Мозг, секс, порно и бульбуршмяк как парадигма

“Наш мозг воспринимает порно как насилие” и “Если женщина неприятна, в мозгу возникает очаг торможения”. На этих двух разных фразах Алексу вынесло! (далее)

О научных публикациях. Всё плохо, но не по той причине.

В академии основной конфликт разворачивается между интересами исследовательских групп и интересами отдельных ученых, потому что последние заинтересованы в том, чтобы присвоить себе успешные исследования и не «замараться» слабыми результатами, а лидеры групп озабочены тем, чтобы доводить до успеха и не бросать как можно больше проектов — независимо от их значимости и реальной применимости, чтобы «стричь» с каждого финансирование. Соответственно, наибольший страх отдельного постдока связан с проигрышем в борьбе за то, чтобы оказаться в авторах «золотой» статьи, его не заботит суммарный успех или неуспех всей исследовательской группы, поскольку «командным игрокам» постоянная ставка не гарантирована.

В индустрии же борьба за успешный проект внутри группы оказалась намного менее релевантной: и сотрудники, и руководители заинтересованы в том, чтобы как можно раньше идентифицировать «гиблые» проекты и сфокусироваться на наиболее многообещающих, поэтому неудовлетворительные результаты исследований не пугают ведущих их сотрудников. Социологи полагают, что биотехнологическим компаниям удалось равномерно «распылить» риски, связанные с зашитой в исследовательскую практику неопределенностью, между всеми своими сотрудниками и таким образом их сплотить вокруг общей цели. В то время как академия, перейдя на «проектную» схему производства знания, с этим не справилась, столкнув бОльшую часть неизбежных рисков, связанных с исследовательской деятельностью, на тех, кто находится в самом начале своей карьеры.

Это пересказ, сделанный Артёмом Космарским для “Чердака”. Само исследование – тут. Ещё более кратко, сухим редакторским языком: наукометрия и ориентация на цитируемость полное говно, причём в индустрии (на примере биотеха) говнистость несколько меньше, а в академии просто говно-говно.

Ориентация на производство цитируемых статей убивает академическую науку, поскольку люди вместо спокойной работы занимаются малоосмысленным хайпожорством и попытками поймать волну; система порочна и нуждается в изменениях. Тут можно открыть как пересказываемое исследование, так и, к примеру, публикацию 2014 года в PNAS:

The long-held but erroneous assumption of never-ending rapid growth in biomedical science has created an unsustainable hypercompetitive system that is discouraging even the most outstanding prospective students from entering our profession—and making it difficult for seasoned investigators to produce their best work. This is a recipe for long-term decline, and the problems cannot be solved with simplistic approaches. Instead, it is time to confront the dangers at hand and rethink some fundamental features of the US biomedical research ecosystem.

Как видите, я не слишком сгустила краски – с академического английского на русский разговорный эта цитата переводится даже не как “какое-то говно”. Фразу created an unsustainable hypercompetitive system that is discouraging even the most outstanding prospective students from entering our profession скорее правильнее перевести как “у нас полный пиздец, все разбегаются”. (далее)

“Заговор троих”, мой комментарий

Я наконец дописала разбор “акции трёх активистов, разоблачивших псевдонауку об обиженных группах”. На “Чердак”, ну и тут кое-что будет. (далее)

Выступила на радио и провела лекцию в Туле

Сегодня – точнее, технически уже вчера – я отметилась сразу в двух публичных мероприятиях на тему гендера и науки.

Во-первых, вместе с главным редактором “Чердака” Егором Быковским мы поговорили с ведущими программы “Радиоуниверситет” на “Радио России”. По ссылке, впрочем, в расшифровке подсократили один из моих аргументов – Плакроуз и компания не “послали части глав из книги Гитлера Mein Kampf, заменив слово “национал-социализм” на “феминизм””, а написали текст, который вообще-то не имел с той печально известной книгой ничего общего.

Во-вторых, я съездила в Тулу и там выступила с рассказом про нейросексизм в “Типографии”. Вот презентация; место всячески рекомендую.

Пренатальный тестостерон не связан с пространственным мышлением

Международная группа ученых под руководством профессора Томского государственного университета Юлии Ковас выяснила, что способность мысленно манипулировать объектами в пространстве не связана с уровнем тестостерона во время внутриутробного развития. Исследование, опубликованное в журнале Scientific Reports, позволяет приблизится к ответу на давний вопрос о том, существуют ли на самом деле между мужчинами и женщинами биологически обусловленные различия в способности к пространственному мышлению.

Подробнее – на “Чердаке”.

Немного ссылок

  • Популяризатор науки и физик, специалист по физике элементарных частиц, Игорь Иванов рассказывает о своём проекте про Большой адронный коллайдер, LHC. Кстати, именно он ведёт раздел LHC на “Элементах” – и на сегодня это, пожалуй лучший русскоязычный ресурс по теме.
  • Андрей Каганских, журналист проекта Сoda, внедрился в “Мужское государство” и пообщался с участниками как онлайн, так и вживую. Кукусики в своих традициях: занятия по ножевому бою переходя в “как откосить от армии?” и этих товарищей выгнали даже из /b Двача.
  • Елизавета Пономарёва, журналистка, рассказывает про организацию работы – когда вам надо много всего делать из дома, попутно не забывая про семью. 

Исследование трансгендерных подростков… упс. Не подростков, а их родителей, и с рядом проблем.

В США случился небольшой скандал по поводу “исследования, показавшего что подростки становятся трансгендерами под влиянием сверстников”. Я нашла этот текст, ознакомилась с ним и предлагаю подробный разбор. (далее)

Про ВИЧ (тестируйтесь регулярно, это важно)

Две цитаты про ВИЧ и СПИД (напомню – СПИД это поздняя стадия ВИЧ-инфекции, развивается при отсутствии противовирусной терапии). Первая из беседы старшего научного сотрудника, врача-инфекциониста Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Василия Шахгильдяна с корреспонденткой “Коммерсанта” Ольги Алленовой:

Среди российских граждан в возрасте 15–49 лет ВИЧ-инфицированы 1,2%. Наиболее острая и опасная ситуация в возрастной группе от 30 до 44 лет: у 3,3% обследованных мужчин 35–39 лет установлена ВИЧ-инфекция. Возможно, кого-то эти цифры не поразят, но вдумаемся: 3 из 100 мужчин среднего возраста заражены ВИЧ и являются источником инфекции.

В вагоне электрички на Москву с утра по статистике найдётся минимум один человек с ВИЧ, а скорее даже больше: особенно если это те поезда, где большую часть пассажиров составляют именно мужчины примерно моего возраста (мне 35). Да, число обследованных и число всех мужчин может не совпадать, но таки провериться не помешает:

Например, недавно в КИБ №2 Москвы поступила молодая женщина из благополучной семьи с тяжелым ВИЧ-энцефалитом. У нее год предполагали депрессию, пытались проводить лечение. И никто не подумал о возможной ВИЧ-инфекции. Женщина поступила в тяжелом состоянии — ее перевели из психиатрической больницы с развитием деменции и крайне низкими показателями иммунного статуса. Несмотря на быструю расшифровку природы поражения головного мозга, сразу же начатые АРТ и химиопрофилактику вторичных заболеваний, больная скончалась.

Как проверяться, если никуда идти не хочется (хотя сейчас тест на ВИЧ можно сделать очень много где)? Ну вот есть SafeBox, про который я писала и который применила на себе; а ещё с разрешения автора скопирую пост о выявлении ВИЧ+ статуса аккурат при помощи SafeBox-а:

И, на всякий случай – презервативы таки очень неплохо защищают от ВИЧ. Не абсолютно, конечно (потому что могут порваться или соскочить), но если вы услышите про “латекс-поры-больше-вируса”, то это абсолютная чушь. Презерватив герметичен для воды и даже воздуха, а молекула воды или азота/кислорода имеет размер порядка 0,3 нанометров против примерно 100-120 нанометров у ВИЧ. Разница в 300-400 раз! “Через эти щели не пролазят мыши, но могут просачиваться лошади”, примерно так звучит байка про поры в презервативах.