“Включаем низы” – комментарий психолога об ульяновских курсантах

Иногда о глубоких общественных изменениях могут свидетельствовать самые странные вещи. Казалось бы, что интересного можно извлечь из анализа знаменитого видео с танцующими ульяновскими курсантами? Однако телесному практику зрелище двигающих попами младшекурсников рассказывает о значительном, действительно глубоком общественном сдвиге, который мы пока не можем обнаружить на поверхностном социальном уровне. Вернее, как раз можем, но косвенно — по тому иррациональному ажиотажу, который вызван их танцами.

Павел Шнейдерман, психолог, ведущий телесно-ориентированных программ личностного развития, специально для “Такие дела”.

От себя добавлю, что наследие Вильгема Райха в принципе неоднозначно. Наряду с той телесно-ориентированной психотерапией, о которой пишет Павел, есть ещё идея об “оргоне”, физическом воплощении сексуальной энергии. Это уже откровенная ерунда, которую в общем-то справедливо забыли – но про которую стоит напомнить тем, кто захочет перечитать работы Райха вроде “Функции оргазма”.

Ну и, конечно, я недавно про “движения попой” писала сама.

Патенты на “устройства для терапии” столетней давности

Сегодня у меня есть, на что посмотреть! Целая коллекция древних секс-игрушек, маскировавшихся под “терапевтические расширители”, “вибромассажеры” и прочие “устройства для лечения болезней органов таза”. Спешите видеть, оригинальные иллюстрации из патентов США. (далее)

Отрывок из книги: базовая терминология BDSM

BDSM-словарь

BDSM – Bondage (бондаж, то есть связывание), Discipline (дисциплина), Sadism (садизм) и Masochism (мазохизм). Может быть заменено русскоязычным БДСМ.

BD – Bondage and Discipline, бондаж и дисциплина. Обозначение практик, предполагающих акцент на ограничение подвижности и изменении состояния сознания без обязательного болевого воздействия. Примерами может быть как связывание, так и заматывание в плёнку, муммификация.

DS – Domination and submission, доминирование и подчинение. Практики с акцентом на асимметрию власти либо в рамках оговоренных сессий, либо в рамках постоянных отношений. Когда говорят о «А, рабыне Б» – имеется в виду именно DS; спорным вопросом является само существование DS вне контекста длительного взаимодействия.

SM – собственно садомазохизм, всё связанное с причинением и получением боли. Порка, обливание расплавленным воском, прокалывание иголками, воздействие электрическим током и прочее в том же духе. Может, разумеется, сочетаться с BD и DS.

Безопасность, разумность, добровольность (Safe, sane, consensual) – принципы, отличающие BDSM от насилия. Риски не могут быть сведены к нулю, но могут быть сведены к минимуму.

Боттом, низ – партнёр в принимающей роли. В DS подчинённых партнёров называют сабами или рабами/рабынями; пишутся с маленькой буквы.

Платницы – женщины, практикующие BDSM за деньги со стороны нижних партнёров. Юридически и с точки зрения большинства сообщества – находятся в серой зоне между легальной деятельностью и проституцией, которая запрещена в ряде стран. Вопрос «считать ли пеггинг сексом» часто возникает именно применительно к деятельности платниц.

Страпонесса – женщина, практикующая пеггинг. Зачастую подразумевается, что это её основная практика.

Топ, Верх – партнёр, играющий активную роль в той или иной практике. Важное уточнение: обычно так выделяют участников BD и SM отношений, а вот DS-ники используют скорее Дом или Мастер/Госпожа. Пишется с большой буквы, особенно в контексте DS.

“Антисоциальные последствия однополых браков” как эталонно плохая псевдонаучная статья

У меня сегодня эталонно плохая статья. В ней плохо всё – соответствие текста заголовку, фактология и аргументация. Итак – “Антисоциальные последствия однополых браков”, опубликовано в научном (!) журнале “Криминология: вчера, сегодня, завтра” в 2014 году. (далее)

Новость про “магазин детских пенисов” – WTF?

Сегодня мне попался в ленте пересказ новости про то, что “в США мать девочки-трансгендера открыла магазин детских пенисов” (sic!). Ну, естественно, я выяснила как там было на самом деле. (далее)

Страх показаться “не мужчиной” и природоохранное поведение

Исследование американских экономистов показало, что мужчины избегают “зелёных” брендов потому, что подсознательно опасаются показаться недостаточно мужественными. (далее)

Дело о мальчике, переодетом в девочку

Журналистка Татьяна Зверинцева, специалистка по криминальным новостям и околоюридическим темам, только что показала мне новость о том, что скандальная история с изъятием приёмного ребёнка из семьи по причине “слишком длинных волос”, похоже, разрешилась. Цитирую “Российскую газету”:

Возвратить детей приемной матери предписал 22 декабря суд Боградского района республики. В ходе разбирательства действия местных органов социальной защиты по изъятию детей из семьи и помещению их в приют были признаны не обоснованными.

Напомним, ранее сообщалось, что на волосы четырехлетнего ребенка, выросшие до поясницы, в районное управление образования пожаловались сотрудники детского сада, который посещал мальчик. Якобы таким образом мать негативно влияла на гендерное развитие ребенка. На основании этого сомнительно аргумента, как утверждала защита, всех приемных детей забрали у матери. Между тем сама родительница пояснила, что прическа нужна была для фотосессии. Длинные волосы должны были скрыть дефект черепа.

Сейчас СК по республике проводит проверку действий чиновников районной администрации решивших отнять детей у 57-летней приемной матери. Ее результаты пока не разглашаются.

Другое издание, сайт телеканала 360 (Подмосковье) ранее приводило – вполне разумные, как на мой взгляд – аргументы адвоката:

«Как вы докажете, что длинные волосы не могут препятствовать физическому, психическому и духовному развитию ребенка? И не могут свидетельствовать о ненадлежащем исполнении приемным родителем своих обязанностей? Был бы состав какого-то проступка, можно было бы разбираться» — заявила адвокат женщины Юлия Богодист.

(далее)

Плохая психология: Александр Полеев

А сегодня в нашей рубрике “плохая психология” – ссылка на пост Ольги Цветковой в Facebook про некоего сексолога Александра Полеева. Просто цитата:

И затем он перескакивает немного вперёд и говорит, что когда к нему приходят женщины с вагинизмом, он вкалывает им расслабляющее лекарство, чтобы мышцы расслабились. Он переходит от предложений к предложениям, там слабые связи, и у меня начинает возникать это чувство внутри, что он путает следы. Это бессознательно даже для самого рассказчика. Я начинаю слушать внимательней.

Далее он говорит, что “девочка” ложится в ванную после укола, он вставляет ей вибратор, и она там лежит. Он говорит, что он даже оставляет её там одну, и она может заснуть, но тогда он отводит её в спальню.

На этом моменте меня уже начинает “крутить”. Тело живое, оно уходит вместе с рассказчиком в его жизнь и выдаёт то, что психологи называют контрпереносом. А другие люди видением.

Он снова путает связи, но при этом не останавливается. Очень много говорит про армянок. Видимо, его они заводят, так как они по крови кажутся страстными. И переходит на тему девственниц. Говорит про то, что быть девственницей в 27 лет в Москве это катастрофа. Что здесь так не выживешь. Что это большая проблема, с которой надо работать. Потом говорит, что они приходят к нему, и что-то дальше буквально упоминает про вибратор…

И тут меня оглушает. Я просто падаю в пропасть, а тело визжит от объёма чувств. Тошнота дикая, голова плывёт. Я 10 минут пытаюсь прийти в себя и уговорить, что мне показалось. А он ведь не договорил. Он быстро соскочил, даже не закончив предложение.

Я поднимаю руку. Говорю резко, не могу скрыть своих чувств.

Я: – Правильно ли я поняла, что к вам приходят девственницы, причём молодые, в возрасте до 30 лет, и вы вставляете им вибратор, чтобы лишить их девственности?

Он: – Да, верно. При вагинизме мышцы сжаты, другой мужчина этого просто не сделает. А плева знаете как разрастается?

Вообще это такая дичь и треш, что я даже затрудняюсь написать внятный комментарий. В большинстве развитых стран с такой, кхм, практикой прямая дорога под суд и в тюрьму, не говоря уж об увольнении с позором из учебного заведения и изгнании из всех профессиональных сообществ. Комментаторки, среди которых немало психологов, сейчас обсуждают перспективы принять какие-то юридические и административные меры, а пока рекомендую просто запомнить имя и фамилию во избежание столкновений как лично, так и с теми, кто будет хорошо отзываться о Полееве.