Тяните, авось вырастет

Спецкор Пётр Маняхин отправился в удивительное путешествие по навязчивым баннерам с порносайтам, по форумам и врачам и выяснил, почему проблема маленького члена явно преувеличена. Мужчина впадает в депрессию из-за десяти сантиметров и хочет их изменить, люди подвешивают несколько килограммов груза на пенис, чтобы его вытянуть, и жалуются, что головку натирает, а те, для кого этот член должен предназначаться, не особо придают значение размеру.

— “Батенька, да вы трансформер!” выложил отличный журналисткий материал, очень рекомендую.

А хорошие отцы-то среди них были?

кхм. всеми правдами и неправдами пытаюсь наскрести хороших отцов среди выдающихся деятелей прошлого. и вот смешно – наскребается плохо. от отчаяния я пошла гуглить афоризмы мужиков о детях.
Гегель особенно отличился в плане высказываний о правильном воспитании. Думаю, ого, ничего себе, неужели так просто и я смогу насобирать хотя бы десяток хороших отцов! Ага. Читаем биографию Гегеля: сына от первого брака сдал в детдом, где тот находился с 4 до 10. Ну ок, думаю я, сейчас точно найду. Кант вообще женщин и детей ненавидел. Ну ок.
Смотрим писателей. Тааак… вот у Диккенса детей был десяток. Впрочем, судя по тому, что он сбежал от жены к актрисе осемнадцати лет ему больше нравился процесс. (…) Ладно, думаю. Это все маленькие люди. Вот аристократия всякая – там же есть где развернуться. Вот Франц-Иосиф, что далеко ходить. Читаю про методы воспитания его сына Рудольфа (и волосы дыбом). Папенька самолично выбрал хорошего воспитателя. Который будил четырехлетнего ребенка выстрелами, бросал его одного в лесу (ну такое крутое спортивное ориентирование), запирал в темных комнатах, обливал ледяной водой и всячески унижал. (…) Ладно, думаю, это все немцы. Они с придурью. Смотрю как русских воспитывали – Николая первого и его брата (емое, вообще тушите свет), Рудольфу еще повезло. И тоже папенька был за, а маменька справедливо переживала, что дети до 18 лет будут страдать энурезом и ПТСР.

Дарья Голощапова, Facebook.

Маскулисткие движения, которые не стыдно вам показать

Что вы представляете при слове “маскулизм”? Какие-нибудь малоадекватные товарищи с риторикой вида “баборабство” и “в России матриархат”? А вот и зря! Сегодня я показываю хорошие, годные маскулисткие сообщества. (далее)

Отцовство в России, исследование Александры Липасовой

В ХХ веке мужчины мало участвовали в воспитании детей. Революции, войны, репрессии, тяжелый ежедневный труд отнимали отцов у семей. Подростки часто не ощущали отцовской поддержки, тепла.

Этот эмоциональный пробел стараются восполнить современные молодые мужчины. «Мой отец никогда не обнимал и не целовал меня, а мне это было нужно, – рассказывает респондент (рабочий, 32 года). — Я всегда обнимаю и целую моих сыновей. Я считаю, что это важно».

В то же время, такая «сентиментальность» в рабочей среде встречает недоумение. По словам респондента, друзья предостерегают его, что из сыновей «не вырастут настоящие мужчины». Стереотип отцовского поведения по-прежнему – эмоциональная отстраненность, скупость проявлений чувств к сыновьям.

Вовлеченные отцы стараются чаще разговаривать с ребенком. «Чем больше общения, тем больше ты знаешь [о своих детях], – говорит респондент (автоинструктор, 34 года). — Плюс спрашивать еще надо, и надо ребенку отвечать. Сейчас время, когда мои дети во мне нуждаются».

Отцы, активно участвующие в воспитании детей, стараются выстроить их будущее. «Я хочу, чтобы у дочерей было образование, профессия, чтобы они ни от кого не зависели», — замечает информант (грузчик, 38 лет). Опрошенные подчеркивали, что выполняют все просьбы детей (об игрушках, гаджетах и пр.), так что «у них все есть».

И все же вовлеченное отцовство — не слишком распространенная практика в малых городах. Это знак перемен, но еще не сами перемены. Респонденты явно не поддерживали идею о карьерной самореализации женщин. «За женщиной — все-таки уют и воспитание детей», – резюмировал один из опрошенных (автоинструктор, 34 года).

— по исследованию Александры Липасовой (Universitat Pompeu Fabra, выпускница ВШЭ), пересказ Ольги Соболевской.

“Красная пилюля” – перевод текста Амелии Тэйт про мужские мизогинные группы

Журналистка Амелия Тэйт (Amelia Tait) написала почти год назад для New Statesman большую статью, посвящённую мизогинным мужским группам в Reddit. Это очень нужный материал, который актуален и в России – поэтому я предлагаю свой перевод ниже. (далее)

Страх показаться “не мужчиной” и природоохранное поведение

Исследование американских экономистов показало, что мужчины избегают “зелёных” брендов потому, что подсознательно опасаются показаться недостаточно мужественными. (далее)

По следам собственного прошлого: бондаж и тентакли

Я решила написать несколько постов на основе своих старых бумажных записей и заметок, которые никогда не публиковались. Речь пойдёт о сексуальности и телесности: сегодня я расскажу про бондажные практики и фантазии о сексе с тентаклями. И про то, что всё значит и откуда берётся. (далее)

Случай Карди Би или как объективировать мужчину без его согласия и получить иск

В США рэперка Cardi B недавно выпустила альбом Gangsta Bitch Music, Vol. 1. и поставила на обложку вот такое вот фото:

Фото: Amazon/Cardi B

Однако вот незадача – мужчина, спину которого мы видим, был добавлен с другого снимка. Кевин Брофи (Kevin Brophy), который узнал о выходе этого альбома со слов приятеля и был вынужден отвечать на вопрос ребёнка “что тут делает папа и кто эта женщина?”, теперь подаёт в суд с требованием компенсации в пять миллионов. Не факт, конечно, что он получит хотя бы десятую часть от этой суммы, но история интересная и заслуживающая внимания. Хотя бы потому, что обычно про эксплуатацию чужого тела и отчуждения образа этого тела говорят применительно к женщинам; ещё любопытно как Карди Би копирует некоторые “мужские” приёмы:

А это скриншот из паблика одного стрёмного чувака, выдающего себя за специалиста по мужской психологии. Про него я писала отдельный пост, можете посмотреть.

Конкурс красоты у водабе, Нигер, традиционный для этой культуры

Лана нашла интересный антропологический материал – американский исследователь и фотограф Роберт Гарднер, работая в конце 1970-х годов в Нигере, заснял местный конкурс красоты. Особенность этого мероприятия, проводившегося у водабе (или бороро, хотя последнее название может сбить с толку) заключается в том, что макияж там наносят мужчины и судят конкурс женщины.