Рассказы квир-людей, включая меня

Беларуские “Идентичность и право” выложили рассказы квир-людей о них самих. Есть и моя история, включая немного про сочетание квирности со всем прочим:

В браке с женой у нас есть дочь.
И дома я папа, «он». Да, я пишу про сексуальность и гендер, участвую в публичных мероприятиях, меня многие знают как Алексу, чей диплом был про пеггинг – но нет, я не тащу этого в детскую. Как, наверное, многие медики не обсуждают с детьми свою работу в деталях. Есть взрослые интересы и сферы, есть детские – и анальный секс со страпоном или там построение квантовой теории гравитации относятся ко взрослому миру. Для детей там просто ничего интересного нет. Дочка видела, как я пишу какие-то огромные тексты, и для неё слова «гендер и сексуальность» – это про какие-то сложные и скучные разделы социологии.

Я не думаю, что квир как-то связан с воспитанием моего ребенка. Феминисткая оптика влияет куда больше.
У меня дочка спрашивает, почему, например, многие её сверстницы слышали от родителей «не лазай по горкам, ты же девочка» или «столярная мастерская – для мальчиков», и вот тут надо что-то отвечать. Но не потому, что я квир, а потому что таков универсальный детский запрос и потому что я знаю, как ответить.

Универсального ответа на вопрос “как взаимодействовать со своим ребёнком, если ты трансгендерная персона” у меня нет. Я считаю, что на первом месте должна быть минимизация каких-то рисков для ребёнка, поскольку отношения с детьми асимметричны и взрослые всегда та сторона, на которой вся ответственность. Постоянная недосказанность и замалчивание тяжёлых проблем вредят (скажем, когда у родителя всерьёз развивается гендерная дисфория – но он(а) делает вид, что всё нормально), но в то же время мне кажется неправильным и вовлечение детей в активисткую работу, например. Я не прячу от дочки того факта, что в моём окружении ЛГБТ (и трансгендерные) люди, однако и не считаю оправданным рассказывать про постгендерность и небинарные идентичности: да, возможно это наше общее будущее, но предлагать такой вариант без адаптации к реалиям дня сегодняшнего просто безответственно.

Тут, пожалуй, как с компьютерными играми. Прятать их не стоит, однако Postal 2 или даже третий Doom однозначно плохой выбор для младшей школы. Тут как с литературой – чтение это прекрасно, но вряд ли стоит начинать даже с оригинальных сказок народов Европы, не говоря уж о “Лолите” Набокова. Тут как с политикой и публичными акциями – субботник это хорошо, а вот несанкционированная акция с массовыми задержаниями и драками – уже нет; собирающий мусор в лесу с родителями ребёнок и ребёнок, раздающий агитационные листовки – разные случаи. Дети за новогодним столом и дети в компании, допивающей вторую бутыль водки на троих; ребёнок в бане с родителями и родители, занимающиеся сексом в одной комнате с 12-летним. Ребёнок с молотком или бензопилой; деньги за помощь соседке в сборе ягод или полный рабочий день грузчиком.

Я специально сейчас перечислила кучу совершенно разных случаев, чтобы показать – везде нужно учитывать контекст. Когда мы говорим “дети и квирность”, то тут, как и везде, на самом деле масса разных ситуаций, для которых практически невозможны единые правила. Разве что такие:

  • не надо говорить того, что не сделает жизнь в ближайшее время проще;
  • надо думать о том, сделает ли открытие чего-либо жизнь ребёнка лучше или хуже.

Базовый секс-просвет, например, необходим. Знание о том, как называются части тела, позволяет в случае каких проблем внятно пожаловаться + объяснить правила гигиены на уровне “под крайней плотью накапливается грязь, там надо мыть”. Знание о том, что, скажем, друзья семьи тётя Катя и тётя Маша это тоже такая семья, потому что есть лесбиянки – по меньшей мере небесполезно.  А вот разумных поводов показывать во втором классе Альмодовара я не вижу – непонятно и велик риск только запутать ребёнка.

“Продать себя подороже” как стремительно устаревающая конценпция

Сорока, известный всей стране специалист по семейным отношениям, создатель Школы подготовки профессиональных жен «Феномен» (!!!), переходит от строго женской целевой аудитории к смешанной и далее к мужчинам. Он следует зову сердца, а маркетологическое сердце не врет: еще пара лет развития русского феминизма, и женская аудитория раздерет Сороку на мелких воробушков. Потому что ключевая идея его труда в 270 страниц (с большими межстрочными расстояниями) — женщина как товар. Сколько она в себя вложила, таким спросом и будет пользоваться.

Татьяна Арефьева описала на страницах “Москвича” встречу с автором книги «Женщина глазами мужчины». Кстати, нельзя не подметить сходство ключевой идеи с инцеловским “вагинокапитализмом” – и те, и устроители “школ профессиональных жён” рассматривают гетеросексуальный союз как своего рода покупку партнёра или продажу себя. И те, и другие пытаются обосновать свою “рыночную привлекательность”, и те, и другие считают что выбирать их будут люди с какой-то примитивной схемой в голове.

“Заговор троих”, мой комментарий

Я наконец дописала разбор “акции трёх активистов, разоблачивших псевдонауку об обиженных группах”. На “Чердак”, ну и тут кое-что будет. (далее)

Выступила на радио и провела лекцию в Туле

Сегодня – точнее, технически уже вчера – я отметилась сразу в двух публичных мероприятиях на тему гендера и науки.

Во-первых, вместе с главным редактором “Чердака” Егором Быковским мы поговорили с ведущими программы “Радиоуниверситет” на “Радио России”. По ссылке, впрочем, в расшифровке подсократили один из моих аргументов – Плакроуз и компания не “послали части глав из книги Гитлера Mein Kampf, заменив слово “национал-социализм” на “феминизм””, а написали текст, который вообще-то не имел с той печально известной книгой ничего общего.

Во-вторых, я съездила в Тулу и там выступила с рассказом про нейросексизм в “Типографии”. Вот презентация; место всячески рекомендую.

Пренатальный тестостерон не связан с пространственным мышлением

Международная группа ученых под руководством профессора Томского государственного университета Юлии Ковас выяснила, что способность мысленно манипулировать объектами в пространстве не связана с уровнем тестостерона во время внутриутробного развития. Исследование, опубликованное в журнале Scientific Reports, позволяет приблизится к ответу на давний вопрос о том, существуют ли на самом деле между мужчинами и женщинами биологически обусловленные различия в способности к пространственному мышлению.

Подробнее – на “Чердаке”.

Согласие, пассивность и феминисткий подход

Мне задали очень личный вопрос – как моя гендерквирность и “девочка внутри” соотносятся с феминизмом, который предполагает культуру согласия? Прекрасно соотносятся! (далее)

Не всякая россыпь ссылок на научные статьи одинаково хороша и полезна

Сегодня у меня необычный разбор – не гомофобная дичь, не кривой пересказ, а большая подборка ссылок на нормальные научные статьи из транс*френдли паблика. Казалось бы, ну что тут могло пойти не так? (далее)

20/80 и то, как (НЕ) выбирают мужчин

Некоторое время назад мне попался целый пласт текстов, которые были объединены одной идеей: дескать, женщины становятся очень придирчивы в поиске партнёра и 80% мужчин ничего не светит. Ну и это, разумеется, ерунда. (далее)

Феминизм – новое пуританство? Таки нет.

Некоторое время назад Екатерина Шульман озвучила мысль, которую я часто встречаю в разных местах (например, её довольно часто воспроизводит Миша Вербицкий) – “феминизм это новое пуританство, поскольку тоже регламентирует сексуальность”

Согласна ли я с этим? Нет. Почему? На вопрос “что с тезисом про феминизм и пуританство не так?” очень хорошо ответила Елена Георгиевская:

Шульман фактически повторяет жалобы патриархальных мужчин на неопуританство, которое якобы наступило после сексуальной революции. Отношение к сексу поменялось во второй половине XX века: «Раньше это была сфера долга, ограничений и опасности. После 1968-го — удовольствия и самовыражения». Как и подобает правой, то есть идентифицированной с мужчинами, женщине, Шульман забывает договорить, что это была сфера мужского удовольствия и самовыражения.

(…)

Мужская модель свободы начала разрушаться, когда феминизм пошёл в массы. Поскольку для андроцентричного мировоззрения человек — это по умолчанию гетеросексуальный мужчина, поднялся крик, что сексуальной свободы лишают «человечество как таковое». Мужская сексуальная свобода при патриархате не включает женскую свободу отказать, не получив за это в лицо ведро помоев.

Интервьюерка и Шульман говорят об асексуальности, которую принесла с собой политкорректность, словно забывая, что именно в политкорректную эпоху публичные разговоры о сексе стали частью европейской нормы, что сейчас постепенно легитимизируются самые разные ориентации, от квирплатонической до грейполисексуальной, что, наконец, вибраторы можно купить в любом крупном европейском супермаркете, а три лесбиянки даже могут заключить подобие брачного контракта. Что это, если не свобода? Ах да, патриархальным мужчинам мешают хватать официанток за ягодицы, и этот факт перечёркивает все достижения сексуальной неореволюции. Которая, напомним, происходит у нас на глазах.

Сексуальное насилие над детьми: кто это делает?

Екатерина Попова побывала на “педофильском форуме” и выложила у себя в Facebook цитаты женщин, переживших сексуальное насилие в детстве с цитатами посетителей того форума. Я нашла тот ресурс и провела своё небольшое исследование. (далее)