Как стыд может вас угробить

Немного серьёзной медицинской информации. Вот есть такие данные [1] – в развитых странах (это США, Япония и значительная часть Европы) от рака толстой и прямой кишки умирает треть пациентов, получивших диагноз “рак толстой и прямой кишки”. То есть если у вас такую опухоль нашли, то вы имеете очень неплохие шансы … (далее)

Депрессия: давайте поговорим про это

Сейчас часто можно услышать, что депрессией стали болеть больше или что вообще мы приобрели само понятие “депрессии”. А я считаю, что мы просто начали про это говорить вместо того, чтобы заниматься разными странными вещами. (далее)

Итоги 2018-го

Около новогодних праздников многие подводят итоги – и я сделаю так же. Всё, что я делала в части гендера/сексуальности/активизма – описано на отдельной странице, а вот статистика сайта за 2018 год:

Посещаемость сайта по месяцам за 2018 год.

Кроме того, я хочу отметить несколько важных событий. Первое – это минский курс “Социальное измерение сексуальности“, мой первый опыт преподавания. Сейчас я думаю, что многое я могла бы сделать несколько иначе, но в целом это был прекрасный опыт, за который нужно сказать спасибо ECLAB в целом и Лене Огорелышевой в частности.

Далее, мы с семьей съездили в Индию на йога-тур, две недели занимались ежедневно йогой по два часа утром и по часу вечером (на вечер обычно была нидра/тратака). Это была одна из лучших поездок в моей жизни и вдобавок мне удалось там решить минимум одну старую проблему: с момента возвращения у меня перестало систематически болеть в груди. До этого боли в области сердца преследовали с детства; я неоднократно проходила осмотр у кардиологов, врачи более-менее единодушно говорили “психосоматика”, однако ни после психотерапии, ни на фоне приёма антидепрессантов боли полностью не исчезали. Йога конкретно для меня оказалась отличным решением массы телесных вопросов, так что я очень довольна.

Скалы, под которыми находится храм Бхайравешвара (Карнатака, Индия). Снимок с нашей декабрьской поездки.

Ещё я работаю над рядом идей, которые возникли за год и планирую написать несколько больших текстов. Один, возможно, появится в ближайшую неделю и будет посвящён гомофобии, причины которой, как мне кажется, ещё не полностью проговорены и тем более исследованы.

Рассказы квир-людей, включая меня

Беларуские “Идентичность и право” выложили рассказы квир-людей о них самих. Есть и моя история, включая немного про сочетание квирности со всем прочим:

В браке с женой у нас есть дочь.
И дома я папа, «он». Да, я пишу про сексуальность и гендер, участвую в публичных мероприятиях, меня многие знают как Алексу, чей диплом был про пеггинг – но нет, я не тащу этого в детскую. Как, наверное, многие медики не обсуждают с детьми свою работу в деталях. Есть взрослые интересы и сферы, есть детские – и анальный секс со страпоном или там построение квантовой теории гравитации относятся ко взрослому миру. Для детей там просто ничего интересного нет. Дочка видела, как я пишу какие-то огромные тексты, и для неё слова «гендер и сексуальность» – это про какие-то сложные и скучные разделы социологии.

Я не думаю, что квир как-то связан с воспитанием моего ребенка. Феминисткая оптика влияет куда больше.
У меня дочка спрашивает, почему, например, многие её сверстницы слышали от родителей «не лазай по горкам, ты же девочка» или «столярная мастерская – для мальчиков», и вот тут надо что-то отвечать. Но не потому, что я квир, а потому что таков универсальный детский запрос и потому что я знаю, как ответить.

Универсального ответа на вопрос “как взаимодействовать со своим ребёнком, если ты трансгендерная персона” у меня нет. Я считаю, что на первом месте должна быть минимизация каких-то рисков для ребёнка, поскольку отношения с детьми асимметричны и взрослые всегда та сторона, на которой вся ответственность. Постоянная недосказанность и замалчивание тяжёлых проблем вредят (скажем, когда у родителя всерьёз развивается гендерная дисфория – но он(а) делает вид, что всё нормально), но в то же время мне кажется неправильным и вовлечение детей в активисткую работу, например. Я не прячу от дочки того факта, что в моём окружении ЛГБТ (и трансгендерные) люди, однако и не считаю оправданным рассказывать про постгендерность и небинарные идентичности: да, возможно это наше общее будущее, но предлагать такой вариант без адаптации к реалиям дня сегодняшнего просто безответственно.

Тут, пожалуй, как с компьютерными играми. Прятать их не стоит, однако Postal 2 или даже третий Doom однозначно плохой выбор для младшей школы. Тут как с литературой – чтение это прекрасно, но вряд ли стоит начинать даже с оригинальных сказок народов Европы, не говоря уж о “Лолите” Набокова. Тут как с политикой и публичными акциями – субботник это хорошо, а вот несанкционированная акция с массовыми задержаниями и драками – уже нет; собирающий мусор в лесу с родителями ребёнок и ребёнок, раздающий агитационные листовки – разные случаи. Дети за новогодним столом и дети в компании, допивающей вторую бутыль водки на троих; ребёнок в бане с родителями и родители, занимающиеся сексом в одной комнате с 12-летним. Ребёнок с молотком или бензопилой; деньги за помощь соседке в сборе ягод или полный рабочий день грузчиком.

Я специально сейчас перечислила кучу совершенно разных случаев, чтобы показать – везде нужно учитывать контекст. Когда мы говорим “дети и квирность”, то тут, как и везде, на самом деле масса разных ситуаций, для которых практически невозможны единые правила. Разве что такие:

  • не надо говорить того, что не сделает жизнь в ближайшее время проще;
  • надо думать о том, сделает ли открытие чего-либо жизнь ребёнка лучше или хуже.

Базовый секс-просвет, например, необходим. Знание о том, как называются части тела, позволяет в случае каких проблем внятно пожаловаться + объяснить правила гигиены на уровне “под крайней плотью накапливается грязь, там надо мыть”. Знание о том, что, скажем, друзья семьи тётя Катя и тётя Маша это тоже такая семья, потому что есть лесбиянки – по меньшей мере небесполезно.  А вот разумных поводов показывать во втором классе Альмодовара я не вижу – непонятно и велик риск только запутать ребёнка.

Размышления о психическом здоровье

На волне своего текущего околодепрессивного состояния захотела написать про трансформацию отношения к психическим расстройствам и о том, почему жить становится всё-таки лучше. (далее)

Согласие, пассивность и феминисткий подход

Мне задали очень личный вопрос – как моя гендерквирность и “девочка внутри” соотносятся с феминизмом, который предполагает культуру согласия? Прекрасно соотносятся! (далее)

Вопрос: как искать достоверную информацию?

“Как искать информацию в интернете?” – этот вопрос мне задают уже не первый раз, поэтому я подумала и написала небольшой текст. Сразу уточню – это не для тех, кто уже много работает, а скорее для новичков и просто интересующихся. (далее)

Вероятностный подход к страху

Меня тут заколбасило и я написала художественное, но полностью по реальным событиям. Про страхи, работу с ними и математический подход ко всему, переходящий в какие-то довольно стрёмные вещи. (далее)

Немного количественных методов

На выходных решила всерьёз заняться развитием своих навыков количественных исследований и взялась за мизогинные паблики в ВКонтакте.

Я написала небольшую программу на JavaScript, которая получает данные о сообществах из ВК и далее научилась – пока, правда, в ручном режиме – копировать эти сведения в R. Вот что пока получается:

Картинка далеко не идеальна, её можно сделать и информативнее (добавив ещё разных пабликов), и красивее (скажем, чёрные кружки справа, да и подписи к легенде переделать не мешает) – но я работаю в данном направлении. Обратите пока внимание на положение православных сообществ, крупнейшие паблики с числом подписавшихся около миллиона, по доле женщин обходят феминисткую EQUALITY!