Зачем трансгендерным людям нужна видимость? И нужна ли она вообще?

Тара Ми – активистка, которая вчера, на день видимости трансгендерных людей, провела одиночный пикет в Москве (и была вечером задержана полицией) написала большой текст, который я воспроизвожу целиком.

Зачем трансгендерным людям нужна видимость? И нужна ли она вообще?
Попробую ответить за себя.

1)Моя трансгендерность – это ощущение себя девочкой, а вовсе не мальчиком, с самого детства. И неприятие всех анатомо-физиологических особенностей связанных с мужским полом. Выражаясь устаревшим языком, я скорее транссексуалка – т.е. всё поотрезать, отпилить, переделать и тп чтобы всё это было максимально приближенно к состоянию у женщин с кариотипом XX и норм развитием.

Но вот начала заместительную гормонотерапию во многом пропустив нужный момент, когда я могла бы получить внешность не вызывающую у меня мыслей выпилиться. Почему так? А потому, что образы транслюдей, которые рисовала культура и которые были доступны, а также успоявшийся стиль упоминания транслюдей (мужик в платье, пидор, членодевкая петух и тп) вынуждали отрицать в себе что-либо не соответствующее приписанному гендеру (тн “акушерскому полу”).

И мне пришлось много и долго, теряя драгоценное время, исследовать, что можно сделать в моей ситуации. И не было никого перед глазами, кто бы могли помочь с пониманием

Зачем транслюдям терять возможность быть собой, мучаясь в это же время мыслями о собственной извращённости, греховности и безумии, как то навязывает циснормативная культура?! И пока ты мучаешся этим, также пролетает время нормальной социализации, отношений, карьеры и тп.

2)Я хочу чтобы врачи и др помогающие специалисты были в курсе особенностей транслюдей.

Когда я, в результате сильного пожара, попала в больницу, я столкнулась с полным и абсолютным игнорированием и непониманим моих особенностей. “Ха-ха, гормончиками балуетесь”, “нет, нас не интересует это ваше извращение”, “ой какая у тебя грудь! в первый раз вижу мужчину с такой грудью”, “да, у вас побочные явления отмены гормонов, но это ожоговое отделение, мы от другого лечим”, “это у тебя натуральные сиськи? можешь показать?”,
“да, у вас кровь не сворачивается и иммунитет не тянет, но с гормонами будете экспериментировать когда выйдете отсюда” и т.д.

Ну ок с комбустиологами, анестезиологами и тп, даже многие пластические хирурги не очень понимают, как влияют на физиологию половые гормоны и изменения их уровней

А отношение младшего медицинского персонала? Когда дежурная санитарка, которая до этого слушала расказ о трансгендерности и гормонах, отключает у тебя на ночь капельницы и приборы, а потому нагло заявляет, что ей ничего не будет и я тут никто, лучше б таких как я не было. И это, на минуточку в реанимации, в критическом состоянии, с ожогами от 2 до 4 степени трети площади тела, с термоингаляционным поражением крайней степени тяжести. И да, ей ни-че-го не было

А психологи, психотерапевты, психиатры? До сих пор среди них встречается мысль, что транслюдей можно переделать в “нормальных” цисгендерных. Если называть вещи своими именами, такие подходы являются насилием.

3)Отдельное место в хитпараде занимают чиновники и госслужащие, которые любую гендерно-половую неконгруэнтность людей, которым оно должны помогать, превращают в шоу и цирк для максимально широкой аудитории. “Девушка, как вас там… АНДРЕЙ! пройдите к месту номер семнадцать!” – совершенно типичная ситуация, криком, для всех.
Почему нельзя обращаться к людям в том роде и имени, которыми они сами пользуются?

4)Я хочу, чтобы люди понимали, что родителями ребёнка могут быть люди с любой конфигурацией половых органов и любыми их модидикациями.

Знаете ли вы, что такое терять своего ребёнка, которого вытаскивала из пожара, выслушивая слова “таким людям нельзя доверять детей”, “мать ребёнок потерял, а этот, ну какой он ему отец!?

“Лечение гомосексуальности” – ряд диких историй

СПИД-центр перевел материал, сделанный Hornet (ага, тот самый сервис знакомств для геев) о том, как “лечили гомосексуализм”. Цитата:

Многие врачи начала ХХ века считали, что мужская гомосексуальность вызвана нехваткой гормона тестостерона. Поэтому, как утверждали они, если мужчинам-геям давать мужские гормоны, их ориентация сменится на гетеросексуальную. Но как можно было это сделать во времена до появления синтетических гормональных препаратов?

Ученые в Германии (а где же еще?) нашли решение: они пересаживали геям яички умерших гетеросексуальных мужчин.

«Би-Би-Си» пишет:

«В 1920-е годы ведущие исследователи-медики в Германии тайно пересаживали яички умерших мужчин гомосексуалам. Таким способом они стремились повысить у них уровень тестостерона. Им говорили, что предстоит операция, но что именно с ними будут делать, не сообщали. Об экспериментах писали в немецких медицинских журналах, подобных изданиям „Би-Эм-Джей“ (The BMJ) и „Ланцет“ (The Lancet), но после Второй мировой войны их результаты были дискредитированы».

Медицинскому сообществу потребовалось 20 лет на то, чтобы понять, что вживление яичек гетеросексуалов в тела геев — жуткая и странная процедура. Однако в течение 20 лет медики считали эту ужасающую, несогласованную с пациентом игру в гея-Франкенштейна совершенно нормальной.

Кстати, пересадка яичек – иногда даже не человеческих – была довольно расхожим делом, так пытались лечить эректильную дисфункцию. Пересадка фрагментов животных желез упоминается даже в учебниках 1960-х годов, наряду с такими занятными стимулирующими препаратами, как кокаин и мышьяк (из педиатрии убрать тяжелую наркоту к тому моменту всё-таки додумались). Люди уже полетели в космос и узнали про молекулярную структуру ДНК, а в области психиатрии по-прежнему творился мрак и ужас.

А вот гораздо более современная психотерапия:

Прекратил я терапию после того, как мистер Даунинг предложил раздеться и потрогать себя у него на глазах, утверждая, что это поможет ему воссоединиться с его мужской сущностью.

И терапевт хороший, и конкурсы интересные!

“Почему гейство это не болезнь”

Вчера задали вопрос почтой и я публикую ответ тут, убрав личные детали:

Как доказать собеседнику, что гомосексуальность это не болезнь? Он говорит, что определение ВОЗ не является аргументом.

Врачи используют стандарты ВОЗ, а не чей-то “здравый смысл” и жонглирование словарными определениями. Есть МКБ-11, Международный классификатор болезней. Он действует и в России, врачи обязаны ставить диагнозы по МКБ, а не как-то иначе. В некоторых странах есть свои стандарты – DSM-V в США, например – но в национальных документах тоже везде (за исключением, возможно, Уганды – не уверена) нет диагноза “гомосексуальность”.

Всё. Есть документ, принятый сообществом, есть его юридические последствия. Пусть Ваш оппонент попробует, например, выписать больничный лист с диагнозом “гомосексуализм” – “я тут сегодня страдал гомосексуализмом с утра и не смог придти на работу, дайте больничный”. Даже если он громко стонал с утра в процессе приступа “болезни” – это не поможет.

Если вопрос был в том, почему врачи исключили гомосексуальность из числа болезней – ну, простой ответ звучит так – потому что гомосексуальные люди ничем, кроме выбора партнёра, не отличаются.

А аргумент про то, что “мешает размножению” вообще нелепый. Контрацепция мешает ещё больше просто по определению, а уж целибат – так и на все сто процентов. Что, католические священники или православное черное духовенство все более больны, чем два гея, которые подрочили друг другу, собрали сперму в баночку и сдали подругам-лесбиянкам в качестве донорского материала? Замечу, это не моя логика, а тех, кто напирает на репродуктивный критерий!

Шесть полов? Ээ… кафель, ламинат, линолеум и что ещё?

Одной из рекомендаций Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по формированию российской делегации стало деление ее потенциальных участников на шесть полов, заявил вице-спикер Госдумы Петр Толстой. WTF? (далее)

“Но ты не представляешь собой общество”

Слышали ли вы про “Уральский родительский комитет”? Это очень забавная “общественная организация” с феноменальным числом последователей и склонностью рыскать по детским магазинам в поисках чего-то, чем можно оскорбится. (далее)

Пенетрация: почему она перестаёт быть привлекательной

На Wonderzine вышел интересный текст от ведущей телеграм-канала “Помыла руки” Саши Казанцевой:

Мужчины тоже могут отказываться от проникающего секса. Кто-то из-за психологических, кто-то — физиологических особенностей, некоторые могут испытывать сложности с эрекцией или состоять в отношениях с партнёром или партнёршей, которой такой секс не по душе. Евгений рассказывает, что не любит секс с проникновением из-за слишком чувствительной головки члена, к тому же пенетрация ему неинтересна: «Когда я ещё не знал, что пенисо-вагинальный секс — это не обязательно, всячески старался оттянуть момент секса, чтобы заниматься поменьше, а лучше вообще избежать».
(…)
Мы давно перешагнули тот момент, когда секс рассматривали как инструмент решения репродуктивных задач и регламентировали, и точно имеем право ориентироваться на свои личные потребности и комфорт.

Собственно, я про это неоднократно говорила, в том числе тут, на сайте. У меня вызывает резкое отторжение в сексологии то, что там до сих пор “секс” это исключительно пенисовагинальное сношение: которое, конечно, штука неплохая, но не то, чтобы вот прямо обязательная. Даже в Индии, откуда я недавно вернулась, даже в сельской местности штата Карнатака – на одну женщину в среднем приходится менее двух детей. Да, это не опечатка и не ошибка – смотрите в официальные данные, таблица 24 на странице 78. В индийском же Уттар Прадеше, снова сельском – 3,4, это рекорд по всей Индии. А в (условно) российской Чечне на одну женщину менее 2,9 детей, причём этот показатель опять относится к сельской местности и он падает из года в год. Для абсолютного большинства стран мира секс ради воспроизводства стал тем, чем занимаются от силы полсотни раз в жизни, так что пора уже как-то пересмотреть отношение к сексуальности.

Я писала и то, что идея о всемогущем фаллосе тоже морально устарела. Пока мужчины терзаются сомнениями по поводу того, действительно ли их пенис соперничает твёрдостью с костью – лесбиянки, трансгендерные и небинарные люди используют страпоны. С которыми живая плоть по твёрдости и стойкости находится в несколько разных категориях, так что цисгендерному гетеросексуальному мужчине даже и пытаться не стоит. Мне кажется, что пора просто забить на погоню за недостижимым и заняться тем, что нравится – вместо поедания собственного мозга в постели.

Никогда такого не было – и вот опять!

46-летнего психотерапевта из Майами, “излечивавшего” от гомосексуализма в своей клинике, разоблачили в сети. Как оказалось, врач пользовался приложением для геев в надежде провести бурную ночь с мужчинами и выкладывал в сеть свои фото, на которых позирует обнаженным, сообщает Daily Mail. 46-летний директор клиники Horizon Psychological Services в Майами Норман Голдвассер оказался активным пользователем гей-сайтов Manhunt и Gay Bear Nation.

Рассказы квир-людей, включая меня

Беларуские “Идентичность и право” выложили рассказы квир-людей о них самих. Есть и моя история, включая немного про сочетание квирности со всем прочим:

В браке с женой у нас есть дочь.
И дома я папа, «он». Да, я пишу про сексуальность и гендер, участвую в публичных мероприятиях, меня многие знают как Алексу, чей диплом был про пеггинг – но нет, я не тащу этого в детскую. Как, наверное, многие медики не обсуждают с детьми свою работу в деталях. Есть взрослые интересы и сферы, есть детские – и анальный секс со страпоном или там построение квантовой теории гравитации относятся ко взрослому миру. Для детей там просто ничего интересного нет. Дочка видела, как я пишу какие-то огромные тексты, и для неё слова «гендер и сексуальность» – это про какие-то сложные и скучные разделы социологии.

Я не думаю, что квир как-то связан с воспитанием моего ребенка. Феминисткая оптика влияет куда больше.
У меня дочка спрашивает, почему, например, многие её сверстницы слышали от родителей «не лазай по горкам, ты же девочка» или «столярная мастерская – для мальчиков», и вот тут надо что-то отвечать. Но не потому, что я квир, а потому что таков универсальный детский запрос и потому что я знаю, как ответить.

Универсального ответа на вопрос “как взаимодействовать со своим ребёнком, если ты трансгендерная персона” у меня нет. Я считаю, что на первом месте должна быть минимизация каких-то рисков для ребёнка, поскольку отношения с детьми асимметричны и взрослые всегда та сторона, на которой вся ответственность. Постоянная недосказанность и замалчивание тяжёлых проблем вредят (скажем, когда у родителя всерьёз развивается гендерная дисфория – но он(а) делает вид, что всё нормально), но в то же время мне кажется неправильным и вовлечение детей в активисткую работу, например. Я не прячу от дочки того факта, что в моём окружении ЛГБТ (и трансгендерные) люди, однако и не считаю оправданным рассказывать про постгендерность и небинарные идентичности: да, возможно это наше общее будущее, но предлагать такой вариант без адаптации к реалиям дня сегодняшнего просто безответственно.

Тут, пожалуй, как с компьютерными играми. Прятать их не стоит, однако Postal 2 или даже третий Doom однозначно плохой выбор для младшей школы. Тут как с литературой – чтение это прекрасно, но вряд ли стоит начинать даже с оригинальных сказок народов Европы, не говоря уж о “Лолите” Набокова. Тут как с политикой и публичными акциями – субботник это хорошо, а вот несанкционированная акция с массовыми задержаниями и драками – уже нет; собирающий мусор в лесу с родителями ребёнок и ребёнок, раздающий агитационные листовки – разные случаи. Дети за новогодним столом и дети в компании, допивающей вторую бутыль водки на троих; ребёнок в бане с родителями и родители, занимающиеся сексом в одной комнате с 12-летним. Ребёнок с молотком или бензопилой; деньги за помощь соседке в сборе ягод или полный рабочий день грузчиком.

Я специально сейчас перечислила кучу совершенно разных случаев, чтобы показать – везде нужно учитывать контекст. Когда мы говорим “дети и квирность”, то тут, как и везде, на самом деле масса разных ситуаций, для которых практически невозможны единые правила. Разве что такие:

  • не надо говорить того, что не сделает жизнь в ближайшее время проще;
  • надо думать о том, сделает ли открытие чего-либо жизнь ребёнка лучше или хуже.

Базовый секс-просвет, например, необходим. Знание о том, как называются части тела, позволяет в случае каких проблем внятно пожаловаться + объяснить правила гигиены на уровне “под крайней плотью накапливается грязь, там надо мыть”. Знание о том, что, скажем, друзья семьи тётя Катя и тётя Маша это тоже такая семья, потому что есть лесбиянки – по меньшей мере небесполезно.  А вот разумных поводов показывать во втором классе Альмодовара я не вижу – непонятно и велик риск только запутать ребёнка.