Ошибка экономиста или почему я не хочу получать зарплату в 70 тысяч вместо 20.

Экономиста Андрея Мовчана я очень уважаю за целый ряд хороших и годных материалов для самых разных российских изданий. Однако его новый материал в “Снобе” про сравнение стоимости жизни в США и России — прямо скажем, уязвим для критики.

Интересно, что происходило бы с бюджетом семьи, живущей в ближнем пригороде Москвы, в доме за 700 тыс. долларов, купленном в ипотеку, с двумя машинами среднего класса? Отличий было бы очень много. (…)  В общем, калькуляция показывает, что такая семья… будет тратить в год на 23 300 долларов больше, чем зарабатывает!

Далее автор честно пишет:

Но самое главное, эта семья принадлежит к примерно 0,3% счастливцев с доходом на двоих человек не ниже 377 тыс. рублей на взрослого в месяц — это фактически богачи.

и приводит пример “семья в Подмосковье, если она, как изученная нами американская, находится на рубеже 9,5% самых обеспеченных семей (то есть 9,5% семей имеют доход больше, остальные — меньше)”:

В такой семье в России каждый из родителей зарабатывает где-то по 70–75 тыс. рублей в месяц (естественно, после сборов и налогов работодателя, до подоходного налога), или (уже за вычетом подоходного) 27 тыс. долларов в год на семью. Такая семья не откладывает деньги на старость — не с чего. Она не живет в доме — ее возможностей хватает только на ипотеку двухкомнатной квартиры в Новой Москве, стоимостью 90 тыс. долларов. Она не ездит в Турцию — деревенский дом бабушки дешевле. Она не тратит деньги на обучение ребенка — пусть учит государство. Она имеет одну дешевую машину. Никаких страховок — ни жизни, ни имущества. Никакой частной медицины — больше спорта на свежем воздухе (клуб тоже не по карману). Одежда самая необходимая; еда — без праздничной; старики обойдутся пятьюстами долларами на всех на год — сами трудно живем. При этом чуть больше 1000 долларов в год откладывается — то ли на похороны, то ли на взятки врачам, если придет серьезная болезнь.

Поскольку мне доводилось жить и как эта семья, и как семья с куда меньшим доходом, я должна заметить что уважаемый Андрей Мовчан всё-таки ошибается. Семья с доходом 150 тысяч рублей в месяц может тратить порядка 45-50 тысяч рублей на ипотеку (квартира по 5М рублей, то есть чуть дешевле; ипотеку я считала по калькулятору банка ВТБ24), на еду потребуется ещё тысяч тридцать, а оставшиеся 70К в месяц покрывают много чего — от частной школы (37К с продлёнкой — реальный вариант, сама знаю учащихся там) до платной медицины (консультация врача около 2К, зубная пломба порядка 10К, лазерная коррекция зрения в районе 100К, ведение беременности того же порядка). Конечно, этого действительно с трудом хватит на покупку дома (около 10М рублей, по ипотеке 76К рублей в месяц и 2,3М первоначального взноса), но насчёт отпуска “исключительно у бабушки” и “никакой частной медицины” — это просто неверно.

Когда “меньше” больше, чем “больше”

Я рискну предположить, что Андрей Мовчан — будучи высококвалифицированным специалистом — в данном случае совершил ошибку в части переноса стандартов своего класса (или социальной группы, поскольку “класс” есть понятие расплывчатое) на класс (группу) с меньшими доходами. Причём эта ошибка не единственная, в рассуждениях о семейном бюджете я вижу ещё один изъян, причём изъян фундаментальный. (далее)

Биохакинг через призму феминисткой оптики

Некоторое время назад на VC.RU появился* текст Сергея Фаге “Мне 32 года и я потратил на биохакинг 200 тысяч долларов”. Это рассказ про то, как располагающий приличным доходом интернет-предприниматель решил “проапгрейдить” своё тело. Я написала текст про то, что на самом деле эта история – про капитализм и гендерные отношения (далее)

Запрет “пропаганды нетрадиционных отношений”: почему это провал с самого начала

Недавно в отношении самарской активистки Евдокии Романовой возбудили дело о “пропаганде нетрадиционных отношений”. Однако сам запрет “пропаганды” – один большой фейл, причём как в силу частностей, так и по фундаментальным причинам: сегодня мы поговорим про последние подробнее. (далее)

Откровения фемдомных рабов

Прочла текст Виктории Рипы для “Батенька, да вы трансформер!” – про мужчин, состоящих в фемдомных сообществах вроде “Ищу Госпожу”. Прямо читала и сопоставляла со своими собственными наблюдениями, очень интересно. Цитата:

Хоть я и раб, но эстет: я ужасный фетишист женского белья и обуви. Мне нравится ходить в женском белье, обуви, одежде; нравится, когда со мной обращаются не как с мужчиной, а как с женщиной, как с рабыней. Я хочу жить, как рабыня. Мне нравится, когда меня страпонят или имеют как шлюху. Я обожаю делать минет. По факту я бисексуал, но мне не нравится взаимодействовать с мужчинами по собственному желанию: мне нравится, когда женщина приказывает, и под её контролем это всё происходит.

Другой собеседник:

Ещё у меня была одна фантазия: чтобы меня пригласили в гости две дамы, чем-то напоили, раздели, заковали в кандалы и начали превращать меня в членодевушку, то есть делали операции на грудь и бёдра в домашних условиях, а закончив, гримировали меня под жгучую блондинку. (…) Иногда мне о тело тушат сигареты, а окурки стряхивают в рот, но это, как и всё остальное, позволено далеко не каждой: я не люблю жирных, а ещё люблю унижающий взгляд девушки.

Ещё один:

Я люблю чувствовать себя рабом и люблю вылизывать ступни. Но в моём случае это — не совсем футфетиш. Мне важно быть униженным. К примеру, перед тем как приказать мне лизать, ни одна хозяйка в душ не ходила. Бывали случаи, что заставляли не только ноги вылизывать, но грязные носки, обувь, полы. Мне говорили, что я хорошо лижу, прямо как девушка. (…) На обычной жизни мои предпочтения никак не отражаются, с ней у меня всё стереотипно для фемдом-рабов. Я обладаю лидерскими качествами, то есть за пределами постели чаще всего я указываю, что людям делать. Могу предположить, что у меня, в отличие от большинства представителей фемдома, нет глубинных психологических отличий. Просто когда закрываюсь с женщиной в спальне, мне нравится полизать ей ножки, нравится, когда она мной командует.

На мой взгляд феномен фемдома в таком вот виде хорошо рассматривать через феминисткую оптику. Мужчины получают удовольствие за счёт освобождения от ответственности и через передачу контроля над собой партнёрше, причём к партнёрше предъявляется ряд довольно жёстких требований, а её власть зачастую ограничивается рамками сцены. Нарушения гендерного порядка тоже относительно: пусть мужчину и страпонят, пусть он и делает всю обслуживающую работу – это всё равно остаётся в рамках бинарной модели, где кто-то командует, а кто-то подчиняется. Более того, подобные фемдомные сценарии прямо подразумевают что женская роль унизительна, что в её рамках надлежит “хорошо лизать, делать всем минет и позволять тушить о себя окурки”, а наличие фаллоса приравнивается к обладанию властью.

Страпон Госпожи оказывается не столько орудием для пеггинга – как способа доставить удовольствие партнёру – сколько символом вполне традиционного гендерного порядка. Фемдом на самом деле консервативен, единственный “ненормативный” элемент в нём сводится к перемене мест мужчины и женщины, да и то, повторюсь, в строго оговоренных рамках.

Джеймс Дэмор, его “манифест”, Google и большой скандал

Сотрудника Google уволили после публикации во внутренниз ресурсах “манифеста против гендерного равноправия”. И вот что я по этому поводу думаю: (далее)

История краха маскулинности

Развёрнутый ответ на личный вопрос “откуда у тебя вылез женский род?”. И про крах маскулинности. Почти то же самое, но более академично, я уже писала ранее, а это текст простым языком. (далее)

Взгляд на будущее: размышляя о семейном устройстве

Немного пофантазировала на тему того, как могут поменяться семейные отношения в будущем. Если на сцену не выйдет искусственная матка и редактирование генома, но мужчины начнут наравне с женщинами работать в семье – это может сделать оправданными ранние роды (в 18-20 лет). (далее)

Так чьим цветом раньше был розовый?

На Stack Exchange в разделе Skeptics появился огромный и хорошо аргументированный разбор того, правда ли что сто лет назад розовый считался “мальчиковым” цветом. Если кратко, то да, во многих местах так и было. Это не было абсолютно универсальным правилом, но таких примеров множество.

Гендер по умолчанию и “крымско-татарский террорист”, котор_ую опасно недооценивать

“Гендер по умолчанию – мужской” – известный эффект, суть которого заключается в том, что иностранные имена с неясным окончанием по умолчанию и в отсутствии явного контекста передаются как мужские. Сегодня я увидела пример политический: “крымско-татарского террориста Амина Осмаева”. (далее)

“Секреты женской психологии”

Большой разбор очередной подборки (на сей раз, кстати, не столь уж плохой) про “секреты женской психологии”. Как несложно догадаться, мы снова увидим и нейросексизм, и выдачу культурных феноменов за “особенности женской психики”. (далее)