Когда “приложений” не достаточно

История с приложением “Социальный мониторинг” – это второй откровенный провал после истории с очередями в московское метро из-за проверки пропусков. Московские власти понадеялись на некое Инновационное средство™ – и в итоге людям выписывает штрафы глючная программа. Цитата из довольно эмоционального материала “Новых известий”:

Ваше дело – не попытаться выкарабкаться из лап болезни, а слать селфи в программу по каждому ее требованию. А требует она часто – по несколько раз на дню. Приложение просит загрузить фотографию для подтверждения своего местоположения, нахождение пациента контролируется по GPS. Некоторые больные жалуются, что push-уведомления жужжат каждые 20 минут с 9 утра до 22 вечера. Отчитаться перед цифровым надзирателем нужно немедленно. Не дай бог больному прикорнуть на часок или донести свое тело до душа, больной должен бдеть всегда – иначе счет в Госуслугах.

Я пока не берусь говорить, кто и как (и почём) его делал, но мне кажется важным сказать про веру в Модные Технологии. Адепты этой веры считают, что мобильное приложение это круто само по себе, поэтому они не задаются вопросами контекста – где и как приложение будет жить. Оно мобильно и оно приложение, чего же боле?

Как это могло бы быть

Нет, идея разумна. Например, мы даём программу больным и те, в случае ухудшения состояния, могут нажать тревожную кнопку. Вызов будет автоматически направлен на специального оператора, который получит сообщение у себя на экране – “Иванова Ирина Семеновна, 42 года, подозрение на ковид, без хронических болезней, зелёная группа”. Далее оператор будет с подсказками на том же экране быстро решать – либо нужна скорая, либо “продолжайте наблюдение”. А если скорая – то другая система обеспечит выбор ближайшей свободной больницы и скорой помощи, причём опять-таки учитывая состояние больной. Истории вида “скорая полтора часа стоит в очереди” или “семь часов возили от больницы к больнице” конечно, недопустимы. И да, именно цифровые технологии с тотальным учётом всех и вся могут от такого избавить. Принципиально тут нужны именно большие цифровые решения.

Важная ремарка: истории с вопиюще неэффективной организацией работы врачей были и до ковида. Кликните по второй ссылке, со слов “семь часов” – это не один сюжет, а много!

Или представим звонок оператора по видеосвязи. “Мартин Алексеевич, беспокоят из бла-бла, как Ваше здоровье? Одышки не возникает? Вы дома сейчас?”. После этого оператор в несколько кликов заполняет табличку – пациент дома, состояние стабильное, жалоб нет. Плюс в случае, если пациент не отвечает – работа ведётся по отдельному алгоритму, поскольку задача “выяснить что с бабушкой, которая вчера жаловалась на одышку и имеет в анамнезе инфаркт” всяко важнее поиска молодого парня, который мог тупо проспать. Тут опять-таки можно и даже нужно подключить базу данных с родственниками – если Ирина не отвечает, может, тогда, прописанный с ней в одной квартире её муж ответит?

Снова ремарка: да, кто-то соврёт. Но давайте скажем сами себе: обмануть можно и существующую систему, а большинство больных не пойдут на улицу сами. Опять-таки никто не мешает оператору попросить прислать снимок.

Как это было сделано в других местах?

Вообще говоря, идея “давайте мы как-то используем телефоны” пришла в голову много кому. Но не сказать, чтобы вот прямо удачно – подробнее можно прочесть в обзоре “Медиазоны”. Цитирую:

Делать селфи надо один или несколько раз в день; запросы будут поступать в «неожиданные» моменты, и отослать фотографию нужно в течение 20 минут; после дополнительного уведомления в квартиру отправят полицейских. С каждым днем число помещенных под двухнедельный карантин растет, а за нарушение его условий предусмотрены серьезные штрафы (до 5 тысяч злотых).

При этом в App Store и Google Play рейтинги у приложения катастрофически низкие: люди пишут о повторяющихся проблемах с регистрацией и определением местоположения по GPS.

Это про Польшу. Вообще после прочтения материала складывается стойкое впечатление, что адекватно работает лишь система с личной проверкой – когда к пациенту в дверь может позвонить участковый инспектор, например. Или когда следит, скажем, старший по дому и соседи – как в Китае. Интересная идея с отслеживанием отдельных инфицированных при помощи приложения с открытым кодом придумана в Сингапуре, но это, увы, в принципе не применимо к ситуации в России. Когда у нас инфицированы многие тысячи людей, число контактировавших с ними будет исчисляться едва ли не миллионами. А миллион человек на две недели в карантин не посадишь. О том, что произойдёт с судебной системой, когда десятки тысяч начнут обжаловать штрафы, я просто молчу. Если система ошибается хотя бы в 1% случаев, это будут сотни дел – и хорошо бы заранее предусмотреть какой-то внятный способ их разрешения.

Что для этого надо?

Разумное решение – это время. Это недели и месяцы тестирования и отладки. Это, извините за выражение, инфраструктура. Например, нужны связи между ведомствами, которые позволяют в случае чего позвонить и сказать “Мартин Алексеевич, извините за беспокойство, но только что из ГИБДД сообщили, что Ваша машина была замечена на Дмитровском шоссе. Вы сейчас где и где Ваша машина?”.

Да, опросы “какой вы сейчас канал смотрите?” можно поручать роботу. Но работа с больными потенциально смертельной хворью – она всё-таки требует человеческого участия, которое предполагает сложную человеческую же систему. Набрать операторов/ок, обучить, распределить те звонки – для Москвы это сотни тысяч звонков в день и тысячи сотрудниц/ков, задача более чем нетривиальная. Иными словами – нерешаемая за неделю.

Чтобы всё это появилось, нужно ещё кое-что сверх недель работы программистов и тестировщиков. Нужно доверие и уважение. Когда врачи, например, вынуждены работать без масок (“по картам списания уходило 100 масок, а на деле нам выдавали 35“- говорит собеседник “Медузы”) и когда на них ещё вешают кучу бумажной работы – любая новая идея будет воспринята с закономерным скептицизмом. А вчера от знакомой я слышала то, что в их больнице медсёстрам перестали делать тесты на коронавирусную инфекцию из опасений, что тогда работать будет некому. Это тот случай, когда я доверяю подобному источнику, а властям и их действиям – не доверяю.

Передам слово социологам-профессионалам. Вот цитата Екатерины Бороздиной и Анастасии Новкунской из Европейского университета:

Нехватка институционального доверия — характерная черта российской системы здравоохранения. Мы привыкли говорить о нем в связи с недоверием пациентов к медицине — их сомнением в компетентности врачей, попытками получить медицинскую помощь лучшего качества по знакомству или за взятку. Однако ситуация эпидемии обнажает тот факт, что и сами медики не доверяют институту, в котором работают. Они не всегда уверены в том, что получают достоверную информацию, или что разработанные правила применяются должным образом. На практике это ведет к негативным последствиям.

Что дальше?

Я уже писала, что эпидемия ковида стала вызовом для российской политики – например, ультраконсерваторы могут обойтись слишком уж дорого. После этого фильм Никиты Михалкова про связь коронавируса с кознями Билла Гейтса с эфира сняли, да и очередной выпуск его “Бесогона” доступен лишь на ютьюбе. Но проблема не только и даже не столько в странных людях, отрицающих коронавирус вкупе с ВИЧ. Проблема и в том, что некоторые активно фальсифицируют статистику заболеваемости на местах, например – поэтому в Дагестане происходит буквально катастрофа. Да и в целом по России смертность среди врачей аномально высока, это большая трагедия и по-человечески, и с прагматической точки зрения: врачи не клерки, их быстро не заменишь.

В случае с Дагестаном факт занижения смертности был вынужден признать министр здравоохранения республики. И это даёт повод для оптимизма. Столкновение с массовой эпидемией показывает, что те проблемы, которые годами и даже десятилетиями были где-то на периферии – становятся центральными. И их надо как-то решать. Надо как-то отделять реальные технологии от ушлых инноваторов, восстанавливать доверие людей, создавать экспертные сообщества, избавляться от коррупции и кумовства. Законы надо писать внятно, а не как “поправки в Конституцию” и “запрет пропаганды нетрадиционных отношений” – где плохая публицистика почему-то обрела статус нормативного акта. А мобильные приложения и “инновационные кластеры” в отсутствии больших общественных институтов – это как карго-культ.

Возможно, в России на всё это решат забить, решив, что и так сойдёт. Или решив, что риски реформ не оправдывают себя. Но в сочетании с экономическим кризисом цена такой самонадеянности или подобного консерватизма может быть довольно высокой.

Tagged , , , . Bookmark the permalink.

5 Responses to Когда “приложений” не достаточно

  1. Боржович says:

    >даёт повод для оптимизма

    >показывает, что те проблемы, которые годами и даже десятилетиями были где-то на периферии – становятся центральным

    У РФ сейчас одна единственная проблема ⁠— это голосование по поправкам в проституцию для закрепления пожизненного царствования Президента. А всё остальное ⁠— ерунда.

    • Alexa says:

      Да не. Проблема же не конкретно в том, что у власти ВВХ лично – замена его Медведевым или там Мишустиным ничего же принципиально не поменяет. Проблема в низком качестве госуправления, в недоверии (закономерном) к государству, в функциональной неграмотности специалистов, которые не должны быть неграмотными. Плюс внешние вызовы – ковид и низкие цены на нефть с газом. Всё это останется надолго, даже если, скажем, РФ прекратит своё существование.

      Ну, как с СССР или Британской империей. Развалились, но ряд проблем остался.

  2. Боржович says:

    >Понесет ли мэрия ответственность за “самодеятельность”? И кто вернет и без того стремительно нищающим людям 35 тысяч выписанных оброков?

    Не понесёт.

  3. Евгений says:

    Эх, если бы всегда всё было так как могло бы быть. Мы бы могли например жить в цивилизованном государстве. У нас даже законно избранный президент мог бы быть!

  4. Евгений says:

    цена такой самонадеянности или подобного консерватизма может быть довольно высокой.
    Только платить её будут не те, кто страдает самонадеянностью или консерватизмом. И это как бы всё объясняет.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *