Три шага к фигне под видом науки

Меня довольно часто просят разобрать те или иные тексты – и я в последнее время обычно отказываю. Во-первых, я довольно плотно занята, во-вторых часто это очень слабые тексты. Но сегодня меня попросила посмотреть одну статью администраторка паблика Equality Елизавета Романова. И я подумала, что стоит зайти с другой стороны – показать на этом примере то, как возникает псевдонаука. Итак, встречайте: три шага к фигне под видом науки.

Шаг первый – найти Большую Идею

Что общего у всех псевдонаучных текстов? Какая-либо идея затмевает всю конкретику. Вот сегодняшний пример – публикация Ивана Святненко из Классического приватного университета в Запорожье на страницах журнала “Грани” (не путать с публицистическим российским изданием). Сама по себе эта статья вряд ли стоила бы внимания, но недавно стало известно что автор защитил такую же диссертацию. То есть это не отдельный человек написал ерунду, а кто-то ерунду отрецензировал, кто-то – допустил до защиты, а ещё кто-то – проголосовал “за”.

При этом статья того же автора – плохой текст с одной идеей. Идея такая – “женщины угнетают мужчин”. Замечу, кстати, что есть и плохие тексты с обратной идеей; идеи могут быть разные – и не обязательно даже какие-то неправильные. Недавно я публиковала у себя на Яндекс.Дзене разбор текста Greenpeace про одноразовые менструальные прокладки с тампонами – так там мысль “надо ограничивать свой экологический след” привела к странному результату.

Шаг второй – проигнорировать всю конкретику.

Вот цитата из статьи Святненко (наведите на текст для перевода на русский):

У соціопсихічному аспекті безкарність насильства з боку жінки означає стовідсоткову віктимізацію чоловіків (їх перетворення на пасивно-очікуючу жертву)[5]

Кроме слов “социопсихологический аспект” тут есть ещё одно сходство с настоящей научной статьей – цифра 5 в квадратных скобках. Так в научных статьях обозначают ссылки на использованные источники. Но Святненко ссылается на книгу Олега Новосёлова “Женщина. Учебник для мужчин”. Это не научная работа, не статистический сборник, это довольно посредственная публицистика, причём с грубыми ошибками – желающие могут посмотреть подробнейший разбор этой книги. С тем же успехом автор мог сослаться на, скажем, “Меч истины” Терри Гудкайнда. Ну или на колонку Максима Калашникова про визит госсекретарки США Кондолизы Райс к Путину.

Многие другие тезисы не подтверждены вообще. Ничем. Никак. Автор так видит. Для сравнения, вот настоящая научная работа про гендерное насилие:

According to the World Health Organization multi-country study on violence against women, the lifetime and current (past 12 months) prevalence of physical or sexual intimate partner violence ranged from 15 to 71% and 4 to 54%, respectively, and the prevalence of emotional violence ranged from 20 to 75% [6]. In another study conducted by the World Health Organization, it was estimated that the lifetime prevalence of intimate partner violence among female youths aged 15–19 was 29.4 and 31.6% for ages 20–24. The highest prevalence of intimate partner violence was reported in the African region, particularly in Sub-Saharan Africa (65.64%) [7]. Evidence from Sub-Saharan Africa (SSA) showed high rates of GBV in educational institutions. Results from the Global Based School Survey (GBSS) revealed that the magnitude of current physical and sexual violence in five African countries ranged from 27–50% and 9–33%, respectively [8, 9].

Все ссылки – на внятные источники, причём можно и без заглядывания в список литературы догадаться, что это такое.

Шаг третий – накидать побольше общих слов

В таких плохих статьях почти никогда нет источников конкретных утверждений – но это не единственная их проблема. Там и цепочка от утверждений к общим выводам нарушена. Снова тот же текст:

4. Соматична кастрація. – 4.2 Управління сексуальними деприваціями (штучне нав’язування контрфізіологічних сексуальних патернів) має місце на ґрунті можливості жіноквизначати ритм та умови статевого життя, використовуючи секс як інструмент заохочення чоловіка за належні, з точки зору жінки, вчинки та як інструмент депривації в якості морально-педагогічних санкцій за неналежну поведінку.

Мало того, что нам не привели пример этих самых противоестественных сексуальных практик. Так ещё и одному лешему ведомо, как и почему это приравнивается аж к кастрации. Нет, ну в весьма специфической прозе (и не только прозе), конечно, найти пример кастрации мужчины суровой Госпожой можно – но текст-то не про фантазии поклонников жёсткого фемдома. В научной работе из конкретных фактов выводы должны делаться очень бережно и аккуратно. А не вот так вот. Вообще, мне кажется, что автор просто прётся по идее кастрации – никак иначе объяснить термины вида “культурна кастрація” и “соціальна кастрація” я не могу.

Кстати, бардак со ссылками на литературу – ровно про то же самое. Автор пытается говорить о конструировании маскулинности, пишет “настоящий мужчина должен понимать женскую чувственность с ее слабостями” (оставим в стороне – так ли это) – и зачем-то ссылается на вот такие источники:

9. Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции.-[Електронний ресурс].- Режим доступу: http://osp.kgsu.ru/library/PDF/315.pdf
10. Фрейд З. Тотем и табу: Психология культуры и религии.-[Текст]// Пер. М.В.Вульфа. – М. : Изд. дом Вульфа 1923. -172 с

В чём тут проблема? Да в том, что Фрейд-то не писал про “матриархальное угнетение мужчин как системное социальное явление”! Столетней давности публикация австрийского психиатра – сомнительное обоснование современных реалий Запорожья! Про конструирование маскулинностей с тех пор написана уйма всего – логичнее сослаться хотя бы на Рейвин Коннел. Та хоть вела работу в конце прошлого века, а не в его начале.

Параллели.

Примерно так же устроена куча других псевдонаучных текстов. Вот уже не диссертант из Запорожья, а целый российский академик пишет об абортах: числа не сходятся, ссылки сомнительны, зато есть большая идея – надо повышать рождаемость. Что? Нет доказанной связи ограничения абортов с рождаемостью? В Польше рождаемость ниже норвежской? Ну, кому нужны такие мелочи!

Вот ещё одни “демографы”, которые забыли про демографический переход и даже пытаются сравнивать Россию с Российской империей. Что? Географические границы – и те не совпадают? Ну, вы, право, придираетесь! Главное – идея. А в список литературы можно засунуть даже целый словарь Брокгауза и Ефрона. Какое он имеет отношение к идее – неясно, но зато издание солидное, места на полке занимает немало.

Все научные статьи можно грубо поделить на несколько жанров. Эмпирическая, то есть опытная, статья – про факты, ранее неизвестные сообществу. Такая статья – про опыт, наблюдение или опрос. Эмпирическая статья может – в ряде случаев! – быть даже автоэтнографией, то есть практически дневниковым наблюдением. Но вне зависимости от формы там обязаны быть факты, источник которых чёток и однозначен.

Другой жанр – обзор литературы, сопоставление разных данных. Там правила те же – внятно указывать источники. Даже пограничный с публицистикой жанр эссе – и тот требует детальной аргументации.

Но псевдонаука не играет по этим правилам. Она скачет галопом. На детской площадке мальчиков заставляют делится игрушками (пример из всё той же статьи)? Это психологическая кастрация! Был ли автор на площадке? Изучал ли он реальных детей? Нет. Может, он ссылается на такие исследования? Снова нет. Может, он определяет хотя бы используемые им термины “кастрации”? Как-то связывает, например, уровень половых гормонов с теми или иными поведенческими практиками?

От научности там остались только отдельные слова. “Социопсихологические атрибуты”, “дезадаптивные практики” и прочая заумь пополам с [6]. Где [6] – статья “Зоофилия” в Википедии или статья в “Правде Заполярья”.

 

 

Tagged . Bookmark the permalink.

One Response to Три шага к фигне под видом науки

  1. Боржович says:

    Духовно, Традиционно, поциенту надо в рашкенскую госдуму.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *