Про йогу

Некоторое время назад я начала ходить на йогу. Отчасти к этому подтолкнул пример жены, отчасти рассказы моего научного руководителя (с недавних пор сертифицированного тренера по йоге), отчасти свои собственные соображения – с июля я принимаю антидепрессанты, от которых в общем-то становится сильно лучше, но которые не решают всех проблем в долговременной перспективе. (далее)

Страшные видеоблоги и дети

Свежая зарисовка: заканчиваю готовить обед и с улицы буквально вбегает дочка. Вбегает, закрывает дверь и говорит нечто вроде “ой, мамочки, ужас”, явно испуганная. На вопрос, что же случилось, рассказывает – вместе с подругами они увидели на смартфоне у одной девочки ролик про “Кровавую Мэри”. (далее)

Продолжения не будет

К записи про скандал вокруг Джеймса Дэмора и его “манифеста” я получила неожиданно большое число откликов, как тут, так и в ВК у группы Equality. При этом в мои планы совершенно не входит участвовать в какой-либо полемике по этому поводу. Почему? Написала подробно, но не слишком подробно. (далее)

“Гендерный перфоманс прекращается, нас всех тошнит”

Wonderzine выпустил большой материал Тони Лашден “Системная ошибка”: как я понял, что я квир. Цитата:

У Джудит Батлер, ключевой исследовательницы квир, есть интересная мысль, что гендер как система и наша гендерная идентичность как часть этой системы — это перформанс, постоянная театральная практика создания «нас». Если мы хотим, чтобы другие люди нас приняли, поняли и не применяли санкций в отношении нас, мы играем нашу идентичность согласно нормам данной системы. Например, участвуем в беседах о замужестве и беременности, осуждаем других женщин за их фигуру, макияж, стиль одежды. (…) мы можем радикализировать наш перформанс. Мы можем отказаться играть. Выйти на сцену и сказать: «Меня тошнит от всего этого». Для меня это и есть квир.

Я склонна под этим подписаться.

История краха маскулинности

Развёрнутый ответ на личный вопрос “откуда у тебя вылез женский род?”. И про крах маскулинности. Почти то же самое, но более академично, я уже писала ранее, а это текст простым языком. (далее)

Постойте! У меня ещё есть графики!

Когда меня спрашивают про мой гендер:

Две небинарные персоны стоят со смартфонами на улице. Одна другой: – О, похоже тут должен быть Пикачу! (отсылка к игре Pokemon Go). Рядом останавливается машина и её пассажир задаёт вопрос – “Ты мальчик или девочка?”. Реакция небинарной персоны в розовой футболке с надписью “Милашка” и бантиком: – “Ну, прежде всего спасибо, что спросили, поскольку было бы грубо…” – на следующем кадре машина уезжает, а отвечавшая размахивает листом с какими-то графиками и говорит “Погодите, про гендерную бинарность надо надо сказать ещё многое! И у меня есть диаграммы!”.
Источник: веб-комикс Assigned Male, авторка Sophie Labelle.

Про цвет волос

В январе 2017 года я первый раз покрасила волосы – жена подарила мне разной краски и я радосно поменяла цвет с грязно-седого на красно-розовый. Потом, приехав в Россию, я нашла краску (вот эту) и теперь у меня волосы вообще светло-оранжево-розовые с частью каштановых прядей. В принципе, можно было бы сделать … (далее)

Папы и еда

San Francisco Chronicles пишет о проблеме, которая прекрасно знакома россиянкам – если принимать участие в домашней работе мужчины худо-бедно научились, то вот с планированием семейного питания, особенно детского, у них зачастую всё плохо. Иными словами, накормить детей овощами и рыбой/курицей вместо пельменей может далеко не каждый.  (далее)

О гендере, гендерквирности и обо мне. Ещё раз.

Поскольку вопросов “а почему ты пишешь в женском роде?” и “а что значит гендерквир?” меньше не становится, я выпустила ещё один большой текст. (далее)