Просто аннотация статьи в “Новой газете”

В ноябре 2017 года уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова заявила о необходимости закона против домашнего насилия. В том же месяце такой законопроект приняли в Армении. Россия и Узбекистан остались единственными странами Европы и Центральной Азии, где государство никак не защищает жертв насилия в семье.

“Новая газета”, Анна Зайкова

Кажется, я сформулировала простой способ отличить психолога от жулика

Цитирую пермскую феминистку Анну Иванову:

Русский пикап – это либо мертвому припарка, простенькие советы из разряда “сними грязные спорташи не по размеру и надень хотя бы джинсы и рубашку по размеру” и “будь поуверенней, шути заранее приготовленные шутки”, либо разгул психопатии во все поля. Так вот есть такой Алекс Лесли, великий гуру пикапа как раз второго типа, и в один момент он видимо решил, что продавать тренинги женщинам не менее выгодно, чем мужчинам, а то и выгодней по ходу. И в то время, как всякие павлы раковы всего лишь заставляют своих послушниц нюхать носки и называть себя дурами, Лесли пошел гораздо дальше – если уж не вдаваться в подробности, которые могут травмировать неподготовленного человека, то его тренинг для женщин заключается в сплошном насилии, сексуальном, естественно. Под соусом “не будь зажатой клушей, ждущей принца, стань свободной охотницей на мужчин” девушки подвергаются, ну, простите за прямоту, групповому изнасилованию во всех видах. Кому охота нервы пощекотать – можете погуглить, но я предупредила.

Вообще глядя на рубрику “плохая психология” можно сформулировать очень простой критерий отличия псевдопсихологов от настоящих специалисток/ов. Вам хамят, заставляют делать какие-то действия, которые вы бы не предложили своей коллеге, вам вообще прямо на что-то указывают? Это не психолог. Психолог может подводить к тем или иным неприятным заключениям (например, вы обнаружите что вообще-то ваше поведение никуда не годится), может рекомендовать сложные упражнения (предполагающие, например, контакт с объектом своего страха), но во всех случаях вы должны понимать, зачем это нужно, как это вам поможет и вас не должны напрямую оценивать. Ещё – сегодня как раз попался очередной пример – не должно быть необоснованных заключений в духе “судя по вашей аватарке, вы нарцисс” или “ваш ребёнок носит чёрное, значит у него мысли о суициде”. Уликовая парадигма, конечно, имеет право на жизнь, но не так, что по единственное и неоднозначной улике ставится диагноз!

А уж про сексуальные контакты в любой форме и говорить нечего. Это “вон из профессии” однозначно и без вариантов, в одном ряду с учителями, которые себе позволят нечто подобное.

Плохая психология: Александр Полеев

А сегодня в нашей рубрике “плохая психология” – ссылка на пост Ольги Цветковой в Facebook про некоего сексолога Александра Полеева. Просто цитата:

И затем он перескакивает немного вперёд и говорит, что когда к нему приходят женщины с вагинизмом, он вкалывает им расслабляющее лекарство, чтобы мышцы расслабились. Он переходит от предложений к предложениям, там слабые связи, и у меня начинает возникать это чувство внутри, что он путает следы. Это бессознательно даже для самого рассказчика. Я начинаю слушать внимательней.

Далее он говорит, что “девочка” ложится в ванную после укола, он вставляет ей вибратор, и она там лежит. Он говорит, что он даже оставляет её там одну, и она может заснуть, но тогда он отводит её в спальню.

На этом моменте меня уже начинает “крутить”. Тело живое, оно уходит вместе с рассказчиком в его жизнь и выдаёт то, что психологи называют контрпереносом. А другие люди видением.

Он снова путает связи, но при этом не останавливается. Очень много говорит про армянок. Видимо, его они заводят, так как они по крови кажутся страстными. И переходит на тему девственниц. Говорит про то, что быть девственницей в 27 лет в Москве это катастрофа. Что здесь так не выживешь. Что это большая проблема, с которой надо работать. Потом говорит, что они приходят к нему, и что-то дальше буквально упоминает про вибратор…

И тут меня оглушает. Я просто падаю в пропасть, а тело визжит от объёма чувств. Тошнота дикая, голова плывёт. Я 10 минут пытаюсь прийти в себя и уговорить, что мне показалось. А он ведь не договорил. Он быстро соскочил, даже не закончив предложение.

Я поднимаю руку. Говорю резко, не могу скрыть своих чувств.

Я: – Правильно ли я поняла, что к вам приходят девственницы, причём молодые, в возрасте до 30 лет, и вы вставляете им вибратор, чтобы лишить их девственности?

Он: – Да, верно. При вагинизме мышцы сжаты, другой мужчина этого просто не сделает. А плева знаете как разрастается?

Вообще это такая дичь и треш, что я даже затрудняюсь написать внятный комментарий. В большинстве развитых стран с такой, кхм, практикой прямая дорога под суд и в тюрьму, не говоря уж об увольнении с позором из учебного заведения и изгнании из всех профессиональных сообществ. Комментаторки, среди которых немало психологов, сейчас обсуждают перспективы принять какие-то юридические и административные меры, а пока рекомендую просто запомнить имя и фамилию во избежание столкновений как лично, так и с теми, кто будет хорошо отзываться о Полееве.

Интервью адепта “Домостроя” и взгляд его дочери

Показательная комбинация: интервью с Павлом Солнцевым, представителем организации “Много деток – хорошо” – и пост его дочери в Facebook, который сильно расходится с идиллической картиной. (далее)

Йога, депрессия и триггеры

Я с лета хожу на йогу и лечу депрессию. Сегодня я представляю большой текст на эту тему – осторожно, внутри потенциальные триггеры вроде отсылок к насилию и телесным ощущениям. (далее)

А нужен ли нам ТАКОЙ балет?

Лариса Жукова написала для Ленты.ру очень подробный текст про самоубийство ученицы балетной академии в Москве. Честно говоря, читается это жутко:

«У моей одноклассницы начались месячные. Она сидела на занятиях по “классике” как освобожденная, ей было очень стыдно. На уроке педагог назвала ее коровой, а после попросила остаться и доказать, что у нее действительно “эти дни”. Показать прокладку. Одноклассница вышла в слезах, ее трясло», — вспоминает Мария, извиняясь за «банальные подробности».

Эти подробности стоили Марии пищевого расстройства: она боялась, что, если поправится, подвергнется такому же унижению. В третьем балетном классе (7-й класс обычной школы) она перешла на экстремальную диету: зеленый чай (черный не помогает похудеть), обезжиренный творог, овощи на пару и 100 граммов отварной куриной грудки — в виде поощрения балетных успехов. Более калорийную пищу, приготовленную мамой, она выкидывала тайком. «Когда у меня темнело в глазах, я радовалась, что меня похвалят: все хорошо, я худая», — объясняет она.
При росте 170 сантиметров она весила 40 килограммов. В четвертом балетном классе похудела до 36. «Когда я пришла осенью, Майя Евгеньевна начала меня хвалить. Говорила, что я молодец, именно такая форма и нужна, ставила меня в пример другим девочкам. Сейчас я понимаю, что выглядела ужасно. Но, когда мне об этом говорили, я думала, что завидуют», — говорит Мария.

Истощенная фигура, защищавшая от нападок учителей, была не единственным следствием жесткой диеты: Марии перестало хватать сил на простые пируэты. Хотя она стояла у центральной палки (то есть была одной из лучших учениц), истощение воспринималось преподавателями как банальная лень. Девушку приглашали на дополнительные индивидуальные занятия. Сначала раз в неделю, потом два раза, потом три — по 1,5 тысячи рублей за урок. Пользы от них не было, говорит Мария: индивидуальные уроки превращались в групповые, и педагоги отвлекались на свои дела. Когда она отказалась от частых факультативных занятий, Иванова занизила оценку.

За здоровьем юных балерин должны следить и врачи. Но медицинская помощь была лишь предметом для шуток. «Помню, был период, когда нас всех кормили “Смектой”. Голова болит — вот тебе “Смекта”, живот — “Смекта”, упал и получил травмы — держи “Смекту”. Мы смеялись», — вспоминает Мария. Штатных психологов не было, хотя их поддержка нужна была не только подросткам: срывы случались и у педагогов. По словам Марии, однажды на эмоциях преподавательница классического танца Тамара Негребецкая швырнула стулом в одну из учениц.
В ноябре 2016 года девочка упала в обморок на уроке литературы. Следующие два месяца она провела дома с сильнейшим истощением организма: согласно индексу массы тела, у нее был выраженный дефицит. За то время, пока она провела дома, никто из одноклассниц и учителей ей не позвонил.

(далее)

Ссылки с просторов ЖЖ

Пожалуй, вынесу цитату: “Обе группы известны тем, что они устанавливают высокий уровень контроля над своими жертвами и другими членами семьи с помощью вербального насилия и других стратегий. Они верят, что у них есть право использовать все больше принуждения, если их требования не выполняются беспрекословно. И те, кто избивает партнерш, и те, кто совершает инцест, склонны чередовать периоды любви и нежности с периодами жесткого эмоционального насилия по отношению к своим жертвам. Мужчины, совершающие инцест, очень часто практикуют жесткую и негибкую дисциплину в отношении детей“.

Стоит заметить, что традиция “убийств чести” это проблема для государства даже не потому, что убивать людей в конце 2017 года как-то не принято. Система всеобщего замалчивания, круговой поруки и страха перед осуждением родственниками может быть прекрасно адаптирована для, скажем, длительного сопротивления тому же государству, особенно при наличии сильной идеи о национальном превосходстве. То есть сегодня эти люди втихую убивают за “бесчестье” и организуют сокрытие убийств при поддержке местных властей, а завтра они будут  разделываться с “федералами”, их пособниками и устраивать этнические чистки – как, собственно, уже и было всего-то двадцать лет назад. Да, пока проблема заливается федеральными деньгами, однако это решение вряд ли можно считать устойчивым хотя бы в перспективе на лет этак пять.

Детоубийства и кто их чаще совершает

Сегодня у меня очень мрачная тема – убийства детей родителями и попытка выяснить, кто же скорее идёт на такие преступления, мужчины или женщины. Как выяснилось, всё довольно непросто. (далее)

Защита от порномести с туманными перспективами

Facebook объявил о тестировании системы защиты от “порномести”, то есть публикации чьих-то интимных снимков без согласия запечатлённых. Работать это должно так:

О сотрудничестве с фейсбуком рассказала австралийский комиссар по онлайн-безопасности Джули Инман-Грант.

Она пояснила, что для защиты от публикации интимных фотографий пользователи инстаграма и фейсбука просто должны заранее отправить их сами себе в чате Messenger. На сервере фейсбука эти снимки будут преобразованы в контрольную сумму, и если затем их попытаются опубликовать другие люди, специальная система слежения этого не допустит.

Отправленное изображение, подчеркнула Инман-Грант, не будет храниться на сервере фейсбука. Как скоро запустят этот механизм, она не уточнила.

Подозреваю, что в итоге работать это не будет: если уж у злоумышленников есть фотография, никто не мешает её сначала отредактировать, а уже потом опубликовать. А сделать систему, которая позволит одновременно узнавать отредактированные снимки и не путать их с остальными изображениями на сегодня принципиально невозможно. То есть как защита от мести бывшего бойфренда в массе своей это сработает, конечно, но против, скажем, двачеров, уже не поможет.

UPDATED: Позже выяснилась еще более странная деталь: снимки будут просматривать модераторы фейсбука. Кхе-кхе, и на этом месте урановый кубок “За самый сногсшибательный IT-проект года” достаётся… компании Facebook!

Убийство восьмилетнего и его (возможные) причины

Совершенно жуткая история: в многодетной семье из Лос-Анджелеса (США) убили младшего восьмилетнего мальчика из-за подозрения в гомосексуальности. Причём это не было случайное убийство, Габриэля Фернандеса довольно долго откровенно пытали. Почему? Один из ответов – из-за идеи об абсолютности родительской власти. (далее)