Когда “приложений” не достаточно

История с приложением “Социальный мониторинг” – это второй откровенный провал после истории с очередями в московское метро из-за проверки пропусков. Московские власти понадеялись на некое Инновационное средство™ – и в итоге людям выписывает штрафы глючная программа. Цитата из довольно эмоционального материала “Новых известий”: Ваше дело – не попытаться выкарабкаться из … (далее)

Петиция с требованием запретить PornHub и про работу вебкам-модели

Написала неделю назад статью для Bird in Flight про петицию с требованием закрыть PornHub. В целом, претензия авторки петиции выглядит довольно разумно – действительно, у крупнейшего порносервиса довольно много стрёмного видео и борьба с ним реализована, скажем так, явно без фанатизма. Я не считаю, что это вот прямо пособничество работорговле. … (далее)

COVID-19 – “В России не хватает тестов, а те, что есть – плохие!”. Разбор.

Снова про коронавирус и слухи. Новый слух – в России сильно завышают количество тестов или, как вариант, тесты на коронавирус российского производства не работают. Разобраться с этим весьма непросто. Даже если вы специалистка по вирусологии и тестам, у вас не будет доступа ко всем больницам страны и просто так сравнить … (далее)

Консервативный дискурс и COVID-19

Карантин многие воспринимают как угрозу личной свободе. Но, возможно, пандемия даёт хороший шанс избавиться от авторитаризма и тех, кто его поддерживает. По крайней мере, если говорить о России. (далее)

Тупой фейк и как его разоблачить

Кратко – как распознать фейк, то есть откровенно глупую и нелепую подделку под новость. Вот свежайший пример:

Откровенная подделка, разумеется!

Разумеется, люди, знакомые с реальными приказами российского министерства обороны уже всё поняли. Но я вот не была знакома, да и вы, подозреваю, тоже сходу не знаете, как выглядит настоящий приказ. И не можете сходу сказать, есть ли вообще такой термин “особое положение”. Что, тем не менее, выдаёт фейк? Что нужно, чтобы его разоблачить? (далее)

Возраст, вирус и принятие политических решений

Весьма впечатлившее меня место из колонки Александры Борисовой для РБК: Республиканцы в Сенате США заблокировали законопроект, дающий право на экстренный оплачиваемый двухнедельный больничный для пациентов с симптомами коронавируса. Многие американцы не имеют права на больничный и могут, боясь потерять работу, продолжать ходить в офис даже после заражения. Прочтя это, я … (далее)

Комментарии к законопроекту о домашнем насилии: фундаментализм

Вчера вечером я заглянула в публичные комментарии к законопроекту о семейном насилии. Это очень интересное чтение, из которого можно многое узнать о навязывающих свою волю российским властям глобальных организациях. Спойлер: некоторые из них существуют на самом деле! (далее)

Приговоры за рисунки

В Брянске Советский районный суд огласил приговор трансгендерной женщине Мишель. Ее обвинили в распространении порнографии с изображением несовершеннолетних (часть 1 статьи 242.1 УК). Об этом корреспонденту «Новой газеты» сообщила юрист Московского коммьюнити-центра ЛГБТ-инициатив Мария Чащилова.

Женщину отправили в тюрьму на три года за то, что она опубликовала на своей странице во «ВКонтакте» несколько рисунков «манга» — с изображением обнаженных персонажей из японских мультфильмов. Экспертиза установила, что на картинках нарисованы «лица мужского пола, не достигшие 14-летнего возраста».

Виктория Микиша, “Новая газета”, 30 ноября 2019

Три года за распространение нарисованной порнографии. Группе пикселей, вероятно, доставлены серьёзные страдания.

Зато изнасиловать 11-летнюю, которая потом забеременеет, потом жениться на ней и регулярно избивать – очень даже можно! Легко! И это один из самых известных случаев.
Случаи эти из тех, которые меня просто бесят. То есть настолько, что хочется перейти в неправовое поле: эта несправедливость того масштаба, который соответствует поводу для бунта. И вспоминается интервью Павла Мерзликина “Медузе”:

— наша правоохранительная система в целом эффективна или нет?

— Эффективность можно оценивать с разных точек зрения. Давайте пройдем по тем основным задачам, которые система может и должна решать.

Задача первая и самая понятная — у нас есть конкретный потерпевший от преступления, который хочет добиться справедливости. Он приходит и говорит, что его обокрали, побили и так далее. Здесь все в высшей степени печально, потому что российская правоохранительная система очень заточена на не-работу с потерпевшим. Если мы посмотрим в статистику, то увидим, что около половины всех раскрытых преступлений — это преступления без жертв, то есть наркотические и часть экономических.

Это, конечно, не единственная причина. Но в неё вписывается этот напрочь неадекватный подход к порнографии, когда – вспомним тут и случай Юлии Цветковой! – в порно записывают рисованные изображения. При производстве которых явно не могло быть потерпевших. Вот оно, “преступление без жертвы”, бессмысленная и беспощадная деятельность правоохранительных органов.

Важное о конкретном деле

Близкая подруга Мишель Лада Преображенская рассказала «Новой», что следствие началось в конце лета этого года. Три месяца Мишель была под подпиской о невыезде. Она согласилась сотрудничать со следствием и подписала признание. Преображенская отметила, что с самого начала Мишель отказалась от помощи своих подруг в поиске и оплате адвоката, так как не приняла обвинения всерьез.

Из этой цитаты следует три простых рекомендации. Не иметь аккаунт в ВКонтакте или иметь закрытый профиль (большая часть дел о размещении чего угодно в соцсетях – по ВК), не давать показаний на себя (статья 51 Конституции РФ, в Беларуси это статья 27), обращаться к адвокату.