Little Lesbian Cuckold Bitch – разбор фильма

Я написала огромный (одних иллюстраций >40 штук) разбор порнофильма Little Lesbian Cuckold Bitch от студии Kink.com. Целью было посмотреть на “лесбийский куколд” и то, как в фильмах с женскими однополыми парами воспроизводятся гетеронормативные стереотипы. NSFW! (далее)

Радикальный подход к фитнесу

Сегодня я узнала про существование необычной BDSM-практики – добровольно-принудительная фитнесс-программа и снижение веса под наблюдением профессиональной доминатрикс. (далее)

Патенты на “устройства для терапии” столетней давности

Сегодня у меня есть, на что посмотреть! Целая коллекция древних секс-игрушек, маскировавшихся под “терапевтические расширители”, “вибромассажеры” и прочие “устройства для лечения болезней органов таза”. Спешите видеть, оригинальные иллюстрации из патентов США. (далее)

Кулинарный снобизм как следствие особого взгляда на готовку

Некоторое время назад мне попалась крайне спорная статья в Houston Press. Её автор, Джеф Рунер (Jef Rouner), писал про то, что расхожее мнение “бедные люди питаются нездоровым фастфудом, поскольку слишком глупы, чтобы научиться готовить нормальную еду” в корне неверно. Не соглашаясь с ним фактологически, я, тем не менее, не могла пройти мимо феномена кулинарного снобизма. (далее)

По следам собственного прошлого: бондаж и тентакли

Я решила написать несколько постов на основе своих старых бумажных записей и заметок, которые никогда не публиковались. Речь пойдёт о сексуальности и телесности: сегодня я расскажу про бондажные практики и фантазии о сексе с тентаклями. И про то, что всё значит и откуда берётся. (далее)

“А как русский кончит – так сразу бежит читать про Крым”

Сегодня я просматривала некоторые постоянно посещаемые мною форумы о сексуальности (с упором на не самые обычные её проявления) и решила заодно глянуть два ресурса, на которые обычно как раз не захожу: “Академия онанизма” и Секснарод.

И если второй в общем-то ничего примечательного не дал, то вот первый буквально поразил наличием раздела “Страноведение”. Это вот что такое:

Политика! На секс-форуме! С десятками тысяч просмотров!

Для сравнения – профильный раздел.

Этот пример, на мой взгляд, отлично дополняет тот забавный факт, что третье за всю историю индексации Яндекс.Новостями употребление слова “страпон” относится к колонке Максима Калашникова для газеты “Завтра”. “Завтра” это неоимперско-сталинисткое издание, а проиндексированная перепечатка была не где-нибудь, а на официальном сайте КПРФ. А ещё слово “страпон” употребляли пророссийские публицисты на откровенно шлаковых ресурсах типа “Новостного фронта” при описании, к примеру, визита госсекретаря США в Киев.

Квирность как решение

Я написала большой (1900+ слов) текст про то, какая сейчас есть важная гендерная проблема в России, про то, что эта проблема была сформулирована феминистками второй волны – и что решение её возможно в рамках волны третьей, через гендерквирность с небинарными идентичностями. (далее)

Откровения фемдомных рабов

Прочла текст Виктории Рипы для “Батенька, да вы трансформер!” – про мужчин, состоящих в фемдомных сообществах вроде “Ищу Госпожу”. Прямо читала и сопоставляла со своими собственными наблюдениями, очень интересно. Цитата:

Хоть я и раб, но эстет: я ужасный фетишист женского белья и обуви. Мне нравится ходить в женском белье, обуви, одежде; нравится, когда со мной обращаются не как с мужчиной, а как с женщиной, как с рабыней. Я хочу жить, как рабыня. Мне нравится, когда меня страпонят или имеют как шлюху. Я обожаю делать минет. По факту я бисексуал, но мне не нравится взаимодействовать с мужчинами по собственному желанию: мне нравится, когда женщина приказывает, и под её контролем это всё происходит.

Другой собеседник:

Ещё у меня была одна фантазия: чтобы меня пригласили в гости две дамы, чем-то напоили, раздели, заковали в кандалы и начали превращать меня в членодевушку, то есть делали операции на грудь и бёдра в домашних условиях, а закончив, гримировали меня под жгучую блондинку. (…) Иногда мне о тело тушат сигареты, а окурки стряхивают в рот, но это, как и всё остальное, позволено далеко не каждой: я не люблю жирных, а ещё люблю унижающий взгляд девушки.

Ещё один:

Я люблю чувствовать себя рабом и люблю вылизывать ступни. Но в моём случае это — не совсем футфетиш. Мне важно быть униженным. К примеру, перед тем как приказать мне лизать, ни одна хозяйка в душ не ходила. Бывали случаи, что заставляли не только ноги вылизывать, но грязные носки, обувь, полы. Мне говорили, что я хорошо лижу, прямо как девушка. (…) На обычной жизни мои предпочтения никак не отражаются, с ней у меня всё стереотипно для фемдом-рабов. Я обладаю лидерскими качествами, то есть за пределами постели чаще всего я указываю, что людям делать. Могу предположить, что у меня, в отличие от большинства представителей фемдома, нет глубинных психологических отличий. Просто когда закрываюсь с женщиной в спальне, мне нравится полизать ей ножки, нравится, когда она мной командует.

На мой взгляд феномен фемдома в таком вот виде хорошо рассматривать через феминисткую оптику. Мужчины получают удовольствие за счёт освобождения от ответственности и через передачу контроля над собой партнёрше, причём к партнёрше предъявляется ряд довольно жёстких требований, а её власть зачастую ограничивается рамками сцены. Нарушения гендерного порядка тоже относительно: пусть мужчину и страпонят, пусть он и делает всю обслуживающую работу – это всё равно остаётся в рамках бинарной модели, где кто-то командует, а кто-то подчиняется. Более того, подобные фемдомные сценарии прямо подразумевают что женская роль унизительна, что в её рамках надлежит “хорошо лизать, делать всем минет и позволять тушить о себя окурки”, а наличие фаллоса приравнивается к обладанию властью.

Страпон Госпожи оказывается не столько орудием для пеггинга – как способа доставить удовольствие партнёру – сколько символом вполне традиционного гендерного порядка. Фемдом на самом деле консервативен, единственный “ненормативный” элемент в нём сводится к перемене мест мужчины и женщины, да и то, повторюсь, в строго оговоренных рамках.

1 сентября, автоэтнографические наброски

Большой (1950 слов) автоэтнографический набросок на тему первого сентября, биополитики, насилия со стороны государственных институтов и около. Сырой текст, который, тем не менее, я бы хотела обсудить. (далее)