Немного ссылок

  • Популяризатор науки и физик, специалист по физике элементарных частиц, Игорь Иванов рассказывает о своём проекте про Большой адронный коллайдер, LHC. Кстати, именно он ведёт раздел LHC на “Элементах” – и на сегодня это, пожалуй лучший русскоязычный ресурс по теме.
  • Андрей Каганских, журналист проекта Сoda, внедрился в “Мужское государство” и пообщался с участниками как онлайн, так и вживую. Кукусики в своих традициях: занятия по ножевому бою переходя в “как откосить от армии?” и этих товарищей выгнали даже из /b Двача.
  • Елизавета Пономарёва, журналистка, рассказывает про организацию работы – когда вам надо много всего делать из дома, попутно не забывая про семью. 

Викторианские врачи ТАКОГО не делали

В The Atlantic опубликован пересказ работы Холли Либерман (это авторка книги Buzz: The Stimulating History of the Sex Toy) и Эрика Шацберга (социолог из университета Пенсильвании), суть которой заключается вот в чём: похоже, что расхожее утверждение о практике лечения истерии в викторианскую эпоху при помощи стимуляции женских гениталий попросту неверно. Цитирую:

If vibrating the clitoris were indeed a standard medical therapy in the late 19th and early 20th centuries, one would expect direct historical evidence of the practice, either from proponents or critics. Medical discourse at the time was very contentious. Physicians regularly lauded and attacked therapies that used new technologies, especially electrical devices, so historians would expect to find debates about clitoral vibration in medical journals (de la Peña, 2003). Vibrators were widely promoted for other medical therapies in this era. The American Medical Association was, in fact, quite critical of such vibrator treatments. Furthermore, any medical procedure that could have been perceived as sexual would surely have attracted the attention of censorious moralists. Yet Maines insists that these treatments were not seen as sexual, so according to her own logic, physicians would have had no reason to conceal the practice. Sometimes absence of evidence is really evidence of absence.

То есть в медицинской литературе того времени не удаётся найти прямых упоминаний данного метода и это странно, так как ранее утверждалось, будто бы “массаж до наступления истерического пароксизма” не рассматривался как сексуальная практика – соответственно, скрывать это из медицинского дискурса смысла не было.

Так что да, придётся теперь везде уточнять, что эта информация по меньшей мере сомнительна.

Исследование трансгендерных подростков… упс. Не подростков, а их родителей, и с рядом проблем.

В США случился небольшой скандал по поводу “исследования, показавшего что подростки становятся трансгендерами под влиянием сверстников”. Я нашла этот текст, ознакомилась с ним и предлагаю подробный разбор. (далее)

Про ВИЧ (тестируйтесь регулярно, это важно)

Две цитаты про ВИЧ и СПИД (напомню – СПИД это поздняя стадия ВИЧ-инфекции, развивается при отсутствии противовирусной терапии). Первая из беседы старшего научного сотрудника, врача-инфекциониста Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Василия Шахгильдяна с корреспонденткой “Коммерсанта” Ольги Алленовой:

Среди российских граждан в возрасте 15–49 лет ВИЧ-инфицированы 1,2%. Наиболее острая и опасная ситуация в возрастной группе от 30 до 44 лет: у 3,3% обследованных мужчин 35–39 лет установлена ВИЧ-инфекция. Возможно, кого-то эти цифры не поразят, но вдумаемся: 3 из 100 мужчин среднего возраста заражены ВИЧ и являются источником инфекции.

В вагоне электрички на Москву с утра по статистике найдётся минимум один человек с ВИЧ, а скорее даже больше: особенно если это те поезда, где большую часть пассажиров составляют именно мужчины примерно моего возраста (мне 35). Да, число обследованных и число всех мужчин может не совпадать, но таки провериться не помешает:

Например, недавно в КИБ №2 Москвы поступила молодая женщина из благополучной семьи с тяжелым ВИЧ-энцефалитом. У нее год предполагали депрессию, пытались проводить лечение. И никто не подумал о возможной ВИЧ-инфекции. Женщина поступила в тяжелом состоянии — ее перевели из психиатрической больницы с развитием деменции и крайне низкими показателями иммунного статуса. Несмотря на быструю расшифровку природы поражения головного мозга, сразу же начатые АРТ и химиопрофилактику вторичных заболеваний, больная скончалась.

Как проверяться, если никуда идти не хочется (хотя сейчас тест на ВИЧ можно сделать очень много где)? Ну вот есть SafeBox, про который я писала и который применила на себе; а ещё с разрешения автора скопирую пост о выявлении ВИЧ+ статуса аккурат при помощи SafeBox-а:

И, на всякий случай – презервативы таки очень неплохо защищают от ВИЧ. Не абсолютно, конечно (потому что могут порваться или соскочить), но если вы услышите про “латекс-поры-больше-вируса”, то это абсолютная чушь. Презерватив герметичен для воды и даже воздуха, а молекула воды или азота/кислорода имеет размер порядка 0,3 нанометров против примерно 100-120 нанометров у ВИЧ. Разница в 300-400 раз! “Через эти щели не пролазят мыши, но могут просачиваться лошади”, примерно так звучит байка про поры в презервативах.

Когда просто сказать “неокортекс” – ещё недостаточно

Буквально за несколько часов до моего выступления с лекцией про нейросексизм на Прессфесте (вот тут она в PDF) в группе EQUALITY опубликовали текст биохимика Кристины Шарло (ИМБП РАН) и нейробиолога Марии Герасименко (университет Канадзавы)

Текст посвящён некой, кхм, популярной теории с которой я не сталкивалась ранее, но которая содержит массу утверждений под знакомым нам псевдонаучным соусом. Вот цитата (из теории):

«Все позвоночные вступают во взаимодействия с регулированием со стороны подкорковых ядер, которые используют лимбическую систему для выработки тех или иных медиаторов. Данная система работает отдельно от неокортекса (сознания, комбинаторики, ассоциативного мышления, етц) и эволюционно появилась за много миллионов лет до больших полушарий. Отвечает за доминацию/пищу/сексвостребованность. Коротко – ДСП. Эта система включена и работает всегда. Потребляет всего 5% всех ресурсов, которые потребляет мозг. Имеет приоритет перед большинством структур, находящихся в неокортексе.»

Неокортекс! Подкорковые ядра! Лимбическая сила… тьфу, лимбическая система! Ней-ро-ме-ди-а-то-ры! Про то, почему этот набор слов является в данном случае именно набором слов – и есть текст.

Рекомендую.

Нейросексизм, лекция на ПрессФесте

Прочитала лекцию на ПрессФесте в Москве. Презентация – тут (PDF).

Один из слайдов


p.s. PDF, как показал опыт, оптимальный формат для презентаций. Файлы Microsoft Office или Open Office могут открываться на разных компьютерах совсем не так, как вам того хотелось и исправлять в последний момент иногда просто невозможно. А PDF заведомо корректно отобразится где угодно.

Откуда у вас такие картинки?

Гомофобы такие гомофобы. Беседую тут с одним, и он мне присылает ссылку на перевод текста Кирка Маршалла “The Overhauling of Straight America”. Типа вот, посмотрите на то, каков был коварный план гей-пропаганды!

Я тут прям удивилась сначала. Чтобы перевод не какого-то там совсем левого документа (иные вот выдают публицистику уровня SCUM Manifesto Валери Солонас за “политическую программу феминизма”), а что-то по теме – это прямо с гомофобами редко бывает. Да чего там, “редко”, я такое вообще видела от силы пару раз.

Но тут пролистала текст и увидела картинки. Среди которых… 

Специальная картинка для таких случаев

…фотография двух мужчин с ярмарки Фолсом-стрит. С “золотым дождём”. И хотя у меня нет вопроса, почему вполне невинная PR-стратегия (само наличие которой у организованного движения как раз закономерно) иллюстрируется весьма экзотическими BDSM-практиками, у меня есть иной вопрос – откуда, блин, у гомофобов эти картинки? Ладно там у меня, я-то много чего видела, но у них? 

Фолсом-Стрит? Закрытое мероприятие в Сан-Франциско, куда до 18 лет вход категорически закрыт? Кажется, кто-то сейчас с грохотом вывалится из шкафа!

p.s. на этой ноте я думаю, кстати, прекратить полемику с гомофобами в принципе. Это местами смешно, но в целом напоминает попытку играть в шахматы с голубями. Доска обгажена, фигуры разбросаны, а сами голуби улетели рассказывать как вас обыграли.