Подростковая порнография в России и борьба с ней

  • Огромный и очень подробный репортаж Павла Мерзликина для “Медузы” про подростковую порнографию в России. Кто её делает (часто сами подростки, как правило ради заработка), кто зарабатывает на этом (перепродающие, а не сами модели) и даже немного о том, кто покупает. Для меня это очередное свидетельство того, что нужны масштабные образовательные программы, от третьего класса до взрослых людей, а заодно и меры вроде криминализации клиентов проституток.

Линия “запрещать и ограничивать соцсети” – априорно ущербная. Во-первых, она ведёт к очень опасной ситуации развития цензуры (сейчас в России блокируют не только подростковое порно или сайты с продажей наркотиков, но также общественно-политические “Грани” или “Ежедневный журнал”). Во-вторых, блокировки элементарно обходятся и будут обходится всегда, а та же торговля в соцсетях вообще так просто не блокируется – короче, все запретительные меры требуют прорву ресурсов, но не дают ничего сверх незначительных сложностей для нарушающих запреты. В-третьих, и это самое важное, сама логика передачи государству каких-то полномочий в области “надзора за моралью” принципиально порочна: мы переносим ответственность сграждан на некую невнятную структуру и в пределе вообще отказываемся от своей субъектности.

Альтернативный подход заключается в том, чтобы усиливать свою ответственность и свою субъектность. Когда люди понимают, что они вообще-то все личности со своим достоинством, они не будут покупать чужую фотографию с надписью на теле за 35 рублей — это некрасиво, некультурно и унизительно. Но да, это выстраивается за годы и начинается с того, что мы меняем всё и вся, от привычки говорить детям “надень шапку, замёрзнешь” в +15 градусов до манеры огораживать каждый участок земли сплошным забором с колючей проволокой. (далее)

Родитель. Хороший, плохой, трансгендерный.

Новость из Самары о признании юридической смены пола трансженщиной с детьми дала хороший повод поговорить о родительстве и трансгендерности (далее)

Кто чему научит детей

Скопирую с Facebook-а:
Сегодня – точнее, уже вчера – вечером я долго не могла выкинуть из головы дебаты Виталия Милонова и Татьяна Никонова. У меня возникла вот такая мысль – я часто слышала обвинения моих соратниц и единомышленниц в излишней слащавости и толерантности. Но, по-моему, лучше уж так, чем поток ненависти от депутата парламента. (далее)

Папы и еда

San Francisco Chronicles пишет о проблеме, которая прекрасно знакома россиянкам – если принимать участие в домашней работе мужчины худо-бедно научились, то вот с планированием семейного питания, особенно детского, у них зачастую всё плохо. Иными словами, накормить детей овощами и рыбой/курицей вместо пельменей может далеко не каждый.  (далее)

Вторая попытка возвращения Мартенсов

Интервью, взятое корреспондеткой “Медузы” Анастасией Сивцевой у Евгения Мартенса – крайне любопытный материал. Я вчера обещала про это пост и сегодня его написала, хотя это было непросто – в таких случаях мне всегда тяжело отделить личную позицию от исследовательской. (далее)

Дети, образование, труд и ответственность

Google, очевидно, в курсе этой проблемы: они даже выпустили специальное приложение «YouTube Детям», которое даёт родителям больший контроль над тем, что именно смотрят их отпрыски, самостоятельно фильтруя сомнительный контент. Но даже оно работает несовершенно: YouTube просто не успевает маркировать все «пиратские» видео как подозрительные — поэтому приложение всегда может показать его ребёнку. Каналы с фальшивками продолжают больше всего зарабатывать на детях, которым дают смотреть YouTube без присмотра. Достаточно сделать ролик подлиннее, вставить в него побольше рекламы — и вуаля.

В этой статье-обзоре “детских” YouTube каналов (Wonderzine, Гриша Пророков) сказано то, про что я говорила задолго до своего родительства и что готова повторить с семилетней дочкой – проблема не в технологиях. Проблема не в “падении нравов”. Проблема в том, что растить детей это отдельный сложный труд и сами по себе дети не растут. Вас не смущает, что совершенно тупая по сравнению с детским мозгом начинка компьютера требует вдобавок к микрочипам ещё и программ, настройка которых иногда доступна только высококвалифицированным специалист(к)ам? Да, кому-то надо сидеть с ребёнком и смотреть ролики, кому-то нужно объяснять всё, что вокруг происходит, кто-то должен не просто кормить-поить-мыть-укладывать спать, но и передавать знания.

Я прошедшие выходные провела на детском турслёте и там много общалась с мамами, отказавшимися от школы – их дети формально на надомном обучении, а де-факто они занимаются половину времени с родителями, а половина занятий проводятся в небольших неформальных группах. Мотивация родительниц всюду одинакова: стандартная система поточного обучения неэффективна, болезненна и по всем критериям уступает домашнему/полудомашнему подходу.

Когда говорят о “борьбе с вредной для детей информацией” – это уже не поточная школьная система, а ещё более примитивный и “вертикальный” подход, основанный на делегировании всех полномочий и всей субъектности даже не учительницам, а некоему полумифическому “государству”, которое должно запретить суицидальные паблики в ВК, пропаганду наркотиков, какое-то неправильное кино и пропаганду гомосексуализма. Это всё автоматически снимает ответственность с родителей, но было бы ошибкой думать, что причина чрезмерного запретительства кроется только в нежелании брать на себя ответственность.

Мне не нравятся, кстати, такие гипотезы – “люди не хотят брать ответственность, они инфантильны”. Эрих Фромм, “Бегство от свободы” – книга хорошая, но не универсальная.

Кроме ответственности есть ещё такой аспект, как признание родительства трудом и работой. Работа в нашем мире это более ценная вещь, чем “сидеть дома с детьми”: а раз мать, как правило, считают занятой чем-то второстепенным, то и рассматривать всерьёз семейное воспитание вкупе с семейным же обучением никто не будет. Будут, конечно, говорить общие словеса о семейных ценностях, но все эти “ценности” совершенно оторваны от конкретного труда и конкретных же проблем.

Семейное образование и воспитание в традиционном обществе это прерогатива матерей и часть патриархатной гендерной модели, в национальном государстве сюда добавляется элемент трансляции в семье государственной идеологии – а в наши дни уместнее уже говорить про совсем другие вещи. XX век стал, если смотреть с точки зрения гендерных исследований, веком феминизма – женщины стали получать равные права и занимать те же места, что и мужчины. Это не только поменяло структуру занятости, это ещё и привело к тому, что в ряде стран начали рассматривать родительство как труд. В сочетании с возросшей ценностью детской жизни мы подошли к иным моделям обучения – с малыми группами, с большей гибкостью, с большими вложениями. И да, если мы относимся к этому всерьёз, если отцы начинают брать отпуска по уходу за грудничками и наравне с матерями занимаются с детьми постарше – тогда и ответственность иная.

Напоследок – очень советую посмотреть интервью “Медузы” с Евгением Мартенсом. Тем самым немцем, который неудачно пытался вывезти семью из Германии в России. Это, пожалуй, станет темой следующей моей записи.

Ссылки

Сегодня с утра возобновила загрузку старых, но потерявшихся после проблем с сервером материалов и, в частности, добавила два примера плохой психологии – в виде руководств по пикапу. Это книга Алекса Лесли “Жизнь без трусов” и “Женщина – где у неё кнопка?”  Виса Вимталиса, рэпера.

А ещё я хочу порекомендовать украинский (но большинство материалов – на русском, так что незнание украинского проблемой не будет) сайт “Мама в деле”. Он ориентирован на мам, но вообще там есть, например, куча довольно разумных советов по воспитанию.

Ссылки

(далее)

Некуда бежать

Занятная история немецкой семьи (муж и отец – выходец из СССР), которая “сбежала из Германии от уроков сексуального просвещения” в деревню Кыштовка Новосибирской области. Многодетная и, по всей видимости, религиозная семья внезапно обнаружила, что вне западноевропейского государства жить как-то не очень комфортно – пусть даже и без уроков сексуального воспитания. (далее)

Детская одежда “в соответствии с полом”

Татьяна Никонова сегодня поделилась картинкой из книги Татьяны Аптулаевой “Энциклопедия счастливого материнства: Мать и дитя от зачатия до первых шагов”:

из книги Татьяны Аптулаевой “Энциклопедия счастливого материнства: Мать и дитя от зачатия до первых шагов”

И я вспомнила картинку, которую недавно публиковала у себя в ВК с саркастическим комментарием. Вообще до недавнего времени мальчики носили абсолютно такую же одежду, как и девочки – белые платья, которые легко менять (маленький ребёнок, знаете ли, склонен пачкаться) и которые недорого стоят. До появления искусственных красителей и массовой химической промышленности красить детские вещи в розовый и голубой было непозволительной для абсолютного большинства семей роскошью. Делать разные фасоны на пятилеток – ещё туда-сюда, большинство исторических изображений действительно отмечают разную одежду для мальчиков и для девочек, но именно для малышей в возрасте около года платья были одинаковы. Одевать годовасика в розовое платьице или голубенькие штанишки – новейшая мода.