“Временные трудности” и дискурс сурового воспитания

В моей ленте сейчас полно ссылок на фильм “Временные трудности”. В открытый прокат не вышел, поэтому я не видела – но пройти мимо даже пересказов и рецензий не могу. Это прекрасный повод поговорить о идее сурового воспитания и о том, почему она своё отжила. (далее)

Тележки гомофобных “исследований”

Выпустила очередной вестник гомофобии – по мотивам недавней переписки тут в ВК и одной просьбы от читательницы. Свежие (на самом деле нет) аргументы гомофобов! (далее)

Ежемесячная рубрика “гомофобные тексты” снова с вами

Мне показали очередной гомофобный документ: “Сообщение, направляемое в Комитет Министров Совета Европы в связи с делом Alekseyev v. Russia (4916/07)”. Ничего особо нового, но в качестве бонуса я покажу вам, кто действительно занят гей-пропагандой! (далее)

Милонову СНОВА указали на недопустимость его высказываний

Помните, я писала петицию и жалобу на Милонова, российского гомофоба-парламентария? Так вот:

На него снова пожаловались и комиссия по этике Госдумы снова сочла его высказывания неприемлимыми! Шер и репост всячески приветствуются.

Выступила в Минске (презентация прилагается)

Вчера прочла в Минске лекцию по “ненормативной” сексуальности и условности нормы. Вот презентация, причём с бонусом в виде некоторых ответов на часто задаваемые вопросы – именно их не задали, но может кому будет интересно. 170 собравшихся, по словам организаторок, стали рекордом для программ, организуемых ECLAB и минским комьюнити-центром.

А ещё я открыта к новым предложениям – у меня за плечами доклад на ФемФесте 2018, лекции по нейросексизму в Минске (на международный день борьбы с гомо- и трансфобией 2016 года) и Москве (Высшая школа равноправия, 2017), рассказ про борьбу с публичной гомофобией на питерском ЛГБТ-форуме 2018 года и прямо сейчас я готовлю совершенно новую презентацию “От чего нам хорошо бы избавиться в сексе в 2018 году”; всё адаптируется от 10-15 минутных рассказов до двухчасового мероприятия “лекция, переходящая в открытый диалог с залом”.

Подробности, как всегда, по почте freeresearcher@gmail.com или queer.gender.theory@gmail.com

Фактчек: как нам врёт представитель РПЦ

“От СПИДа погибает 800 человек в России. От туберкулеза — 100 тысяч. Ни о какой профилактике туберкулеза что-то никто не говорит” – свежее заявление Дмитрия Смирнова и откровенное враньё, разумеется. (далее)

Мы смотрели и думали: «Что за ху*ня?»

Интервью с журналистом Bellingcat Кристианом Трибертом, беседовала Даша Sheeborshee из беларуского издания 34mag:

Я знаю, что пророссийские ребята, мягко говоря, не любят вас. Расскажи про какие-нибудь провокации с их стороны. 

Хах. Ну, одной из самых запоминающихся выходок было то, что кто-то сделал фейковый аккаунт и даже некоторых участников – например, профайл Арика Толера, который специализируется на исследованиях Восточной Европы и России.

Я не берусь утверждать, чьих рук это дело. Но эти люди выбрали странный способ, чтобы выставить нас в плохом свете: они назвали фейковый аккаунт bellingcat_LGBT, скопировали лого официального аккаунта и добавили радужных флагов. Мы смотрели и думали: «Что за ху*ня?». Я из Нидерланд, и для нас это не может быть оскорблением – наоборот, мы гордимся, что поддерживаем ЛГБТ+-комьюнити.

Мы решили отреагировать тем, что поменяли название официального аккаунта на этот самый bellingcat_LGBT и написали что-то в духе: «Спасибо! Быть про-ЛГБТ+ – это комплимент для нас. Мы этим гордимся».

Отличная иллюстрация того, как пропаганда перестаёт работать в силу тотального непонимания культурных реалий.

Сделала презентацию на ФемФесте

Выступила на ФемФесте – большом и очень годном мероприятии – с презентацией по нейросексизму. Сама презентация по той ссылке, что вы только что увидели, а ниже просто фотки с моим участием:

Фотография из группы ФемФеста.

Фотография: Tara Michelle, https://www.facebook.com/tara.reset

Текст для чтения в первом классе

Некоторое время я писала про то, что школьные тексты по обществознанию – это писанина, в которой килотонны морализаторской патоки сочетаются с безосновательными утверждениями. А вот образец задания из аттестации первоклассниц на семейном образовании:

Летом помогали ребята взрослым. На огороде работали: выдёргивали сорняки. И Федя работал: нарвал редиски, съел её и заснул в лопухах. Спит Федя и сквозь сон слышит: «Сорняк, ребята! Смотрите, сорняк!» Открыл Федя глаза: кругом ребята стоят. Быстро вскочил Федя на ноги. Стоит, глазами моргает. «Где сорняк?» – спрашивает. Отвечают ему ребята: «Ты сорняк, и притом самый крупный». // В. Голявкин

Собственно, это короткий рассказ целиком – он так и называется, “Сорняк”. Из него мы в 2018 году и в городе (в России урбанизация 80,1% – именно такая часть людей обитает в городах) узнаём о том, что семилетние дети помогают колхозникам, а кто не помогает – тот сорняк. Хорошо хоть что не подлежащий немедленному сжиганию на месте или отправке на компост сорняк – и на этом спасибо.

Ну то есть про колхозы, пожалуй, знать стоит – но вряд ли в первом классе, разве что ребёнок живёт на селе, где это понятие до сих пор в ходу, невзирая на исключение оного из официальных документов (я про Россию; в Беларуси не так). А идея привлекать семилетних детей к не самым легким сельхозработам мне кажется откровенно дикой, тем более с подобным подходом; замените “на огороде работали” на “мусор со стройки выносили” или “пол в цеху подметали” – правда, как-то не очень хорошо получается?

Вовлекать детей в работу по дому и учить самостоятельно что-либо делать – хорошая идея. Но не так же! У того же Голявкина есть куда более вменяемый рассказ про парня, который пытался выпрямить гвоздь для того, чтобы повесить картину – и в процессе побил плитку, попытался её поменять, поругался с соседкой, расстроился и задолбался. Вот там хорошо: напрямую оценочности мало, зато можно самостоятельно подумать над тем, как было бы лучше.

А ещё стоит заметить, что невзирая на наличие кучи таких морализаторских пассажей мы повсеместно видим и тех, кто мусорит в городе (а чего, дворники же уберут!), и тех, у кого мытьё посуды ущемляет мужское достоинство. То есть ко всему прочему вся эта кампания “приучения детей к труду” и “прививания представлений о ценности труда” вышла пшиком.