Порно: изменения к лучшему

Поговорим о порнхабе. Я сама писала статью с критикой этого ресурса, но всё-таки не могу не отметить – там можно найти совершенно адекватное порно.

Кадр отсюда.

Вот например это (см.картинку) – кому интересно, легко найти по названию. Позиционирует себя как реальная пара, снимается под лозунгом Make love, not porn, выглядит очень мило, красиво и адекватно.

У меня сейчас целый список того, что есть на том самом критикуемом и известном ресурсе. Куча видео – с мастурбацией, причём много людей с очень “неконвенциональными” телами – трансгендерные мужчины, большие женщины, женщина с тубулярной грудью и так далее, то есть тезис Наоми Вульф о индустрии красоты в связке с порноиндустрией оказывается уже уязвим для критики.

А это отсюда.

Я не берусь говорить это со стопроцентной уверенностью, но, похоже, порно меняется в лучшую сторону. То есть то, что мы видели в школьные и институтские годы – вторая половина 90-х и начало нулевых – это на фоне современного порнхаба была просто жесть. Да, сейчас тот порнхаб явно злоупотребляет тегом teen, да, там полно видео с намёками на инцест, а история жизни Пайпер Перри (девушка с картинки “чернокожие мужчины и блондинка на диване”) вообще пробирает до слёз всех, у кого эмпатия развита чуть лучше, чем у хлебушка. Азия Каррера, которая мне нравилась в 20-летнем возрасте – тоже всё весьма грустно… но я как социолог призываю смотреть шире.

А этот момент интересен поведением мужчины. Мало того, что он выступает в принимающей роли, так ещё и он говорит, как ему хотелось бы! Прямо коммуникация здорового человека!

Порноиндустрия меняется. Сейчас есть ролики, которые делают вне больших студий и по другим правилам. Это и технически совсем иное (смартфон вместо бетакама), и условия съёмки иные, и доступ к производству. Поэтому сейчас хотя бы можно найти что-то человечное, причём уже со сравнительно небольшими усилиями.

Я не верю в то, что порно можно запретить или даже полностью отрегулировать. Это невозможно технически, а грамотность властей многих стран в вопросах сексуальности такая, что лучше пусть и не пытаются. Я также понимаю, что люди нуждаются в изображении секса – поскольку мы существа культурные и в принципе изображаем вообще всё, что есть в нашей жизни. Развитая культура без порно невозможна, вопрос только в том, как мы изображаем секс, как к нему относимся и как воспринимаем сексуальных партнёров.

А эти вещи вполне могут меняться эволюционным путём. На моих глазах появились новые феномены и практики – пеггинг, gentle femdom, пояса верности (кто не в курсе – для мужчин), свободно стали говорить про гендерную небинарность, развивается дискурс полиамории, много чего наросло вокруг темы сисси… Далеко не все эти изменения, на мой взгляд, позитивны – но многое из этого я считаю благом. Кто бы, например, мне тот же нежный фемдом показал в конце 90-х вместо мейнстримного порно!

И ещё важный момент. Что консервативная, что феминисткая критика порно часто довольно оторвана от фактуры. Например, я с начала нулевых слышу, что порно становится-де всё более жёстким, что, дескать, тот же анальный секс теперь стал нормальной порнопрактикой… но, простите, это уже не так, порно меняется иначе и доля всяких жёстких практик меняется слабо. Да и вообще – сталаг-фетиш, “Империя чувств”, история Евы Ионеско – э, вы всё ещё уверены, что порно становится прямо вот жёстче? У Маркиза де Сада вообще на страницах всё пострашнее, чем в печально известном хентайном “симуляторе изнасилования” Rape Lay, а это вообще XVIII век.

Вне зависимости от того, на каких позициях мы стоим – нужно разбирать конкретные примеры и попутно смотреть на общую картину и на контекст. Нет, цитировать “Миф о красоте” – идея так себе, при всём моём уважении к авторке; с момента публикации прошло свыше 20 лет. Люди, которые были зачаты во время первой публикации той книги – уже легально могут сниматься в том самом порно.

Tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *