Рассказы квир-людей, включая меня

Беларуские “Идентичность и право” выложили рассказы квир-людей о них самих. Есть и моя история, включая немного про сочетание квирности со всем прочим:

В браке с женой у нас есть дочь.
И дома я папа, «он». Да, я пишу про сексуальность и гендер, участвую в публичных мероприятиях, меня многие знают как Алексу, чей диплом был про пеггинг – но нет, я не тащу этого в детскую. Как, наверное, многие медики не обсуждают с детьми свою работу в деталях. Есть взрослые интересы и сферы, есть детские – и анальный секс со страпоном или там построение квантовой теории гравитации относятся ко взрослому миру. Для детей там просто ничего интересного нет. Дочка видела, как я пишу какие-то огромные тексты, и для неё слова «гендер и сексуальность» – это про какие-то сложные и скучные разделы социологии.

Я не думаю, что квир как-то связан с воспитанием моего ребенка. Феминисткая оптика влияет куда больше.
У меня дочка спрашивает, почему, например, многие её сверстницы слышали от родителей «не лазай по горкам, ты же девочка» или «столярная мастерская – для мальчиков», и вот тут надо что-то отвечать. Но не потому, что я квир, а потому что таков универсальный детский запрос и потому что я знаю, как ответить.

Универсального ответа на вопрос “как взаимодействовать со своим ребёнком, если ты трансгендерная персона” у меня нет. Я считаю, что на первом месте должна быть минимизация каких-то рисков для ребёнка, поскольку отношения с детьми асимметричны и взрослые всегда та сторона, на которой вся ответственность. Постоянная недосказанность и замалчивание тяжёлых проблем вредят (скажем, когда у родителя всерьёз развивается гендерная дисфория – но он(а) делает вид, что всё нормально), но в то же время мне кажется неправильным и вовлечение детей в активисткую работу, например. Я не прячу от дочки того факта, что в моём окружении ЛГБТ (и трансгендерные) люди, однако и не считаю оправданным рассказывать про постгендерность и небинарные идентичности: да, возможно это наше общее будущее, но предлагать такой вариант без адаптации к реалиям дня сегодняшнего просто безответственно.

Тут, пожалуй, как с компьютерными играми. Прятать их не стоит, однако Postal 2 или даже третий Doom однозначно плохой выбор для младшей школы. Тут как с литературой – чтение это прекрасно, но вряд ли стоит начинать даже с оригинальных сказок народов Европы, не говоря уж о “Лолите” Набокова. Тут как с политикой и публичными акциями – субботник это хорошо, а вот несанкционированная акция с массовыми задержаниями и драками – уже нет; собирающий мусор в лесу с родителями ребёнок и ребёнок, раздающий агитационные листовки – разные случаи. Дети за новогодним столом и дети в компании, допивающей вторую бутыль водки на троих; ребёнок в бане с родителями и родители, занимающиеся сексом в одной комнате с 12-летним. Ребёнок с молотком или бензопилой; деньги за помощь соседке в сборе ягод или полный рабочий день грузчиком.

Я специально сейчас перечислила кучу совершенно разных случаев, чтобы показать – везде нужно учитывать контекст. Когда мы говорим “дети и квирность”, то тут, как и везде, на самом деле масса разных ситуаций, для которых практически невозможны единые правила. Разве что такие:

  • не надо говорить того, что не сделает жизнь в ближайшее время проще;
  • надо думать о том, сделает ли открытие чего-либо жизнь ребёнка лучше или хуже.

Базовый секс-просвет, например, необходим. Знание о том, как называются части тела, позволяет в случае каких проблем внятно пожаловаться + объяснить правила гигиены на уровне “под крайней плотью накапливается грязь, там надо мыть”. Знание о том, что, скажем, друзья семьи тётя Катя и тётя Маша это тоже такая семья, потому что есть лесбиянки – по меньшей мере небесполезно.  А вот разумных поводов показывать во втором классе Альмодовара я не вижу – непонятно и велик риск только запутать ребёнка.

Размышления о психическом здоровье

На волне своего текущего околодепрессивного состояния захотела написать про трансформацию отношения к психическим расстройствам и о том, почему жить становится всё-таки лучше. (далее)

“Заговор троих”, мой комментарий

Я наконец дописала разбор “акции трёх активистов, разоблачивших псевдонауку об обиженных группах”. На “Чердак”, ну и тут кое-что будет. (далее)

ВНЕЗАПНО: к лидеру “Мужского государства” нагрянули с обыском

Ой. Вот так топишь за традиционные ценности, а к тебе приходит ФСБ с обыском. 

Это ВКонтакте основателя “Мужского государства”. А вот и новость на Ленте.ру.

Замечу, что с моей точки зрения любые тексты в сети не могут быть причиной для преследования – если это только тексты, а не часть подготовки к конкретным актам насилия и не разглашение той информации, которая является чьей-то тайной (да и то в последнем случае стоит учесть общественные интересы: план сэкономить на очистных сооружениях не может стать коммерческой тайной). “В прекрасной России будущего”, безусловно, за идеи никто никого сажать не будет – но вот, скажем, буллинг и травля девушек в сети окажутся чем-то в одном ряду с хулиганством, такие дела будут рассматриваться до того, как обнаглевшие хулиганы перерастут в убийц (по ссылке описание жестокого убийства соседки, совершённого неоднократно хулиганившим мужчиной). 

В Хабаровске ранее задержали (Дмитрий Никитин, Daily Storm, текст от 22 августа) представителей местного филиала того же сообщества, но им вменяют не столько писанину, сколько “участие в экстремистском сообществе с целью совершения преступлений” – молодые люди планировали ограбить наркоторговца.

Согласие, пассивность и феминисткий подход

Мне задали очень личный вопрос – как моя гендерквирность и “девочка внутри” соотносятся с феминизмом, который предполагает культуру согласия? Прекрасно соотносятся! (далее)

Феминизм – новое пуританство? Таки нет.

Некоторое время назад Екатерина Шульман озвучила мысль, которую я часто встречаю в разных местах (например, её довольно часто воспроизводит Миша Вербицкий) – “феминизм это новое пуританство, поскольку тоже регламентирует сексуальность”

Согласна ли я с этим? Нет. Почему? На вопрос “что с тезисом про феминизм и пуританство не так?” очень хорошо ответила Елена Георгиевская:

Шульман фактически повторяет жалобы патриархальных мужчин на неопуританство, которое якобы наступило после сексуальной революции. Отношение к сексу поменялось во второй половине XX века: «Раньше это была сфера долга, ограничений и опасности. После 1968-го — удовольствия и самовыражения». Как и подобает правой, то есть идентифицированной с мужчинами, женщине, Шульман забывает договорить, что это была сфера мужского удовольствия и самовыражения.

(…)

Мужская модель свободы начала разрушаться, когда феминизм пошёл в массы. Поскольку для андроцентричного мировоззрения человек — это по умолчанию гетеросексуальный мужчина, поднялся крик, что сексуальной свободы лишают «человечество как таковое». Мужская сексуальная свобода при патриархате не включает женскую свободу отказать, не получив за это в лицо ведро помоев.

Интервьюерка и Шульман говорят об асексуальности, которую принесла с собой политкорректность, словно забывая, что именно в политкорректную эпоху публичные разговоры о сексе стали частью европейской нормы, что сейчас постепенно легитимизируются самые разные ориентации, от квирплатонической до грейполисексуальной, что, наконец, вибраторы можно купить в любом крупном европейском супермаркете, а три лесбиянки даже могут заключить подобие брачного контракта. Что это, если не свобода? Ах да, патриархальным мужчинам мешают хватать официанток за ягодицы, и этот факт перечёркивает все достижения сексуальной неореволюции. Которая, напомним, происходит у нас на глазах.

Сексуальное насилие над детьми: кто это делает?

Екатерина Попова побывала на “педофильском форуме” и выложила у себя в Facebook цитаты женщин, переживших сексуальное насилие в детстве с цитатами посетителей того форума. Я нашла тот ресурс и провела своё небольшое исследование. (далее)

Немного ссылок

  • Популяризатор науки и физик, специалист по физике элементарных частиц, Игорь Иванов рассказывает о своём проекте про Большой адронный коллайдер, LHC. Кстати, именно он ведёт раздел LHC на “Элементах” – и на сегодня это, пожалуй лучший русскоязычный ресурс по теме.
  • Андрей Каганских, журналист проекта Сoda, внедрился в “Мужское государство” и пообщался с участниками как онлайн, так и вживую. Кукусики в своих традициях: занятия по ножевому бою переходя в “как откосить от армии?” и этих товарищей выгнали даже из /b Двача.
  • Елизавета Пономарёва, журналистка, рассказывает про организацию работы – когда вам надо много всего делать из дома, попутно не забывая про семью. 

Откуда у вас такие картинки?

Гомофобы такие гомофобы. Беседую тут с одним, и он мне присылает ссылку на перевод текста Кирка Маршалла “The Overhauling of Straight America”. Типа вот, посмотрите на то, каков был коварный план гей-пропаганды!

Я тут прям удивилась сначала. Чтобы перевод не какого-то там совсем левого документа (иные вот выдают публицистику уровня SCUM Manifesto Валери Солонас за “политическую программу феминизма”), а что-то по теме – это прямо с гомофобами редко бывает. Да чего там, “редко”, я такое вообще видела от силы пару раз.

Но тут пролистала текст и увидела картинки. Среди которых… 

Специальная картинка для таких случаев

…фотография двух мужчин с ярмарки Фолсом-стрит. С “золотым дождём”. И хотя у меня нет вопроса, почему вполне невинная PR-стратегия (само наличие которой у организованного движения как раз закономерно) иллюстрируется весьма экзотическими BDSM-практиками, у меня есть иной вопрос – откуда, блин, у гомофобов эти картинки? Ладно там у меня, я-то много чего видела, но у них? 

Фолсом-Стрит? Закрытое мероприятие в Сан-Франциско, куда до 18 лет вход категорически закрыт? Кажется, кто-то сейчас с грохотом вывалится из шкафа!

p.s. на этой ноте я думаю, кстати, прекратить полемику с гомофобами в принципе. Это местами смешно, но в целом напоминает попытку играть в шахматы с голубями. Доска обгажена, фигуры разбросаны, а сами голуби улетели рассказывать как вас обыграли.