Не все слова одинаково полезны

Лидер “Христианского государства”, угрожавший кинотеатрам за показ фильма “Матильда”, задержан полицией. Повод немного поговорить о том, когда вообще правомерно задерживать людей за те или иные слова. (далее)

С московских выборов

На прошедших выходных я, как и в прошлые годы, работала на выборах – поскольку состою в участковой избирательной комиссии на северо-востоке Москвы. В принципе про муниципальные выборы уже писали более чем достаточно. желающие могут найти массу разнообразнейших материалов, так что я ограничусь небольшим налюдением в виде картинки:

Выборка невелика; но то, что высота голубых столбиков почти везде ниже розовых – явно не случайно.

На нашем участке голосовали преимущественно женщины и при этом было больше пенсионерок, чем молодёжи. При явке 14,8% это привело к тому, что выбрали кандидатов с агитационных листочков “Единой России”, других материалов у нас в районе особо не было. Занятно, что при этом на всех околополитических форумах я вижу преимущественно мужчин – вот, например, свежий пример из моей ленты новостей в ВК, у украинского журналиста Дениса Казанского обсуждают поставки угля в Украину. Или вот – я захожу на сайт “Эха Москвы”, кликаю по первому же материалу, смотрю обсуждение, там 34 комментария и снова по большей части мужчины. Практически все политические форумы, блоги, значительная часть публицистики – мужская. А на избирательных участках – женщины.

Православный терроризм

Крайне любопытный набор новостей:

  • в Екатеринбурге психически нездоровый мужчина (состоявший на учёте у психиатра) вдохновился идеями православных фундаменталистов, взял машину, нагрузил канистрами с бензином и газовыми баллонами – и протаранил кинотеатр. Почему кинотеатр? Потому что там могли показывать фильм “Матильда” – ленту, повествующую среди всего прочего о романе Николая Второго с балериной.
  • в Москве неизвестные сожгли два автомобиля у офиса адвоката, представляющего интересы режиссёра означенного фильма. На месте поджога нашли разбросанные листовки “За Матильду гореть”, причём сожжённые машины принадлежали каким-то другим людям, не имеющим отношения ни к адвокатской конторе, ни к снимавшей фильм команде.
  • с 11 сентября в России начались массовые сообщения о якобы заминированных вокзалах, университетах, торговых центрах, аэропортах и тому подобных объектах. Карта по состоянию на утро 13 сентября была опубликована “Медузой”, после этого сообщения продолжали поступать – соответствующий сюжет можно посмотреть на сайте ТАСС, но федеральные выпуски новостей об этой волне телефонного терроризма странным образом промолчали.
  • UPDATED: 14 сентября, в день публикации моего поста, волна “минирований” достигла Санкт-Петербурга – см. обзор “Фонтанки”.
  • Сегодня “Медуза” анонсировала интервью с неким руководителем движения «Христианское государство — Святая Русь» Александром Калининым. Он заявил, что волна массовых эвакуаций по всей России может быть связана с попыткой не позволить показать в кинотеатрах фильм «Матильда». Об этом Калинин рассказал в интервью «Медузе». По словам лидера движения, 10 сентября им прислали письмо, в котором говорилось, что «есть ребята, которые готовы показать всем этим кинопрокатчикам, что есть методы борьбы гораздо действеннее, чем поджоги и другое». Авторы письма утверждали, что «можно дестабилизировать всю инфраструктуру России» телефонными звонками.

Ранее тот же деятель рассылал угрозы кинопрокатным организациям – про это можно подробно прочитать, к примеру, в материале “Знака.ком” за авторством Игоря Пушкарёва. Цитата:

— Вы понимаете, что эти действия уголовно наказуемы? Допустим, в Екатеринбурге следственное управление уже возбудило дело в отношении Дениса Мурашова, пытавшегося поджечь кинотеатр «Космос». 

— Знаете, уголовно наказуемое деяние — это все мелочи жизни, когда люди стоят за свою историю, стоят за свою веру. Когда плевали в церковь те же Pussy Riot, например, их наказывали. Конкретно наказывали за то, что они вытирали ноги о наши нравственные и исторические ценности. И сейчас, когда люди вытирают ноги о нравственные и исторические ценности, их тоже будут наказывать. Вероятно, не так сильно. А Мурашову дадут условно или оштрафуют, ну колонию-поселение дадут.

Вообще, лично у меня после этого возникает желание последовать примеру Варга Викернеса и спалить на этот раз парочку церквей или там “заминировать” какой-нибудь собор – но это, безусловно, эмоции, а не содержательный ответ. Содержательно я могу сказать то, что в России появился самый настоящий христианский терроризм: с поджогами, заведомо ложными сообщениями о минировании зданий, угрозами и прямо проговариваемым намерением игнорировать любые светские законы, включая и те, что действуют вообще во всех государствах.

При этом, что любопытно, данные “православные активисты” не пытаются, скажем, протестовать против несанкционированных мусульманских митингов, а направляют свой гнев против кинофильма, который вообще имел не столь уж большие шансы собрать значимую аудиторию до их кампании. Российское кино в 2017 году было с коммерческой точки зрения не слишком успешным, так что считать “Матильду” будущим хитом оснований особо не было… до всей этой истории. Теперь, конечно, некоторые кинотеатры отказались от показа, но оставшиеся, думаю, соберут неплохую выручку – мноигм станет просто интересно посмотреть на картину, вызвавшую настоящую волну террора в стране.

Ну и стоит лишний раз отметить недальновидную политику властей РФ: декларируя “войну с терроризмом”, тратя на войну в Сирии порядка 140 миллиардов рублей (бюджет, скажем, Новгородской области за четыре года; больше годового бюджета Пермского края) – одновременно умудрились вырастить своих собственных экстремистов, которые уже никого не слушают и перешли к терактам на территории России. Не удивлюсь, если следующий случай приведёт к человеческим жертвам: какой-нибудь идиот устроит стрельбу в кинотеатре, например. Когда вы последовательно делаете уступки фундаменталистам и допускаете ситуации вида “прокурор вместо своих прямых обязанностей требует отозвать прокатное удостоверение фильма, вызвавшего неудовольствие фанатиков”, то получается именно это: психически нездоровые люди вдохновляются на разные опасные поступки.

Школа как травматичный опыт

К моему прошлому тексту, написанному в ночь на 1 сентября – там, где я писала про насилие со стороны государственных организаций, от женских консультаций до школ и больниц – сегодня попалась пара. Текст “Как в школах гробят детей” Елены Безсудовой. Несмотря на заголовок в настоящем времени, текст больше про 1990-е годы, и я от себя замечу что ситуация в общем-то знакомая. Ключевая цитата:

Увы, нам, поколению 90-х, любителям вкладышей с Дональдом Даком, Zuko, жвачки Love is, соток и прочей детской дребедени, очень не повезло со школой. Не всем, но многим, я знаю. Мгновенное разрушение идеологии, пусть советской, но все держащей людей хоть в каких-то рамках, обнажило то, что сами по себе эти люди жить не умеют и начинают бесчинствовать. Возможно, хамство, сребролюбие и озлобленность наших учителей можно оправдать нищенской зарплатой и непростыми социальными и бытовыми условиями. Но при мысли о том, что моего нежного и трепетного ребенка в школе будут травить училка, глаза застилает белая пелена ярости. Мне хочется взять себя, маленькую, и каждого беспомощного человека, обиженного какой-нибудь толстозадой “Анной Ивановной”, пахнущей увядающей бабой, за руку, обнять и сказать: да ну ее, школу эту. Пойдем лучше мороженого поедим. И врезать Анне Ивановне по оголтелой физиономии.

Это выросшие мы, родители, блогеры и журналисты, не хотим и боимся снова садиться за парту. Потому что не готовы проживать плохое заново. Не готовы к вскрытию собственных затянувшихся ран, которые к тому же не лечили должным образом, бинтами, перекисью и любовью – в нашем детстве не принято было жаловаться на врагов. Тревожно поглядываем на уставшего ребенка: не обижают ли, не унижают ли, не плохо ли ему там? А если плохо, то как быть? Защищать ли перед учительницей? Или сказать честно, что она дура? А если хуже будет? Переводить в другую школу? Или на домашнее обучение? Или, может, лучше забить и махнуть зимовать в Таиланд? Отсюда такая вакханалия вокруг “Дня знаний”, попытки найти альтернативные методы обучения и, наконец, открытая ненависть родителей к современной школе, которая, я очень надеюсь, уже другая.

О насилии в отношении детей и подростков

Сегодня читала про общественную организацию, возглавляемую Анной Левченко – “Сдай педофила”. И подумала, что надо записать некоторые свои собственные мысли по поводу насилия над детьми и подростками, а также интернет-безопасности. (далее)

Ссылки, про политику и около

  • Петербургская активистка Леда Гарина, одна из организаторок феминисткого летнего лагеря в Краснодарском крае, рассказала у себя в Facebook о совершенно возмутительном срыве их мероприятия силами неких местных неадекватов (посмотрите на текст присланных ей сообщений, по ссылке внизу поста) при, внимании, поддержке местной полиции. Если бы российские законы работали так, как они должны работать — я подчеркну, что речь идёт об уже существующих законах! — то как раз местные бы товарищи и отправились в отделение для профилактической беседы, а то и составления протокола по административному делу о хулиганстве. Это не какая-то там особая феминисткая повестка, а совершенно естественное требование действующего законодательства: если вы рассылаете сообщения с угрозами и мешаете людям проводить время на природе – вы нарушаете общественный порядок. Разумеется, если вдруг феминистки начнут, скажем, приставать к участницам крестного хода – это тоже будет нарушение… вот только я про такие случае не слышал. Было дело Pussy Riot, но за него наказали строже, чем был ранее наказан мужчина, взорвавший во время крестного хода самодельное взрывное устройство и тем самым ранивший как себя, так и ещё двоих (одна женщина в результате попадания осколка ослепла на один глаз).
  • К вопросу об оскорблении церкви нельзя не дать ссылку и на сегодняшнюю заметку Андрея Соколова в “Медузе”. Суть новости в том, что голландская прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело о съёмке порнографического ролика в одной из церквей. «Предположим, что это действие было крайне неуважительным, — объяснил официальный представитель прокуратуры. — Однако далеко не все, что оскорбительно, требует наказания. Существует много способов разрешить конфликт. Мы считаем, что в данном случае более уместно обратиться к гражданскому праву». Разумно, я считаю.
  • Алексей Навальный продолжает жёсткую предвыборную критику российских властей. На мой взгляд, это тактика практически беспроигрышная, так как практически всегда (за редкими исключениями, вроде Роспотребнадзора и спиннеров) с ним очень сложно не согласиться. Вчера он заострил внимание на списании долгов разного рода странам – например, недавно Россия списала долг Венесуэле. Речь идёт о миллиардах долларов, то есть тысячах рублей на каждую гражданку страны (!) в пользу откровенно мерзких режимов. Скажите, кто вообще мог додуматься давать деньги КНДР, например? Эта страна в последние дни не сходит с первых страниц газет потому что создала ядерное оружие и угрожает им всем подряд, кроме разве что Китая и России. Иметь под боком психопатов с ядерной бомбой уже как-то некомфортно (от Владивостока до территории Северной Кореи всего-то 150 км, а от КНДР до Хабаровска примерно как от КНДР до Японии), а финансировать их ядерную программу… может, сразу ИГИЛ денег подкинуть? Кстати, до этого “помогали” Сирии – списав им долг в нулевые годы. Сравните теперь невозвращённые России Венесуэлой только в этом году 54 миллиарда рублей с годовым бюджетом Псковской области: расходы которой в 2016-м составили 23 миллиарда. КНДР списали ранее 11 миллиардов долларов – это больше всех затрат России на образование в 2017 году. Покажите эти числа тем, кто любит рассуждать о “геополитике”.
  • Кстати, о КНДР и ракетно-ядерной угрозе. Появилась информация (достаточно надёжная, чтобы её перепечатали большинство изданий в мире, включая весьма разборчивые) о том, что северокорейские ракеты используют двигатели, подозрительно похожие на используемые в старых советских ракетах. Вопрос в том, откуда именно они могли быть проданы или украдены – из Украины или из России. В любом случае мы наблюдаем то, как в долговременной перспективе “создание ракетно-ядерного щита” оборачивается самыми неожиданными проблемами и как не самые маленькие государства оказываются неспособными хранить даже те секреты, которые следовало бы охранять получше. Причём ракетный двигатель это не база данных, его по сети не скачаешь, да и один уехавшй в Северную Корею специалист вряд ли смог увезти с собой технологию. Впрочем, справедливости ради, в утечке технологий сомневаются некие эксперты из американской разведки, на которых ссылались в Reuters.
  • Занятная история с американскими ультраправыми – эти товарищи сначала устроили беспорядки в городе Шарлотсвилле, потом какой-то придурок въехал на машине в скопление людей и в результате погибла одна женщина. Один из ультраправых сайтов крайне оскорбительно отозвался о погибшей и хостер GoDaddy закономерно предложил сайту в течении суток поискать другое место. Почему “закономерно”? Да потому, что правила пользования сервисом прямо запрещают (вот тут, например, оно даже переведено на русский) так делать. Куда, угадайте, переехали владельцы? В Google. Видимо, снова не читая правил. Итог? Забанены и там, а сейчас, по ряду косвенных признаков – переехали в Россию. Где заодно и зарегистрировали новый домен в зоне .ru. А чего, в России же “страна, победившая нацизм”, так что тут самое место для американских неонацистов.

UPDATED: На следующий день американских националистов забанил и Роскомнадзор. Решив, что это как-то чересчур.

Продолжения не будет

К записи про скандал вокруг Джеймса Дэмора и его “манифеста” я получила неожиданно большое число откликов, как тут, так и в ВК у группы Equality. При этом в мои планы совершенно не входит участвовать в какой-либо полемике по этому поводу. Почему? Написала подробно, но не слишком подробно. (далее)

Два аргумента против его предложения

В сообществе Equality выложили прекрасный пример того, как у людей в гендерной сфере отключается элементарная житейская логика:

В тюменской школе № 92 девочкам запретили носить классические брюки, так как они могут вызвать «передавливание половых органов», пишет Ura.ru. Мать первоклассницы Ольга Зенкова рассказала, что на летнем общем собрании от школы родителей предупредили, что девочкам нельзя носить брючные костюмы. Жительница Тюмени решила поговорить с директором школы Юрием Карнауховым, чтобы прояснить ситуацию: «Он сказал: аргумент первый — русский менталитет. И ещё он сказал, что брюки передавливают девочке органы в период полового созревания и у нее там всё неправильно развивается». Затем директор сказал, что ему неудобно обсуждать такие вещи со взрослой женщиной и отправил Ольгу к школьной медсестре, которая была в отпуске. На возражения Ольги ей посоветовали поменять школу. Если её дочь придёт на занятия в брюках, то получит выговор.

Вообще у директора почти наверняка есть свои аргументы – вполне осязаемые и весомые – в пользу ещё более радикального предложения запретить ношение брюк ученикам вообще, причём начав с мальчиков. Под катом я покажу то, как выглядят такие аргументы, но на всякий случай уберите детей и начальство от экрана. (далее)

Джеймс Дэмор, его “манифест”, Google и большой скандал

Сотрудника Google уволили после публикации во внутренниз ресурсах “манифеста против гендерного равноправия”. И вот что я по этому поводу думаю: (далее)

Подростковая порнография в России и борьба с ней

  • Огромный и очень подробный репортаж Павла Мерзликина для “Медузы” про подростковую порнографию в России. Кто её делает (часто сами подростки, как правило ради заработка), кто зарабатывает на этом (перепродающие, а не сами модели) и даже немного о том, кто покупает. Для меня это очередное свидетельство того, что нужны масштабные образовательные программы, от третьего класса до взрослых людей, а заодно и меры вроде криминализации клиентов проституток.

Линия “запрещать и ограничивать соцсети” – априорно ущербная. Во-первых, она ведёт к очень опасной ситуации развития цензуры (сейчас в России блокируют не только подростковое порно или сайты с продажей наркотиков, но также общественно-политические “Грани” или “Ежедневный журнал”). Во-вторых, блокировки элементарно обходятся и будут обходится всегда, а та же торговля в соцсетях вообще так просто не блокируется – короче, все запретительные меры требуют прорву ресурсов, но не дают ничего сверх незначительных сложностей для нарушающих запреты. В-третьих, и это самое важное, сама логика передачи государству каких-то полномочий в области “надзора за моралью” принципиально порочна: мы переносим ответственность сграждан на некую невнятную структуру и в пределе вообще отказываемся от своей субъектности.

Альтернативный подход заключается в том, чтобы усиливать свою ответственность и свою субъектность. Когда люди понимают, что они вообще-то все личности со своим достоинством, они не будут покупать чужую фотографию с надписью на теле за 35 рублей — это некрасиво, некультурно и унизительно. Но да, это выстраивается за годы и начинается с того, что мы меняем всё и вся, от привычки говорить детям “надень шапку, замёрзнешь” в +15 градусов до манеры огораживать каждый участок земли сплошным забором с колючей проволокой. (далее)