Дети и “гендерно неподобающее”

Обсуждая недавний короткометражный фильм Stereo, а равно клип про мальчика, который хотел носить платье – я столкнулась со следующим вопросом: Как правило родитель, отказывающий ребёнку в покупке нового компьютера или игрушки, кажется нам скорее симпатичным. В чём разница с тем, что мы видим в этих видео? (далее)

Суррогатное материнство и отчуждение репродуктивного труда в обычной семье

“Афиша” опубликовала две истории женщин, зарабатывающих суррогатным материнством. Является ли такая работа большим отчуждением детей, чем “обычная семья”, где женщина должна работать вовне ради денег, работать по дому и на неё же возлагаются детские домашние задания? Мне кажется, что ответ на этот вопрос по меньшей мере неочевиден. (далее)

Квирность как решение

Я написала большой (1900+ слов) текст про то, какая сейчас есть важная гендерная проблема в России, про то, что эта проблема была сформулирована феминистками второй волны – и что решение её возможно в рамках волны третьей, через гендерквирность с небинарными идентичностями. (далее)

Школа как травматичный опыт

К моему прошлому тексту, написанному в ночь на 1 сентября – там, где я писала про насилие со стороны государственных организаций, от женских консультаций до школ и больниц – сегодня попалась пара. Текст “Как в школах гробят детей” Елены Безсудовой. Несмотря на заголовок в настоящем времени, текст больше про 1990-е годы, и я от себя замечу что ситуация в общем-то знакомая. Ключевая цитата:

Увы, нам, поколению 90-х, любителям вкладышей с Дональдом Даком, Zuko, жвачки Love is, соток и прочей детской дребедени, очень не повезло со школой. Не всем, но многим, я знаю. Мгновенное разрушение идеологии, пусть советской, но все держащей людей хоть в каких-то рамках, обнажило то, что сами по себе эти люди жить не умеют и начинают бесчинствовать. Возможно, хамство, сребролюбие и озлобленность наших учителей можно оправдать нищенской зарплатой и непростыми социальными и бытовыми условиями. Но при мысли о том, что моего нежного и трепетного ребенка в школе будут травить училка, глаза застилает белая пелена ярости. Мне хочется взять себя, маленькую, и каждого беспомощного человека, обиженного какой-нибудь толстозадой “Анной Ивановной”, пахнущей увядающей бабой, за руку, обнять и сказать: да ну ее, школу эту. Пойдем лучше мороженого поедим. И врезать Анне Ивановне по оголтелой физиономии.

Это выросшие мы, родители, блогеры и журналисты, не хотим и боимся снова садиться за парту. Потому что не готовы проживать плохое заново. Не готовы к вскрытию собственных затянувшихся ран, которые к тому же не лечили должным образом, бинтами, перекисью и любовью – в нашем детстве не принято было жаловаться на врагов. Тревожно поглядываем на уставшего ребенка: не обижают ли, не унижают ли, не плохо ли ему там? А если плохо, то как быть? Защищать ли перед учительницей? Или сказать честно, что она дура? А если хуже будет? Переводить в другую школу? Или на домашнее обучение? Или, может, лучше забить и махнуть зимовать в Таиланд? Отсюда такая вакханалия вокруг “Дня знаний”, попытки найти альтернативные методы обучения и, наконец, открытая ненависть родителей к современной школе, которая, я очень надеюсь, уже другая.

1 сентября, автоэтнографические наброски

Большой (1950 слов) автоэтнографический набросок на тему первого сентября, биополитики, насилия со стороны государственных институтов и около. Сырой текст, который, тем не менее, я бы хотела обсудить. (далее)

Детское тело, масса и купальник

Ещё одна зарисовка на “детские” темы, в развитие вчерашней записи о насилии – некоторое время назад мы поехали с дочкой купаться на озеро. Там Лиза встретила свою ровесницу и они какое-то время вместе прыгали в воду и общались. Два неприятно поразивших меня момента таковы: за примерно сорок минут нашего пребывания … (далее)

Страшные видеоблоги и дети

Свежая зарисовка: заканчиваю готовить обед и с улицы буквально вбегает дочка. Вбегает, закрывает дверь и говорит нечто вроде “ой, мамочки, ужас”, явно испуганная. На вопрос, что же случилось, рассказывает – вместе с подругами они увидели на смартфоне у одной девочки ролик про “Кровавую Мэри”. (далее)

О насилии в отношении детей и подростков

Сегодня читала про общественную организацию, возглавляемую Анной Левченко – “Сдай педофила”. И подумала, что надо записать некоторые свои собственные мысли по поводу насилия над детьми и подростками, а также интернет-безопасности. (далее)

О народной медицине, подборка свидетельств выросших детей

Сегодня коллега, Оксана Луцкая, показала мне потрясающую подборку воспоминаний выросших детей о “народной медицине” (как подсказал в комментариях Gorrah, всё пошло с обсуждения на Pikabu). Это даже с моей точки зрения лютейший трешак и на этом фоне известные мне BDSM-практики – так, невинные развлечения.

“Мне матушка хронический ринит вылечила вместе со слизистой в носу – накапала мать его сок репчатого лука. Это было больше двадцати лет назад, а помню как будто вчера. Сейчас я сама мама. Ребеночек маленький, у него, простите, запор и это нормально для его возраста. Маман вместе со свекровью порываются напихать ребенку в зад мыло. Это пиздец”.

Потом, наверное, они ещё удивляются тому, что выросшие дети начинают применять мыло таким же способом, но в несколько иных целях (хотя иногда даже ценители BDSM в идее засунуть внутрь мыло бывают разочарованы).  Или не мыло, а имбирь. В любом случае, это всё ну очень специфический опыт, который я бы своей дочке до 18 лет точно не пожелала.

А в моем детстве 90% всех болезней лечилось промыванием желудка тремя литрами подсоленной воды… Живот болит? Промываем желудок. Голова болит? Промываем желудок. Устала и прилегла днём поспать? Что-то не так и надо промыть желудок. По словам бабушки болела я все время, вся намучилась со мной, жизнь мне спасала.

Этого уже нет и в мало-мальски распространённых взрослых практиках. Более того, если взрослые начнут постоянно вызывать у себя рвоту – это явно вызовет подозрение. Но стоит только прикрыться “лечением ребёнка” – и вуаля! – любая дичь становится узаконеным методом народной медицины. Да, любая. Серьёзно. Оттуда же:

“Клизма с чесночной водой – это фигня, скажу я вам. А вот моя мамуленька от кого-то принесла дивный рецепт: потереть 2 зубца чеснока, отжать сок, намотать вату на спичку, щедро обмакнуть в неразведенный (!!!) чесночный сок и вечером примерно минуты на 2 запихать в анус 4-летнему ребенку. Вот это, сцк, ад самый настоящий. Попробуйте нагретый паяльник засунуть в жопу – ощущения, думаю, будут похожими, хотя и помягче, чем чесночная затычка. Боже, как я выла! Как я боялась этой процедуры, каждый вечер – как на Голгофу((( Маме только пару лет спустя пришла в голову светлая мысль – опробовать процедуру на себе. Когда она от неожиданно ярких ощущений начала бегать пешком по стенам, тогда-то до нее и дошел весь ужас того, чему она меня подвергала”.

Думаете, это всё? О, нет, это просто я выбирала анально-оральные пытки в силу своего исследовательского интереса. А самый сок – вот:

“У знакомого в 12 лет был варикоз мошонки, или как там это называется. Ну вот его возили к бабке. У той было два зуба – один сверху, другой снизу, и она этими зубами долго кусала пацана за яйца. Сеансов пять такого лечения”.

Впрочем, это хотя бы относительно безвредно, хотя и выглядело, наверное, весьма диковато. Вот похуже по тяжести последствий:

Собирается конструкция – мое детское тельце сажается к ванне, кастрюля крутого кипятка ставится на край ванны (КРАЙ ВАННЫ!), всё это накрывается телогрейкой. Результат – шрамы на всю жизнь, по большей части благодаря тому что бинты потом уже вырывали из кожи.

Надо заметить, что меня большая часть треша миновала. Моя бабушка читала Малахова про уринотерапию, но на мне ничего сверх раствора марганцовки, причём в каких-то терпимых количествах, не применялось. Но где-то половину рецептов я реально слышала, так что процент придуманных историй тут крайне невелик.

Книга Татьяны Никоновой, краудфандинг

Обратите, пожалуйста, внимание – справа сайта появился баннер на проект Татьяны Никоновой по созданию книги “Наука секса для подростков”. Татьяна – пожалуй без всякого преувеличения ведущая блогерка и журналистка, которая пишет про тело, гендер и сексуальность на русском языке. Плюс будут консультации профессионалов от медицины, плюс иллюстрации.

Ну и с недавнего времени она же ведёт nikonova.online.