвестиций нет, зато есть пафосные и убыточные мегапроекты вкупе с недовольным долгами по зарплате и отменёнными льготами за коммунальные услуги населением.
  • Ещё про экономику – очень уважаемый мною экономист Андрей Мовчан рассказывает “Фонтанке” (беседовала Ирина Тумакова) о том, каков может быть курс доллара в России и, что более интересно, с кого стране стоило бы брать пример. С Мексики, куда из США вынесено довольно много производств.
  • Почему Марш Равенства в Киеве стал важным политическим событием? Потому что проведение такого мероприятия очень наглядно демонстрирует разворот Украины в сторону Европы, а не России. (Alexandr Hotz, “Парни плюс”) Кстати, нельзя не сравнить с реакцией казахстанских чиновников на появление во время киевского мероприятия парня с флагом Казахстана. И да, специально для любителей “русского мира” – небольшой рассказ Дениса Казанского о том, что происходило в Казахстане с теми, кто говорил про русский язык и русский мир.
  • О политике и постмодернизме. Статья Хелен Плакроуз (перевод размещён “Гефтером”) о том, что постмодернизм несёт едва ли не основную угрозу цивилизации. Я с ней не согласна хотя бы потому, что постмодернизм появился ещё в пору моего детства и с тех пор мир вовсе не рухнул, но прочитать стоит.
  • в Московском юридическом университете появилась мемориальная доска Сталину – что по этому поводу думают учащиеся и преподаватели (известный адвокат Генри Резник в знак протеста покинул вуз; юристы из ВШЭ отказались от сотрудничества с МГЮА), см. в материале Саши Сулим для “Медузы”.

 

Гаражи: сносить или не сносить?

Редкий случай – я на стороне властей, которые в Москве массово сносят гаражи. Гаражные массивы – это такой градостроительный Чернобыль, и от них нужно избавляться. Могут быть конкретные претензии к реализации, но одно только ознакомление с криминальными новостями заставляет присоединиться к сторонницам сноса. (далее)