Дети и “гендерно неподобающее”

Обсуждая недавний короткометражный фильм Stereo, а равно клип про мальчика, который хотел носить платье – я столкнулась со следующим вопросом: Как правило родитель, отказывающий ребёнку в покупке нового компьютера или игрушки, кажется нам скорее симпатичным. В чём разница с тем, что мы видим в этих видео? (далее)

Короткий фильм про гендерные стереотипы

Небольшой фильм про гендерные стереотипы. На английском, но в целом будет понятно и тем, кто не воспринимает этот язык на слух. Девочка сначала смотрит в магазине на одежду, которая предназначена только мальчикам, потом в школе обращает внимание на объявление о наборе в студию, которая “для мальчиков” и сталкивается с неприятием одноклассниц. Потом приходит домой, мама ловит её за просмотром “мальчишечьего” видео, пытается вразумить и тут наступает драматическая развязка.

Суррогатное материнство и отчуждение репродуктивного труда в обычной семье

“Афиша” опубликовала две истории женщин, зарабатывающих суррогатным материнством. Является ли такая работа большим отчуждением детей, чем “обычная семья”, где женщина должна работать вовне ради денег, работать по дому и на неё же возлагаются детские домашние задания? Мне кажется, что ответ на этот вопрос по меньшей мере неочевиден. (далее)

Японские домохозяйки: времена поменялись

На этой неделе я писала про то, что изменения гендерных ролей носят структурный характер и вернуться назад к “традиционной модели” уже не получится в силу целого ряда причин. Вот свежая тому иллюстрация из статьи Ольги Волковой для Forbes:

Недостаток рабочей силы в Японии достиг максимальной отметки за 43 года. Чтобы справиться с дефицитом персонала, японские компании нацелились на привлечение в ряды своих работников домохозяек.

В начале сентября 2017 года японский McDonald’s объявил о запуске двухмесячной программы найма, направленной на привлечение к работе домохозяек. Идея в следующем: потенциальные работники, которые переживают по поводу возвращения на рынок труда после долгого перерыва, смогут принять участие в получасовой пробной сессии в различных подразделениях фастфуд-гиганта по всей стране.

Другая сеть кафе в Японии, Pronto, на своем сайте подчеркивает, что с радостью примет на работу ведущих домашнее хозяйство мужчин и женщин. (…)

По данным Всемирного банка, показатель участия женщин в рабочей силе в Японии не изменился с 1990 года в лучшую сторону. Тогда он составлял 54,5% в 2016 году – 50,3% (оценка Всемирной организации труда).  Привлечение женщин на рынок труда также входит в экономическую программу Синдзо Абе: с момент его вступления в должность правительство, например, расширило программу господдержки дневного ухода за детьми и ограничило объем возможных переработок, чтобы создать лучшие условия в том числе для работающих женщин. И участие женщин в возрасте 15-64 лет за время правления Абе увеличивалось на 1 процентный пункт в год, приводил цифры Quartz – особенно этот рост коснулся женщин в возрастной группе от 55 до 64 лет. При этом Япония по состоянию на 2015 год оставалась страной с самым высоким, после Южной Кореи, разрывом в заработной плате мужчин и женщин среди стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) – 25,7% (в Корее – 37,2%).

То есть даже “традиционная” (ну, с рядом оговорок) Япония пришла к тому, что женщин, занятых в оплачиваемом труде, должно быть больше половины. Подчеркну – там уже была ситуация, когда работала каждая вторая, и это оказалось уже невыгодно с точки зрения экономики.

Запрет “пропаганды нетрадиционных отношений”: почему это провал с самого начала

Недавно в отношении самарской активистки Евдокии Романовой возбудили дело о “пропаганде нетрадиционных отношений”. Однако сам запрет “пропаганды” – один большой фейл, причём как в силу частностей, так и по фундаментальным причинам: сегодня мы поговорим про последние подробнее. (далее)

Российские ценности в зеркале поисковых запросов на PornHub

Вчера я написала, что российское общество может быть далеко не столь консервативным, как можно судить по речам какого-нибудь Виталия Милонова – и вот картинка:

Относительная доля поисковых запросов, призванных найти порнографию с трансгендерными актрисами на PornHub. Источник – сообщение компании, перейти на которое можно по клику на картинке.

Вот вторая картинка – относительная доля подобных запросов по всему миру растёт:

Относительная доля “трансгендерных” запросов в поиске на PornHub. Насколько я поняла, за 1 принят средний уровень за всё время и везде показана относительная доля в общем числе запросов.

Правда, данные Google Trends показывают нам иную – хотя и весьма неоднозначную – картину в отношении динамики по всему миру: (далее)

Квирность как решение

Я написала большой (1900+ слов) текст про то, какая сейчас есть важная гендерная проблема в России, про то, что эта проблема была сформулирована феминистками второй волны – и что решение её возможно в рамках волны третьей, через гендерквирность с небинарными идентичностями. (далее)

Откровения фемдомных рабов

Прочла текст Виктории Рипы для “Батенька, да вы трансформер!” – про мужчин, состоящих в фемдомных сообществах вроде “Ищу Госпожу”. Прямо читала и сопоставляла со своими собственными наблюдениями, очень интересно. Цитата:

Хоть я и раб, но эстет: я ужасный фетишист женского белья и обуви. Мне нравится ходить в женском белье, обуви, одежде; нравится, когда со мной обращаются не как с мужчиной, а как с женщиной, как с рабыней. Я хочу жить, как рабыня. Мне нравится, когда меня страпонят или имеют как шлюху. Я обожаю делать минет. По факту я бисексуал, но мне не нравится взаимодействовать с мужчинами по собственному желанию: мне нравится, когда женщина приказывает, и под её контролем это всё происходит.

Другой собеседник:

Ещё у меня была одна фантазия: чтобы меня пригласили в гости две дамы, чем-то напоили, раздели, заковали в кандалы и начали превращать меня в членодевушку, то есть делали операции на грудь и бёдра в домашних условиях, а закончив, гримировали меня под жгучую блондинку. (…) Иногда мне о тело тушат сигареты, а окурки стряхивают в рот, но это, как и всё остальное, позволено далеко не каждой: я не люблю жирных, а ещё люблю унижающий взгляд девушки.

Ещё один:

Я люблю чувствовать себя рабом и люблю вылизывать ступни. Но в моём случае это — не совсем футфетиш. Мне важно быть униженным. К примеру, перед тем как приказать мне лизать, ни одна хозяйка в душ не ходила. Бывали случаи, что заставляли не только ноги вылизывать, но грязные носки, обувь, полы. Мне говорили, что я хорошо лижу, прямо как девушка. (…) На обычной жизни мои предпочтения никак не отражаются, с ней у меня всё стереотипно для фемдом-рабов. Я обладаю лидерскими качествами, то есть за пределами постели чаще всего я указываю, что людям делать. Могу предположить, что у меня, в отличие от большинства представителей фемдома, нет глубинных психологических отличий. Просто когда закрываюсь с женщиной в спальне, мне нравится полизать ей ножки, нравится, когда она мной командует.

На мой взгляд феномен фемдома в таком вот виде хорошо рассматривать через феминисткую оптику. Мужчины получают удовольствие за счёт освобождения от ответственности и через передачу контроля над собой партнёрше, причём к партнёрше предъявляется ряд довольно жёстких требований, а её власть зачастую ограничивается рамками сцены. Нарушения гендерного порядка тоже относительно: пусть мужчину и страпонят, пусть он и делает всю обслуживающую работу – это всё равно остаётся в рамках бинарной модели, где кто-то командует, а кто-то подчиняется. Более того, подобные фемдомные сценарии прямо подразумевают что женская роль унизительна, что в её рамках надлежит “хорошо лизать, делать всем минет и позволять тушить о себя окурки”, а наличие фаллоса приравнивается к обладанию властью.

Страпон Госпожи оказывается не столько орудием для пеггинга – как способа доставить удовольствие партнёру – сколько символом вполне традиционного гендерного порядка. Фемдом на самом деле консервативен, единственный “ненормативный” элемент в нём сводится к перемене мест мужчины и женщины, да и то, повторюсь, в строго оговоренных рамках.

С московских выборов

На прошедших выходных я, как и в прошлые годы, работала на выборах – поскольку состою в участковой избирательной комиссии на северо-востоке Москвы. В принципе про муниципальные выборы уже писали более чем достаточно. желающие могут найти массу разнообразнейших материалов, так что я ограничусь небольшим налюдением в виде картинки:

Выборка невелика; но то, что высота голубых столбиков почти везде ниже розовых – явно не случайно.

На нашем участке голосовали преимущественно женщины и при этом было больше пенсионерок, чем молодёжи. При явке 14,8% это привело к тому, что выбрали кандидатов с агитационных листочков “Единой России”, других материалов у нас в районе особо не было. Занятно, что при этом на всех околополитических форумах я вижу преимущественно мужчин – вот, например, свежий пример из моей ленты новостей в ВК, у украинского журналиста Дениса Казанского обсуждают поставки угля в Украину. Или вот – я захожу на сайт “Эха Москвы”, кликаю по первому же материалу, смотрю обсуждение, там 34 комментария и снова по большей части мужчины. Практически все политические форумы, блоги, значительная часть публицистики – мужская. А на избирательных участках – женщины.