Кукусики – крах мозаичной маскулинности

Рубрику “кукусики” пора делать постоянной. Сегодня мне попался очередной экземпляр – и снова не сам по себе, а вполне себе показательный. Чувак, который творит адский треш, но при этом не имеет никаких неприятностей с законом, поскольку этот треш в определённом смысле характерен не для отдельных отморозков, а практически для всех … (далее)

Что такое гендерная идентичность?

Вопрос от читательницы

Не могли бы вы помочь мне разобраться с вопросом научного определения гендерной идентичности? Дело в том, что я уже несколько раз пыталась выведать это определение у людей, оперирующих термином “трансфобия”. И каждый раз они старательно уходили от ответа. Честно говоря, у меня сложилось впечатление, что они не могут его дать. В то же время, мне кажется, что в это понятия заложено некая метафизическая основа, вроде “души” или “вселенского мужского и женского начала” (что делает его несовместимым с научной картиной мира). Не могли бы вы поделиться своей точкой зрения по этому вопросу? (далее)

Размужичье

“Страна холода. Виденное и слышанное” – Немирович-Данченко В. И., стр.337; кликабельно.

Другая цитата:

Несчастный вид полоумной женшины, поразившей сразу общим тягостным впечатлением, не выходил у меня из головы и требовал справок. Настоящих собрать не удалось, но приблизительно объяснила повитушка-старуха, которая осматривала ребенка, нашла его уродом, всплеснула руками и, разуммеется, не задумалась вскрикнуть во все горло и тогда же объявиьт всем окружающим до самой роженицы включительно. У последней, конечно, со стыда и испуга, бросилось молоко в голову.

— Чем прегрешила, за что божье наказанье?
— Ведь у тебя, кормилка, ребенок-от «распетушье»: страшное дело!

Страшное дело для матери, — с косвенным отношением неудачных и несчастных родов (по суеверным приметам) ко всему селению, где это случилось, — для меня стало ясным, когда объяснилось, что родилось дитя «ни мальчик, ни девочка». Здесь уже этой уродливости рождения придумалось новое слово на замену общего русского названия «двуснастным, двусбруйным, двуполым» и на отмену длинного, нескладного и непонятного чужого слова «гермафродит», составленного по греческой мифологии. Здесь домашним способом обходятся проще и удовлетворительно. Ребенка и потом взрослого парня, сохраняющего в чертах лица и характера нежную женстванность с девичьими ухватками называют «девуля» и «раздевулье»: парень застенчив, на слово краснеет, стыдится того, чего мужчинам не следует, равнодушен к девкам и с ребятами не сходится. Другая женщина его не только заткнет за пояс, но и перехвастает. Она говорит мужским грубым голосом, в ухватках кажется богатырем. Ей бы кнут в руки, да на лошадь. Рукавиц с руки не снимает, любит обувать мужские сапоги и надевать мужичью шапку это — «размужичье». Таких смелых и грубых баб много в Коле, но зато там про себя делают и отличие: все-де бабы, как люди, а незамужние, вышедшие из лет, «залетные», как говорят в Поморье, грубеют, утрачивая женские свойства и размужичиваются, усваивая все мужские привычки и приемы, и даже предпочитают всегда одеваться мужчинами. В некоторых случаях — и не без основания — подозреваются и в этих женщинах «распетушья». Если и вырастет раздевулье в большого мужчину и даже женится, он все-таки останется «бабьяком бабеней». Точно также размужичье до крайнего возраста на старости «мужлан и бородуля», потому что у иных и бородка обозначаётся и на губах усы пробиваются с юношеских лет, чтобы так уже все знали и видели. Кстати сказать, счастливый ребенок, уродившийся со схожими помесными чертами и свойствами отца и матери, «балованное чадушко», на богатом архангельском языке называется «сумясок» — две полосы мяса, согласная и обещающая много хорошего помесь двоякьй природы, благодатная и удачная смесь. Вообще должно заметить, что, распоряжаясь с успехом союзами «раз» и «со», коренная народная речь обогатилась не только красивыми словами, но и образно-понятными и внушительными.

– это Максимов С.В., “Год на Севере”.

Земледелие в неолите базировалось на тяжелом женском труде

Полученные результаты приводят авторов к выводу, что в период интенсивного развития земледелия и животноводства в европейских племенах женщины выполняли большую физическую работу. Антропологические черты свидетельствуют, что женщинам приходилось гораздо больше работать руками, чем ходить ногами. Разница особенно заметна, если сравнить их с мужчинами, которые, судя по строению костей, больше нагружали ноги, чем руки, а значит, были более мобильны. Хотя и женщины не сидели на месте во время хозяйственной работы, так как их ноги испытывали нагрузку на уровне современных женщин – не спортсменок.

Можно предположить, какую работу выполняли женщины в племенах, занимающихся земледелием и скотоводством. Копание земли, прополка, сбор урожая, обработка зерна, уход за скотом, дойка, а также производство керамики – все это интенсивный ручной труд. Одно из самых трудоемких дел из этого перечня – перемолка зерна ручным способом, что требует больших физических усилий. Вероятно, большую часть хозяйственной работы до появления механизации выполняли женщины, и для этого им были нужны крепкие руки. Эта работа была преимущественно стационарной. В средние века, судя по всему, физическая нагрузка на женщин снизилась. Мужчины же во все времена гораздо больше перемещались в пространстве, занимались более подвижной деятельностью.

“Земледелие в неолите базировалось на тяжелом женском труде” – Надежда Маркина, “Генофонд.рф”

Ошибка экономиста или почему я не хочу получать зарплату в 70 тысяч вместо 20.

Экономиста Андрея Мовчана я очень уважаю за целый ряд хороших и годных материалов для самых разных российских изданий. Однако его новый материал в “Снобе” про сравнение стоимости жизни в США и России — прямо скажем, уязвим для критики.

Интересно, что происходило бы с бюджетом семьи, живущей в ближнем пригороде Москвы, в доме за 700 тыс. долларов, купленном в ипотеку, с двумя машинами среднего класса? Отличий было бы очень много. (…)  В общем, калькуляция показывает, что такая семья… будет тратить в год на 23 300 долларов больше, чем зарабатывает!

Далее автор честно пишет:

Но самое главное, эта семья принадлежит к примерно 0,3% счастливцев с доходом на двоих человек не ниже 377 тыс. рублей на взрослого в месяц — это фактически богачи.

и приводит пример “семья в Подмосковье, если она, как изученная нами американская, находится на рубеже 9,5% самых обеспеченных семей (то есть 9,5% семей имеют доход больше, остальные — меньше)”:

В такой семье в России каждый из родителей зарабатывает где-то по 70–75 тыс. рублей в месяц (естественно, после сборов и налогов работодателя, до подоходного налога), или (уже за вычетом подоходного) 27 тыс. долларов в год на семью. Такая семья не откладывает деньги на старость — не с чего. Она не живет в доме — ее возможностей хватает только на ипотеку двухкомнатной квартиры в Новой Москве, стоимостью 90 тыс. долларов. Она не ездит в Турцию — деревенский дом бабушки дешевле. Она не тратит деньги на обучение ребенка — пусть учит государство. Она имеет одну дешевую машину. Никаких страховок — ни жизни, ни имущества. Никакой частной медицины — больше спорта на свежем воздухе (клуб тоже не по карману). Одежда самая необходимая; еда — без праздничной; старики обойдутся пятьюстами долларами на всех на год — сами трудно живем. При этом чуть больше 1000 долларов в год откладывается — то ли на похороны, то ли на взятки врачам, если придет серьезная болезнь.

Поскольку мне доводилось жить и как эта семья, и как семья с куда меньшим доходом, я должна заметить что уважаемый Андрей Мовчан всё-таки ошибается. Семья с доходом 150 тысяч рублей в месяц может тратить порядка 45-50 тысяч рублей на ипотеку (квартира по 5М рублей, то есть чуть дешевле; ипотеку я считала по калькулятору банка ВТБ24), на еду потребуется ещё тысяч тридцать, а оставшиеся 70К в месяц покрывают много чего — от частной школы (37К с продлёнкой — реальный вариант, сама знаю учащихся там) до платной медицины (консультация врача около 2К, зубная пломба порядка 10К, лазерная коррекция зрения в районе 100К, ведение беременности того же порядка). Конечно, этого действительно с трудом хватит на покупку дома (около 10М рублей, по ипотеке 76К рублей в месяц и 2,3М первоначального взноса), но насчёт отпуска “исключительно у бабушки” и “никакой частной медицины” — это просто неверно.

Когда “меньше” больше, чем “больше”

Я рискну предположить, что Андрей Мовчан — будучи высококвалифицированным специалистом — в данном случае совершил ошибку в части переноса стандартов своего класса (или социальной группы, поскольку “класс” есть понятие расплывчатое) на класс (группу) с меньшими доходами. Причём эта ошибка не единственная, в рассуждениях о семейном бюджете я вижу ещё один изъян, причём изъян фундаментальный. (далее)

Биохакинг через призму феминисткой оптики

Некоторое время назад на VC.RU появился* текст Сергея Фаге “Мне 32 года и я потратил на биохакинг 200 тысяч долларов”. Это рассказ про то, как располагающий приличным доходом интернет-предприниматель решил “проапгрейдить” своё тело. Я написала текст про то, что на самом деле эта история – про капитализм и гендерные отношения (далее)

Запрет “пропаганды нетрадиционных отношений”: почему это провал с самого начала

Недавно в отношении самарской активистки Евдокии Романовой возбудили дело о “пропаганде нетрадиционных отношений”. Однако сам запрет “пропаганды” – один большой фейл, причём как в силу частностей, так и по фундаментальным причинам: сегодня мы поговорим про последние подробнее. (далее)

Откровения фемдомных рабов

Прочла текст Виктории Рипы для “Батенька, да вы трансформер!” – про мужчин, состоящих в фемдомных сообществах вроде “Ищу Госпожу”. Прямо читала и сопоставляла со своими собственными наблюдениями, очень интересно. Цитата:

Хоть я и раб, но эстет: я ужасный фетишист женского белья и обуви. Мне нравится ходить в женском белье, обуви, одежде; нравится, когда со мной обращаются не как с мужчиной, а как с женщиной, как с рабыней. Я хочу жить, как рабыня. Мне нравится, когда меня страпонят или имеют как шлюху. Я обожаю делать минет. По факту я бисексуал, но мне не нравится взаимодействовать с мужчинами по собственному желанию: мне нравится, когда женщина приказывает, и под её контролем это всё происходит.

Другой собеседник:

Ещё у меня была одна фантазия: чтобы меня пригласили в гости две дамы, чем-то напоили, раздели, заковали в кандалы и начали превращать меня в членодевушку, то есть делали операции на грудь и бёдра в домашних условиях, а закончив, гримировали меня под жгучую блондинку. (…) Иногда мне о тело тушат сигареты, а окурки стряхивают в рот, но это, как и всё остальное, позволено далеко не каждой: я не люблю жирных, а ещё люблю унижающий взгляд девушки.

Ещё один:

Я люблю чувствовать себя рабом и люблю вылизывать ступни. Но в моём случае это — не совсем футфетиш. Мне важно быть униженным. К примеру, перед тем как приказать мне лизать, ни одна хозяйка в душ не ходила. Бывали случаи, что заставляли не только ноги вылизывать, но грязные носки, обувь, полы. Мне говорили, что я хорошо лижу, прямо как девушка. (…) На обычной жизни мои предпочтения никак не отражаются, с ней у меня всё стереотипно для фемдом-рабов. Я обладаю лидерскими качествами, то есть за пределами постели чаще всего я указываю, что людям делать. Могу предположить, что у меня, в отличие от большинства представителей фемдома, нет глубинных психологических отличий. Просто когда закрываюсь с женщиной в спальне, мне нравится полизать ей ножки, нравится, когда она мной командует.

На мой взгляд феномен фемдома в таком вот виде хорошо рассматривать через феминисткую оптику. Мужчины получают удовольствие за счёт освобождения от ответственности и через передачу контроля над собой партнёрше, причём к партнёрше предъявляется ряд довольно жёстких требований, а её власть зачастую ограничивается рамками сцены. Нарушения гендерного порядка тоже относительно: пусть мужчину и страпонят, пусть он и делает всю обслуживающую работу – это всё равно остаётся в рамках бинарной модели, где кто-то командует, а кто-то подчиняется. Более того, подобные фемдомные сценарии прямо подразумевают что женская роль унизительна, что в её рамках надлежит “хорошо лизать, делать всем минет и позволять тушить о себя окурки”, а наличие фаллоса приравнивается к обладанию властью.

Страпон Госпожи оказывается не столько орудием для пеггинга – как способа доставить удовольствие партнёру – сколько символом вполне традиционного гендерного порядка. Фемдом на самом деле консервативен, единственный “ненормативный” элемент в нём сводится к перемене мест мужчины и женщины, да и то, повторюсь, в строго оговоренных рамках.

Джеймс Дэмор, его “манифест”, Google и большой скандал

Сотрудника Google уволили после публикации во внутренниз ресурсах “манифеста против гендерного равноправия”. И вот что я по этому поводу думаю: (далее)