Сны как социальный конструкт

С детства я много думала про свои сны. Дело в том, что мне снились примерно одни и те же места, которые появлялись в очень эмоционально окрашенных снах – поэтому классе этак в девятом я даже начала думать, что за снами может стоять другой мир. Чем эти сны являлись на самом деле, до меня дошло совсем недавно. (далее)

Ошибка экономиста или почему я не хочу получать зарплату в 70 тысяч вместо 20.

Экономиста Андрея Мовчана я очень уважаю за целый ряд хороших и годных материалов для самых разных российских изданий. Однако его новый материал в “Снобе” про сравнение стоимости жизни в США и России — прямо скажем, уязвим для критики.

Интересно, что происходило бы с бюджетом семьи, живущей в ближнем пригороде Москвы, в доме за 700 тыс. долларов, купленном в ипотеку, с двумя машинами среднего класса? Отличий было бы очень много. (…)  В общем, калькуляция показывает, что такая семья… будет тратить в год на 23 300 долларов больше, чем зарабатывает!

Далее автор честно пишет:

Но самое главное, эта семья принадлежит к примерно 0,3% счастливцев с доходом на двоих человек не ниже 377 тыс. рублей на взрослого в месяц — это фактически богачи.

и приводит пример “семья в Подмосковье, если она, как изученная нами американская, находится на рубеже 9,5% самых обеспеченных семей (то есть 9,5% семей имеют доход больше, остальные — меньше)”:

В такой семье в России каждый из родителей зарабатывает где-то по 70–75 тыс. рублей в месяц (естественно, после сборов и налогов работодателя, до подоходного налога), или (уже за вычетом подоходного) 27 тыс. долларов в год на семью. Такая семья не откладывает деньги на старость — не с чего. Она не живет в доме — ее возможностей хватает только на ипотеку двухкомнатной квартиры в Новой Москве, стоимостью 90 тыс. долларов. Она не ездит в Турцию — деревенский дом бабушки дешевле. Она не тратит деньги на обучение ребенка — пусть учит государство. Она имеет одну дешевую машину. Никаких страховок — ни жизни, ни имущества. Никакой частной медицины — больше спорта на свежем воздухе (клуб тоже не по карману). Одежда самая необходимая; еда — без праздничной; старики обойдутся пятьюстами долларами на всех на год — сами трудно живем. При этом чуть больше 1000 долларов в год откладывается — то ли на похороны, то ли на взятки врачам, если придет серьезная болезнь.

Поскольку мне доводилось жить и как эта семья, и как семья с куда меньшим доходом, я должна заметить что уважаемый Андрей Мовчан всё-таки ошибается. Семья с доходом 150 тысяч рублей в месяц может тратить порядка 45-50 тысяч рублей на ипотеку (квартира по 5М рублей, то есть чуть дешевле; ипотеку я считала по калькулятору банка ВТБ24), на еду потребуется ещё тысяч тридцать, а оставшиеся 70К в месяц покрывают много чего — от частной школы (37К с продлёнкой — реальный вариант, сама знаю учащихся там) до платной медицины (консультация врача около 2К, зубная пломба порядка 10К, лазерная коррекция зрения в районе 100К, ведение беременности того же порядка). Конечно, этого действительно с трудом хватит на покупку дома (около 10М рублей, по ипотеке 76К рублей в месяц и 2,3М первоначального взноса), но насчёт отпуска “исключительно у бабушки” и “никакой частной медицины” — это просто неверно.

Когда “меньше” больше, чем “больше”

Я рискну предположить, что Андрей Мовчан — будучи высококвалифицированным специалистом — в данном случае совершил ошибку в части переноса стандартов своего класса (или социальной группы, поскольку “класс” есть понятие расплывчатое) на класс (группу) с меньшими доходами. Причём эта ошибка не единственная, в рассуждениях о семейном бюджете я вижу ещё один изъян, причём изъян фундаментальный. (далее)

Квирность как решение

Я написала большой (1900+ слов) текст про то, какая сейчас есть важная гендерная проблема в России, про то, что эта проблема была сформулирована феминистками второй волны – и что решение её возможно в рамках волны третьей, через гендерквирность с небинарными идентичностями. (далее)

Почему я пишу о себе в женском роде

Сегодня – в очередной раз столкнувшись с необходимостью ответить на вопрос “а кто ты в соцсетях?” я поняла, что нужно сделать ещё один ответ на вопрос о том, почему я пишу про себя в женском роде. И без погружения в дебри вроде квир-теории. (далее)

1 сентября, автоэтнографические наброски

Большой (1950 слов) автоэтнографический набросок на тему первого сентября, биополитики, насилия со стороны государственных институтов и около. Сырой текст, который, тем не менее, я бы хотела обсудить. (далее)

Про йогу

Некоторое время назад я начала ходить на йогу. Отчасти к этому подтолкнул пример жены, отчасти рассказы моего научного руководителя (с недавних пор сертифицированного тренера по йоге), отчасти свои собственные соображения – с июля я принимаю антидепрессанты, от которых в общем-то становится сильно лучше, но которые не решают всех проблем в долговременной перспективе. (далее)

Страшные видеоблоги и дети

Свежая зарисовка: заканчиваю готовить обед и с улицы буквально вбегает дочка. Вбегает, закрывает дверь и говорит нечто вроде “ой, мамочки, ужас”, явно испуганная. На вопрос, что же случилось, рассказывает – вместе с подругами они увидели на смартфоне у одной девочки ролик про “Кровавую Мэри”. (далее)

Продолжения не будет

К записи про скандал вокруг Джеймса Дэмора и его “манифеста” я получила неожиданно большое число откликов, как тут, так и в ВК у группы Equality. При этом в мои планы совершенно не входит участвовать в какой-либо полемике по этому поводу. Почему? Написала подробно, но не слишком подробно. (далее)

“Гендерный перфоманс прекращается, нас всех тошнит”

Wonderzine выпустил большой материал Тони Лашден “Системная ошибка”: как я понял, что я квир. Цитата:

У Джудит Батлер, ключевой исследовательницы квир, есть интересная мысль, что гендер как система и наша гендерная идентичность как часть этой системы — это перформанс, постоянная театральная практика создания «нас». Если мы хотим, чтобы другие люди нас приняли, поняли и не применяли санкций в отношении нас, мы играем нашу идентичность согласно нормам данной системы. Например, участвуем в беседах о замужестве и беременности, осуждаем других женщин за их фигуру, макияж, стиль одежды. (…) мы можем радикализировать наш перформанс. Мы можем отказаться играть. Выйти на сцену и сказать: «Меня тошнит от всего этого». Для меня это и есть квир.

Я склонна под этим подписаться.

История краха маскулинности

Развёрнутый ответ на личный вопрос “откуда у тебя вылез женский род?”. И про крах маскулинности. Почти то же самое, но более академично, я уже писала ранее, а это текст простым языком. (далее)