Когда просто сказать “неокортекс” – ещё недостаточно

Буквально за несколько часов до моего выступления с лекцией про нейросексизм на Прессфесте (вот тут она в PDF) в группе EQUALITY опубликовали текст биохимика Кристины Шарло (ИМБП РАН) и нейробиолога Марии Герасименко (университет Канадзавы)

Текст посвящён некой, кхм, популярной теории с которой я не сталкивалась ранее, но которая содержит массу утверждений под знакомым нам псевдонаучным соусом. Вот цитата (из теории):

«Все позвоночные вступают во взаимодействия с регулированием со стороны подкорковых ядер, которые используют лимбическую систему для выработки тех или иных медиаторов. Данная система работает отдельно от неокортекса (сознания, комбинаторики, ассоциативного мышления, етц) и эволюционно появилась за много миллионов лет до больших полушарий. Отвечает за доминацию/пищу/сексвостребованность. Коротко – ДСП. Эта система включена и работает всегда. Потребляет всего 5% всех ресурсов, которые потребляет мозг. Имеет приоритет перед большинством структур, находящихся в неокортексе.»

Неокортекс! Подкорковые ядра! Лимбическая сила… тьфу, лимбическая система! Ней-ро-ме-ди-а-то-ры! Про то, почему этот набор слов является в данном случае именно набором слов – и есть текст.

Рекомендую.

Нейросексизм, лекция на ПрессФесте

Прочитала лекцию на ПрессФесте в Москве. Презентация – тут (PDF).

Один из слайдов


p.s. PDF, как показал опыт, оптимальный формат для презентаций. Файлы Microsoft Office или Open Office могут открываться на разных компьютерах совсем не так, как вам того хотелось и исправлять в последний момент иногда просто невозможно. А PDF заведомо корректно отобразится где угодно.

Мужчины, женщины и пространственные способности

Медики и нейрофизиологи выяснили, что способности к пространственному мышлению отличается от страны к стране: наиболее развитым оно оказалось в странах с высоким уровнем дохода, в частности, у жителей Канады, Скандинавии, Австралии и США. Об этом говорится в статье, опубликованной в журнале Current Biology.

Материал Екатерины Русаковой на N+1 – это очень важная новость для всех, кто интересуется гендерными различиями. Разница в пространственных способностях на сегодня одна из немногих достоверно показанных психологическими исследованиями разниц мужчин и женщин; ранее были указания на то, что во всех культурах мужчины справляются лучше, но вот у инуитов такого различия нет. Правда, последнее было очень старыми и уже принципиально не воспроизводимыми данными – поэтому новое кросскультурное исследование пришлось весьма кстати.

Наука без субъективности

Частый вопрос: можно ли заниматься гуманитарной наукой (или, корректнее, изучением чего-то связанного с людьми) без вот этих всех субьективных искажений?

Этот вопрос мне задают часто. В эти выходные состоялся такой разговор:

я: – Вот, скажем, феномен ксенофобии. Это по определению субъективная штука, отношение к мигрантам всегда у людей в голове в первую очередь.

собеседник: – Ну почему же. Страх потерять работу может быть вызван вполне объективно существующим явлением.

я: – Явление “на место работника из местных взяли мигранта” действительно может быть объективным фактом, но вот отношение к этому разное. Скажем, если из трёх слесарей одного уволили и заменили приезжим, двое оставшихся могут воспринимать ситуацию по-разному. Один будет бояться, а второй решит “да ну, Сергея выгнали за пьянство, а я-то не такой” – и это тоже субъективно, поскольку на самом деле, возможно, Сергея уволили именно что по экономическим причинам, его труд стоил дороже труда Джамшуда. 

собеседник: – Но ведь конкуренция существует.

я: – Да. Но ксенофобный дискурс – то, что пишут про мигрантов – с этим связан слабо. Вот колумнист, который про это пишет колонку в, скажем, газету “Завтра” – его точно не заменят Джамшудом. Редактор газеты, где печатают ксенофобные тексты, не скажет “о, круто, давайте наймём таджика без документов, он нам вдвое дешевле напишет про всё то же самое!”. 

Более того, в случае ксенофобии (и тем более гомофобии) “рациональное” нас только запутывает – если вы начнёте разбирать вроде как объективные причины для ненависти, вы просто увязнете. Кто, например, виноват больше: чеченцы (этнические чистки в Грозном 90-х годов) или русские (депортация чеченцев в 40-х)? Были ли объективные основания у антисемитов в Польше 1930-х? А в какой момент “обоснованная неприязнь” превратилась в катастрофу? Эти вопросы не про объективность, а про то, как люди пытаются обосновать свои действия – они столь же “объективны”, как высказывание “а он первый начал!”. 

Разумеется, здесь мы подходим к иной проблеме: как отделить те высказывания, производство которых ничего не требует, от чего-то достойного называться наукой? Мой ответ таков – даже если мы исследуем нематериальные сущности вроде отношения людей к чему-либо, мы можем опираться на:

  • то, что люди пишут и говорят, тем более это сохраняется и существует в некой независимой от авторов форме;
  • то, как люди действуют (и здесь можно разбирать не столько политические решения, сколько, например, индивидуальное поведение вплоть до уровня поз и мимики);
  • то, что люди говорят при ответе на определённый вопрос в определённом контексте. 

Разумеется, во всех этих случаях необходимо учитывать детали ситуации, контекст высказывания или действия. Но то же самое можно сказать про любую естественную науку: физические приборы, помещённые в неадекватные условия, выдадут неадекватный результат. Нельзя, например, корректно определить направление на север компасом внутри помещения с кучей магнитов – или взвесить груз пружинными весами на американских горках во время поездки. “Измерительные приборы” социологов тоже требуют корректного обращения.

Как правильно анализировать высказывания, проводить опросы и наблюдения – это столь же большая и сложная тема, как и организация физического или химического эксперимента. Этому, собственно, и учат на соответствующих факультетах: в нашем курсе, например, был предмет “Количественные и качественные методы социологического исследования”. 

Вопрос читателей: а что цитируют у Бирюкова?

Вопрос от читателей (можно задавать мне в любой соцсети или почтой): “Кстати,у меня вопрос насчет одной из статеек Бирюкова, на которую ссылаются в учебнике по нейропсихологии. Значит ли это, что его статьи по нейроонкологии несут какую-то научную ценность, ну или хотя бы интерес?”

А кто это?

Бирюков это человек, который получил медицинское образование и затем ударился в откровенную псевдонауку категории “воинствующий нейросексизм”. Именно он написал в своё время книгу “Ненастоящий мужчина” (вот на неё разбор) и он же некоторое время позиционировал себя так:

Александр Николаевич Бирюков
По специальности врач-невролог, нейроонколог. За плечами две диссертации по нейроонкологии, полторы сотни научных трудов, посвящённых человеческому головному мозгу и его заболеваниям. Автор нескольких запатентованных изобретений, четырёх монографий и шести других книг. Занимается политикой, руководит общественной организацией, трудится в федеральных органах власти, популяризирует литературное мастерство. Читает лекции. Межполовые взаимоотношения анализирует с 2006 года, результат исследований опубликован в трёх книгах.

В отличие от, скажем, Олега Новосёлова у Бирюкова и вправду есть как формальное медицинское образование, так и несколько научных публикаций. Хотя, конечно, не полторы сотни, диссертация у него всего одна, а про монографии неизвестно вовсе (тут – подробнее), хотя они просто обязаны быть в Российской государственной библиотеке.

А что он написал научного?

Те работы, которые у автора цитировал кто-то ещё и на которые мне прислали ссылку – это вот эти:

Бирюков А. Н. Способ прижизненного определения размеров мозолистого тела / А. Н. Бирюков // Патент на изобретение №2396907. Приоритет от 18.02.2008 г.
Бирюков А. Н. Сравнительный анализ дислокации, локальной атрофии мозолистого тела и когнитивных расстройств у нейроонкологических больных / А. Н. Бирюков // Вестник Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова. 2012. Т. 4, № 4. С. 19–23.
Бирюков А. Н. Возрастно-половые аспекты МРТ-каллозометрии / А. Н. Бирюков, Ю. И. Медведева, П. Д. Хазов // Вестник Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. 2011. Т. 3, № 4. С. 59–63.

Сразу отмечу, что патент вообще ничего не говорит ни о качестве изобретения, ни даже о том, что оно работоспособно: это документ, который удостоверяет приоритет автора на идею. Патент – не научная публикация, а лишь знак того, что у автора нашлись деньги; он может быть на что-то приносящее миллионы или спасающее жизни, а может быть  на вечный двигатель (именно так, да), швабру, унитазный ёршик, а также летающую тарелку (тут рекомендую прочитать текст заявки).

Теперь по первой статье. Список литературы – шесть пунктов, из них два самоцитирования. В статистике – методы указаны, но p-значения автор не приводит, он с соавторами просто перечисляет коэффициенты корреляции между результатами когнитивных тестов и 10 параметрами, описывающими морфологию мозолистого тела. Делалась ли поправка на множественные сравнения – неясно, значимость представленных результатов вообще не упоминается; это слабая статья.

Вторая публикация – снова куцый список литературы (8 пунктов, 1 самоцитирование), нет список на ряд работ по данной теме: Allen et al., 1991, Holloway et al., 1993, Constant, Ruther, 1996,  Suganthy et al., 2003 – хотя это только то, что нашлось PubMed-ом за буквально несколько минут, работ по возрастным и половым аспектам изучения мозолистого тела буквально десятки, если не сотни. При этом в работе уже указаны p-значения, а в разделе “выводы” авторы честно сообщают что не нашли половых различий. Ну и ещё то, что разные размеры мозолистого тела (внезапно) коррелируют между собой.

Да, вы всё правильно понимаете. Один из идеологов “мужского движения” в одной из своих немногих (а заодно – похоже что самой приличной) работ написал про то, что половых различий между мужским и женским мозгом в части морфологии мозолистого тела нет (остальное он, отмечу, не проверял).

И что далее?

Если сравнить то, что пишет о себе Бирюков и что он на самом деле сделал – разница будет, прямо скажем, вопиющая. Мало того, что в одной из своих (в соавторстве) работ он прямо указал на отсутствие тех жёстких половых различий, на которых строится его нейросексисткая база, так ещё и статьи его – далеко не на переднем крае мировой науки.

IAT – Implicit Associations Test

Сегодня ночью прошла весьма интересный тест – на бессознательные ассоциации между мужским/женским и научным/гуманитарным (Science/Gender). Результат несколько обескураживающий – у меня сильная связь гендера с выбором рода занятий, хотя я сама прямо говорю про порочность стереотипа “мальчики по физике, девочки по филологии”.

Тест, кстати, показывает как можно такие бессознательные вещи научно изучать. Он предлагает сначала отнести к “мужскому” или “женскому” ряд слов – “папа”, “мама”, “тётя”, “девочка”, “сын” и так далее: везде есть в общем-то однозначное решение; аналогичным образом потом надо классифицировать естественные и гуманитарные дисциплины – “английский”, “музыка”, “физика” и “математика”. А когда вы прошли оба задания, вам предлагают делить по такому принципу – “мужское” и “гуманитарное” налево, “женское” и “научное” – направо; потом те же категории, но в парах “женское – гуманитарное” с одной стороны и “мужское – естественнонаучное” с другой.

Так вот, я сочетание мужского с естественнонаучным определяла проще и делала меньше ошибок. Потому что да, бессознательно у меня “физик – мужского пола”.

Всё натуральное, всё для красоты и здоровья: мышьяк с извёсткой для удаления волос

Традиционное! Ква-ква-ква! Натуральное! Ко-ко-ко! Настоящая женщина обязана заботиться о своей красоте! Вот, посконный, классический, аж от Авиценны, рецептик даже нашёлся! Для борьбы с очень серьёзной (да-да-да!) проблемой (а вы как думали, проблемой же!):

Натуральное! Традиционное! Для здоровья и красоты!

Я ограничусь картинкой, но вот тут, в материале Smithsonian, есть и источники посерьёзнее, без этой “серьёзной проблемы”, равно как и вот таких, кхм, “бабушкиных рецептов”:

А раствор солей плутония в концентрированной азотной кислоте не пробовали? Или во – диоксиддифторид, ещё одно очень интересное вещество. Только осторожно, чтоб не попасть на стальные поверхности (разъест) и воду (взорвётся).

Справедливости ради, там было в конце предупреждение – но вообще, конечно, писать про этот ад я считаю возможным исключительно в стёбно-издевательском ключе. Чтобы даже у выхвативших кусок текста не оставалось вообще никаких сомнений. Тем более что марганцовка (KMnO4) это вещество, хорошо знакомое многим врачам по ожогам, которые зарабатывают любительницы “народных методов” как самостоятельно, так и купая, например, в неотфильтрованном растворе ребёнка. Она, как и борная кислота (ей моя бабушка, помнится, ещё тараканов травила – но так-то её по старинке многие и в той же педиатрии использовали) относится к категории средств, которым пора бы в музей за компанию с мышьяком и ртутью. Специально, кстати, приведу комментарий медика (доктор медицинских наук В. Прозоровский, материал для “Науки и жизни”) по поводу “просушить ушко борной кислотой”:

Первое описание гибели ребенка от отравления борной кислотой, найденное мной в медицинском журнале, датировано 1881 годом. В 1905 году вышел первый (научный) обзор, в котором описаны уже 22 смертельных исхода.

Как ни парадоксально, но учащению отравлений способствовало распространение жестких гигиенических правил ухода за ребенком. Так, после Второй мировой войны каждая молодая мама приобретала в аптеке порошок борной кислоты. Тогда ее применение для регулярной обработки слизистых оболочек и кожи ребенка, а также сосков матери перед кормлением было синонимом высокой бытовой культуры.

Результат не замедлил сказаться. Журнал “Педиатрия” (№ 6, 1953 г., Канада) опубликовал сообщение о 102 смертельных случаях, причиной которых стало применение борной кислоты. “Британский медицинский журнал” (№ 1, 1955 г.) сообщил о 120; “Немецкий медицинский журнал” (т. 87, 1962 г.) – о 60, “Французский журнал терапии” (№ 3, 1980 г.) – о 79 случаях гибели детей. Отравления возникали в результате самых, казалось бы, невинных действий родителей и врачей: обтирания сосков матери раствором кислоты перед кормлением, присыпания мокнущих поверхностей кожи, обработки слизистой рта.

Там ещё есть прекрасная история про то, как автор поднял тревогу в СССР в 1983-ем году, на него все врачи старой закалки ругались, а в 1987 году Минздрав СССР таки запретил использование борной кислоты в педиатрии.

Пробежать над реактором или обгореть на солнце? Что опаснее?

Согласитесь ли вы пробежать над открытым ядерным реактором? Наверное, нет, и это правильно. Но знаете ли вы, что риск рака после солнечного ожога возрастает ещё больше? (далее)