“Вот никаких и не читайте!”

Немного личного: я уже месяц не читаю новости и не намерена их читать до конца года. Я решила, что ничего ценного для себя я таким образом не узнаю, а затраты времени и сил на регулярные заходы на “Медузу” (если читать, то их) лично мне несопоставимы с каким-либо удовольствием или пользой.

Часто задаваемые вопросы по этому поводу и мои ответы:

  • – А как узнавать то, что делается в мире?
    – Встречный вопрос “зачем?”. Интересные мне научные новости я по-прежнему читаю, я подписана на рассылку Science News и регулярно заглядываю на N+1. Мой круг читаемых в Facebook и ВКонтакте позволяет отслеживать и важные гендерные сообщения: так, я в курсе что Украина приняла во втором чтении закон о противодействии семейному насилию и там же отменили список запрещённых профессий для женщин. Я даже про всякую дичь оказываюсь в курсе – но теперь это не портит мне настроение ежедневно. (далее)

По следам собственного прошлого: бондаж и тентакли

Я решила написать несколько постов на основе своих старых бумажных записей и заметок, которые никогда не публиковались. Речь пойдёт о сексуальности и телесности: сегодня я расскажу про бондажные практики и фантазии о сексе с тентаклями. И про то, что всё значит и откуда берётся. (далее)

Колодец внутри

Ещё немного про депрессию и моё состояние. Я заметила у себя качественное изменение, связанное со своим внутренним образом: дело в том, что где-то около 2013-го года я  уставала от всего, мне постоянно не хватало сил и изнутри я видела себя бездонной дырой. (далее)

Кетогенная диета и (ИМХО) о диетах для здоровых людей вообще

На “Чердаке” вышел материал врача-диетолога Елены Мотовой о кетогенной диете. Вкратце: это то, что назначают при эпилепсии тогда, когда обычные меры не очень помогают, соблюдать такую диету сложно, у неё есть побочные эффекты и здоровым людям садится на неё нет смысла. (далее)

Йога, депрессия и триггеры

Я с лета хожу на йогу и лечу депрессию. Сегодня я представляю большой текст на эту тему – осторожно, внутри потенциальные триггеры вроде отсылок к насилию и телесным ощущениям. (далее)

Сны как социальный конструкт

С детства я много думала про свои сны. Дело в том, что мне снились примерно одни и те же места, которые появлялись в очень эмоционально окрашенных снах – поэтому классе этак в девятом я даже начала думать, что за снами может стоять другой мир. Чем эти сны являлись на самом деле, до меня дошло совсем недавно. (далее)