Книга Татьяны Никоновой, краудфандинг

Обратите, пожалуйста, внимание – справа сайта появился баннер на проект Татьяны Никоновой по созданию книги “Наука секса для подростков”. Татьяна – пожалуй без всякого преувеличения ведущая блогерка и журналистка, которая пишет про тело, гендер и сексуальность на русском языке. Плюс будут консультации профессионалов от медицины, плюс иллюстрации.

Ну и с недавнего времени она же ведёт nikonova.online.

Два аргумента против его предложения

В сообществе Equality выложили прекрасный пример того, как у людей в гендерной сфере отключается элементарная житейская логика:

В тюменской школе № 92 девочкам запретили носить классические брюки, так как они могут вызвать «передавливание половых органов», пишет Ura.ru. Мать первоклассницы Ольга Зенкова рассказала, что на летнем общем собрании от школы родителей предупредили, что девочкам нельзя носить брючные костюмы. Жительница Тюмени решила поговорить с директором школы Юрием Карнауховым, чтобы прояснить ситуацию: «Он сказал: аргумент первый — русский менталитет. И ещё он сказал, что брюки передавливают девочке органы в период полового созревания и у нее там всё неправильно развивается». Затем директор сказал, что ему неудобно обсуждать такие вещи со взрослой женщиной и отправил Ольгу к школьной медсестре, которая была в отпуске. На возражения Ольги ей посоветовали поменять школу. Если её дочь придёт на занятия в брюках, то получит выговор.

Вообще у директора почти наверняка есть свои аргументы – вполне осязаемые и весомые – в пользу ещё более радикального предложения запретить ношение брюк ученикам вообще, причём начав с мальчиков. Под катом я покажу то, как выглядят такие аргументы, но на всякий случай уберите детей и начальство от экрана. (далее)

Пропрописные буквы

Разбор Дарьи Саркисян на “Медузе”, правда ли что детей могут перестать учить писать от руки прописью. Если кратко – то да, правда, доказательств в пользу прописей не так много и они не самые надёжные. И тут я не могу не сказать, что сама я так и не научилась толком писать прописными, то есть слитными, буквами. Я пишу печатными, причём в итоге получается с той же скоростью и куда как разборчивее. Прописные буквы это скорее каллиграфия: занятие со своей прелестью, но явно не для обязательной всеобщей программы обучения.

Мой почерк выглядит примерно так, как подписи на этой карте (рисовалась мной в курсе Gender and Space во время учёбы).

 

Подростковая порнография в России и борьба с ней

  • Огромный и очень подробный репортаж Павла Мерзликина для “Медузы” про подростковую порнографию в России. Кто её делает (часто сами подростки, как правило ради заработка), кто зарабатывает на этом (перепродающие, а не сами модели) и даже немного о том, кто покупает. Для меня это очередное свидетельство того, что нужны масштабные образовательные программы, от третьего класса до взрослых людей, а заодно и меры вроде криминализации клиентов проституток.

Линия “запрещать и ограничивать соцсети” – априорно ущербная. Во-первых, она ведёт к очень опасной ситуации развития цензуры (сейчас в России блокируют не только подростковое порно или сайты с продажей наркотиков, но также общественно-политические “Грани” или “Ежедневный журнал”). Во-вторых, блокировки элементарно обходятся и будут обходится всегда, а та же торговля в соцсетях вообще так просто не блокируется – короче, все запретительные меры требуют прорву ресурсов, но не дают ничего сверх незначительных сложностей для нарушающих запреты. В-третьих, и это самое важное, сама логика передачи государству каких-то полномочий в области “надзора за моралью” принципиально порочна: мы переносим ответственность сграждан на некую невнятную структуру и в пределе вообще отказываемся от своей субъектности.

Альтернативный подход заключается в том, чтобы усиливать свою ответственность и свою субъектность. Когда люди понимают, что они вообще-то все личности со своим достоинством, они не будут покупать чужую фотографию с надписью на теле за 35 рублей — это некрасиво, некультурно и унизительно. Но да, это выстраивается за годы и начинается с того, что мы меняем всё и вся, от привычки говорить детям “надень шапку, замёрзнешь” в +15 градусов до манеры огораживать каждый участок земли сплошным забором с колючей проволокой. (далее)

Родитель. Хороший, плохой, трансгендерный.

Новость из Самары о признании юридической смены пола трансженщиной с детьми дала хороший повод поговорить о родительстве и трансгендерности (далее)

Кто чему научит детей

Скопирую с Facebook-а:
Сегодня – точнее, уже вчера – вечером я долго не могла выкинуть из головы дебаты Виталия Милонова и Татьяна Никонова. У меня возникла вот такая мысль – я часто слышала обвинения моих соратниц и единомышленниц в излишней слащавости и толерантности. Но, по-моему, лучше уж так, чем поток ненависти от депутата парламента. (далее)

Папы и еда

San Francisco Chronicles пишет о проблеме, которая прекрасно знакома россиянкам – если принимать участие в домашней работе мужчины худо-бедно научились, то вот с планированием семейного питания, особенно детского, у них зачастую всё плохо. Иными словами, накормить детей овощами и рыбой/курицей вместо пельменей может далеко не каждый.  (далее)

Вторая попытка возвращения Мартенсов

Интервью, взятое корреспондеткой “Медузы” Анастасией Сивцевой у Евгения Мартенса – крайне любопытный материал. Я вчера обещала про это пост и сегодня его написала, хотя это было непросто – в таких случаях мне всегда тяжело отделить личную позицию от исследовательской. (далее)

Дети, образование, труд и ответственность

Google, очевидно, в курсе этой проблемы: они даже выпустили специальное приложение «YouTube Детям», которое даёт родителям больший контроль над тем, что именно смотрят их отпрыски, самостоятельно фильтруя сомнительный контент. Но даже оно работает несовершенно: YouTube просто не успевает маркировать все «пиратские» видео как подозрительные — поэтому приложение всегда может показать его ребёнку. Каналы с фальшивками продолжают больше всего зарабатывать на детях, которым дают смотреть YouTube без присмотра. Достаточно сделать ролик подлиннее, вставить в него побольше рекламы — и вуаля.

В этой статье-обзоре “детских” YouTube каналов (Wonderzine, Гриша Пророков) сказано то, про что я говорила задолго до своего родительства и что готова повторить с семилетней дочкой – проблема не в технологиях. Проблема не в “падении нравов”. Проблема в том, что растить детей это отдельный сложный труд и сами по себе дети не растут. Вас не смущает, что совершенно тупая по сравнению с детским мозгом начинка компьютера требует вдобавок к микрочипам ещё и программ, настройка которых иногда доступна только высококвалифицированным специалист(к)ам? Да, кому-то надо сидеть с ребёнком и смотреть ролики, кому-то нужно объяснять всё, что вокруг происходит, кто-то должен не просто кормить-поить-мыть-укладывать спать, но и передавать знания.

Я прошедшие выходные провела на детском турслёте и там много общалась с мамами, отказавшимися от школы – их дети формально на надомном обучении, а де-факто они занимаются половину времени с родителями, а половина занятий проводятся в небольших неформальных группах. Мотивация родительниц всюду одинакова: стандартная система поточного обучения неэффективна, болезненна и по всем критериям уступает домашнему/полудомашнему подходу.

Когда говорят о “борьбе с вредной для детей информацией” – это уже не поточная школьная система, а ещё более примитивный и “вертикальный” подход, основанный на делегировании всех полномочий и всей субъектности даже не учительницам, а некоему полумифическому “государству”, которое должно запретить суицидальные паблики в ВК, пропаганду наркотиков, какое-то неправильное кино и пропаганду гомосексуализма. Это всё автоматически снимает ответственность с родителей, но было бы ошибкой думать, что причина чрезмерного запретительства кроется только в нежелании брать на себя ответственность.

Мне не нравятся, кстати, такие гипотезы – “люди не хотят брать ответственность, они инфантильны”. Эрих Фромм, “Бегство от свободы” – книга хорошая, но не универсальная.

Кроме ответственности есть ещё такой аспект, как признание родительства трудом и работой. Работа в нашем мире это более ценная вещь, чем “сидеть дома с детьми”: а раз мать, как правило, считают занятой чем-то второстепенным, то и рассматривать всерьёз семейное воспитание вкупе с семейным же обучением никто не будет. Будут, конечно, говорить общие словеса о семейных ценностях, но все эти “ценности” совершенно оторваны от конкретного труда и конкретных же проблем.

Семейное образование и воспитание в традиционном обществе это прерогатива матерей и часть патриархатной гендерной модели, в национальном государстве сюда добавляется элемент трансляции в семье государственной идеологии – а в наши дни уместнее уже говорить про совсем другие вещи. XX век стал, если смотреть с точки зрения гендерных исследований, веком феминизма – женщины стали получать равные права и занимать те же места, что и мужчины. Это не только поменяло структуру занятости, это ещё и привело к тому, что в ряде стран начали рассматривать родительство как труд. В сочетании с возросшей ценностью детской жизни мы подошли к иным моделям обучения – с малыми группами, с большей гибкостью, с большими вложениями. И да, если мы относимся к этому всерьёз, если отцы начинают брать отпуска по уходу за грудничками и наравне с матерями занимаются с детьми постарше – тогда и ответственность иная.

Напоследок – очень советую посмотреть интервью “Медузы” с Евгением Мартенсом. Тем самым немцем, который неудачно пытался вывезти семью из Германии в России. Это, пожалуй, станет темой следующей моей записи.

Ссылки

Сегодня с утра возобновила загрузку старых, но потерявшихся после проблем с сервером материалов и, в частности, добавила два примера плохой психологии – в виде руководств по пикапу. Это книга Алекса Лесли “Жизнь без трусов” и “Женщина – где у неё кнопка?”  Виса Вимталиса, рэпера.

А ещё я хочу порекомендовать украинский (но большинство материалов – на русском, так что незнание украинского проблемой не будет) сайт “Мама в деле”. Он ориентирован на мам, но вообще там есть, например, куча довольно разумных советов по воспитанию.