Никогда такого не было – и вот опять!

46-летнего психотерапевта из Майами, “излечивавшего” от гомосексуализма в своей клинике, разоблачили в сети. Как оказалось, врач пользовался приложением для геев в надежде провести бурную ночь с мужчинами и выкладывал в сеть свои фото, на которых позирует обнаженным, сообщает Daily Mail. 46-летний директор клиники Horizon Psychological Services в Майами Норман Голдвассер оказался активным пользователем гей-сайтов Manhunt и Gay Bear Nation.

Рассказы квир-людей, включая меня

Беларуские “Идентичность и право” выложили рассказы квир-людей о них самих. Есть и моя история, включая немного про сочетание квирности со всем прочим:

В браке с женой у нас есть дочь.
И дома я папа, «он». Да, я пишу про сексуальность и гендер, участвую в публичных мероприятиях, меня многие знают как Алексу, чей диплом был про пеггинг – но нет, я не тащу этого в детскую. Как, наверное, многие медики не обсуждают с детьми свою работу в деталях. Есть взрослые интересы и сферы, есть детские – и анальный секс со страпоном или там построение квантовой теории гравитации относятся ко взрослому миру. Для детей там просто ничего интересного нет. Дочка видела, как я пишу какие-то огромные тексты, и для неё слова «гендер и сексуальность» – это про какие-то сложные и скучные разделы социологии.

Я не думаю, что квир как-то связан с воспитанием моего ребенка. Феминисткая оптика влияет куда больше.
У меня дочка спрашивает, почему, например, многие её сверстницы слышали от родителей «не лазай по горкам, ты же девочка» или «столярная мастерская – для мальчиков», и вот тут надо что-то отвечать. Но не потому, что я квир, а потому что таков универсальный детский запрос и потому что я знаю, как ответить.

Универсального ответа на вопрос “как взаимодействовать со своим ребёнком, если ты трансгендерная персона” у меня нет. Я считаю, что на первом месте должна быть минимизация каких-то рисков для ребёнка, поскольку отношения с детьми асимметричны и взрослые всегда та сторона, на которой вся ответственность. Постоянная недосказанность и замалчивание тяжёлых проблем вредят (скажем, когда у родителя всерьёз развивается гендерная дисфория – но он(а) делает вид, что всё нормально), но в то же время мне кажется неправильным и вовлечение детей в активисткую работу, например. Я не прячу от дочки того факта, что в моём окружении ЛГБТ (и трансгендерные) люди, однако и не считаю оправданным рассказывать про постгендерность и небинарные идентичности: да, возможно это наше общее будущее, но предлагать такой вариант без адаптации к реалиям дня сегодняшнего просто безответственно.

Тут, пожалуй, как с компьютерными играми. Прятать их не стоит, однако Postal 2 или даже третий Doom однозначно плохой выбор для младшей школы. Тут как с литературой – чтение это прекрасно, но вряд ли стоит начинать даже с оригинальных сказок народов Европы, не говоря уж о “Лолите” Набокова. Тут как с политикой и публичными акциями – субботник это хорошо, а вот несанкционированная акция с массовыми задержаниями и драками – уже нет; собирающий мусор в лесу с родителями ребёнок и ребёнок, раздающий агитационные листовки – разные случаи. Дети за новогодним столом и дети в компании, допивающей вторую бутыль водки на троих; ребёнок в бане с родителями и родители, занимающиеся сексом в одной комнате с 12-летним. Ребёнок с молотком или бензопилой; деньги за помощь соседке в сборе ягод или полный рабочий день грузчиком.

Я специально сейчас перечислила кучу совершенно разных случаев, чтобы показать – везде нужно учитывать контекст. Когда мы говорим “дети и квирность”, то тут, как и везде, на самом деле масса разных ситуаций, для которых практически невозможны единые правила. Разве что такие:

  • не надо говорить того, что не сделает жизнь в ближайшее время проще;
  • надо думать о том, сделает ли открытие чего-либо жизнь ребёнка лучше или хуже.

Базовый секс-просвет, например, необходим. Знание о том, как называются части тела, позволяет в случае каких проблем внятно пожаловаться + объяснить правила гигиены на уровне “под крайней плотью накапливается грязь, там надо мыть”. Знание о том, что, скажем, друзья семьи тётя Катя и тётя Маша это тоже такая семья, потому что есть лесбиянки – по меньшей мере небесполезно.  А вот разумных поводов показывать во втором классе Альмодовара я не вижу – непонятно и велик риск только запутать ребёнка.

Откуда у вас такие картинки?

Гомофобы такие гомофобы. Беседую тут с одним, и он мне присылает ссылку на перевод текста Кирка Маршалла “The Overhauling of Straight America”. Типа вот, посмотрите на то, каков был коварный план гей-пропаганды!

Я тут прям удивилась сначала. Чтобы перевод не какого-то там совсем левого документа (иные вот выдают публицистику уровня SCUM Manifesto Валери Солонас за “политическую программу феминизма”), а что-то по теме – это прямо с гомофобами редко бывает. Да чего там, “редко”, я такое вообще видела от силы пару раз.

Но тут пролистала текст и увидела картинки. Среди которых… 

Специальная картинка для таких случаев

…фотография двух мужчин с ярмарки Фолсом-стрит. С “золотым дождём”. И хотя у меня нет вопроса, почему вполне невинная PR-стратегия (само наличие которой у организованного движения как раз закономерно) иллюстрируется весьма экзотическими BDSM-практиками, у меня есть иной вопрос – откуда, блин, у гомофобов эти картинки? Ладно там у меня, я-то много чего видела, но у них? 

Фолсом-Стрит? Закрытое мероприятие в Сан-Франциско, куда до 18 лет вход категорически закрыт? Кажется, кто-то сейчас с грохотом вывалится из шкафа!

p.s. на этой ноте я думаю, кстати, прекратить полемику с гомофобами в принципе. Это местами смешно, но в целом напоминает попытку играть в шахматы с голубями. Доска обгажена, фигуры разбросаны, а сами голуби улетели рассказывать как вас обыграли.

“Попробовали бы они это проделать в левом кампусе!”

В комментарии к моему разбору статьи о “леволиберальной диктатуре” в группе EQUALITY одна из читательниц, Ольга Лебедь, поделилась вот таким видео:

Группа гомофобов припёрлась в кампус с плакатами вида “гомосексуальность это грех”. Их там встретили… угадайте, как? Ультрарадикальные лесбосепаратистки выкатили пулемёт?Толпа гей-дружинников избила и сбросила в ближайшую реку? Может, на худой конец, их закидали чем-нибудь просроченным и вонючим или просто насильно запихали в мусорный бак? Не-а, всё ограничилось перепалкой.

А как повела себя приехавшая полиция?

В стране, где царит гей-диктатура, гомофобов бы доставили в участок, оштрафовали на круглую сумму или вовсе бы отправили под арест. С последующим увольнением, конечно, ну или там принудительной госпитализацией: вспомните, что происходило с диссидентами в СССР, например. Или вот акция Pussy Riot в храме Христа Спасителя, которая закончилась тюремным сроком – это в России, где до религиозного фундаментализма ещё очень и очень далеко, всё-таки не Пакистан и не Саудовская Аравия.

Но поскольку диктатуры леволиберальных сил в США таки нет – полиция просто поставила заборчики, чтобы две явно конфликтующие между собой группы не устроили драку.

Тележки гомофобных “исследований”

Выпустила очередной вестник гомофобии – по мотивам недавней переписки тут в ВК и одной просьбы от читательницы. Свежие (на самом деле нет) аргументы гомофобов! (далее)

Ежемесячная рубрика “гомофобные тексты” снова с вами

Мне показали очередной гомофобный документ: “Сообщение, направляемое в Комитет Министров Совета Европы в связи с делом Alekseyev v. Russia (4916/07)”. Ничего особо нового, но в качестве бонуса я покажу вам, кто действительно занят гей-пропагандой! (далее)

Выступила в Минске (презентация прилагается)

Вчера прочла в Минске лекцию по “ненормативной” сексуальности и условности нормы. Вот презентация, причём с бонусом в виде некоторых ответов на часто задаваемые вопросы – именно их не задали, но может кому будет интересно. 170 собравшихся, по словам организаторок, стали рекордом для программ, организуемых ECLAB и минским комьюнити-центром.

А ещё я открыта к новым предложениям – у меня за плечами доклад на ФемФесте 2018, лекции по нейросексизму в Минске (на международный день борьбы с гомо- и трансфобией 2016 года) и Москве (Высшая школа равноправия, 2017), рассказ про борьбу с публичной гомофобией на питерском ЛГБТ-форуме 2018 года и прямо сейчас я готовлю совершенно новую презентацию “От чего нам хорошо бы избавиться в сексе в 2018 году”; всё адаптируется от 10-15 минутных рассказов до двухчасового мероприятия “лекция, переходящая в открытый диалог с залом”.

Подробности, как всегда, по почте freeresearcher@gmail.com или queer.gender.theory@gmail.com

Мы смотрели и думали: «Что за ху*ня?»

Интервью с журналистом Bellingcat Кристианом Трибертом, беседовала Даша Sheeborshee из беларуского издания 34mag:

Я знаю, что пророссийские ребята, мягко говоря, не любят вас. Расскажи про какие-нибудь провокации с их стороны. 

Хах. Ну, одной из самых запоминающихся выходок было то, что кто-то сделал фейковый аккаунт и даже некоторых участников – например, профайл Арика Толера, который специализируется на исследованиях Восточной Европы и России.

Я не берусь утверждать, чьих рук это дело. Но эти люди выбрали странный способ, чтобы выставить нас в плохом свете: они назвали фейковый аккаунт bellingcat_LGBT, скопировали лого официального аккаунта и добавили радужных флагов. Мы смотрели и думали: «Что за ху*ня?». Я из Нидерланд, и для нас это не может быть оскорблением – наоборот, мы гордимся, что поддерживаем ЛГБТ+-комьюнити.

Мы решили отреагировать тем, что поменяли название официального аккаунта на этот самый bellingcat_LGBT и написали что-то в духе: «Спасибо! Быть про-ЛГБТ+ – это комплимент для нас. Мы этим гордимся».

Отличная иллюстрация того, как пропаганда перестаёт работать в силу тотального непонимания культурных реалий.

Получила и применила по назначению Safebox

В Петербурге получила коробочку SafeBox. Это комплект домашнего тестирования на ВИЧ по слюне, который можно добыть можно бесплатно и анонимно – а о том, как я его применила, читайте историю с картинками. (далее)