Социальное измерение сексуальности, часть вторая

Говоря о сексуальности как о социальном феномене – мы обращаемся (как было сказано в первой части) не столько к биологии, сколько к тому, что происходит в голове и тому, что творится в обществе. То есть входим в поле психологии и социологии. Которые, в свою очередь, связаны с массой иных вещей, вплоть до микроэлектроники и органической химии. Поэтому сегодня речь пойдет о неочевидных связях человеческой сексуальности с тем, что обычно считают очень далекими от секса вещами.

Пример первый: урбанистика

Урбанистика это дисциплина, изучающая города и их инфраструктуру. И, казалось бы, это совершенно не про сексуальность: но что будет, если посмотреть повнимательнее? Города обеспечивают большую степень анонимности, все жители города (особенно если это Минск, Берлин или Шанхай) не образуют группы, где каждая знает каждую – а это уже накладывает отпечаток на нашу сексуальность. Города делают возможными не только “темные комнаты” в гей-клубах, где можно заниматься сексом с незнакомцами своего пола без риска публичной огласки, в городах меньше давление со стороны родителей, друзей, знакомых и коллег. Кроме того, в большом городе выше вероятность найти людей с какими-то специфическими запросами – от коллекционеров марок до любителей двуручного фистинга.

В городах становится реальным брак по любви и на основе душевной близости, романтический идеал Нового времени – как раз того периода, когда люди начали перемещаться в города. В городах могут формироваться кинк- и ЛГБТ-сообщества со своей субкультурой; рост городов оказывается важным фактором не просто для человеческой жизни в целом, но и важным фактором в формировании современной сексуальности. Секс в большом городе – это действительно не то же самое, что секс в деревне.

Эффект “человеческие отношения в крупном городе устроены не так, как в деревенской местности” стал возможен благодаря целой совокупности разных процессов и технологических инноваций. Многие из сами по себе были не достаточными, но необходимыми: поэтому в итоге наша сексуальная культура оказалась следствием того, что люди изобрели мощные центробежные насосы (перекачивать воду и нечистоты), аварийные тормоза для лифтов, конвертерный способ производства стали и еще десятки тех изобретений, без которых было бы невозможно создать мегаполисы.

Некоторые изобретения в области городского хозяйства повлияли на сексуальную жизнь не просто через возможность собрать десятки тысяч людей на одном квадратном километре. Доступ к водоснабжению и канализации задал новые стандарты в области личной гигиены, а массовое строительство сделало возможным появление отдельного жилья даже у молодых семей: в то время как на деревне такой возможности зачастую не было. Феномен снохачества в Российской империи XIX века, когда отец мужа сексуально домогался невестки, сегодня представить сложно в том числе и потому, что жизнь с родителями перестала быть единственно возможным вариантом.

Пример второй: электроника

Электроникой называют раздел инженерного дела, который занимается созданием устройств, оперирующих электрическими сигналами. Снова, на первый взгляд, никакой связи с сексуальностью, разве что снова мы вспомним про современные города – невозможные без всевозможных электронных устройств.

Развитие оптоэлектроники привело к тому, что передача изображений или видео с другого конца мира стала элементарным делом. Хотя еще в 90-е годы загрузки одной картинки можно было ждать свыше минуты.

Но еще можно вспомнить про вибраторы и другие секс-игрушки, которые имеют электронные компоненты. Еще нужно вспомнить про компьютеры и интернет: а это и сервисы знакомств, и порнография, и личная переписка, формат которой существенно изменился по сравнению с бумажными письмами. Все это было бы невозможно без транзисторов, микрочипов и даже лазеров – поскольку современный интернет основан в первую очередь на оптоволоконных линиях связи и лазерах.

Распространение смартфонов с камерами и выходом в сеть стало одной из ключевых причин появления такого феномена, как секстинг – обмен эротическими сообщениями, к которым часто прилагается фото или видео. Это породило также такие проблемные феномены как порноместь и доступная детская порнография, которую делают сами дети или подростки для продажи взрослым перекупщикам. А ещё распространение доступных камер привело к изменению формата порно – профессиональные студийные записи стали теснить снятые любителями; если начать сравнивать их между собой, то мы увидим ряд довольно интересных различий – технологические изменения вызывают сдвиги в репрезентации сексуальности, в том, как нам показывают сексуальность и тело.

Пример третий: органическая химия

Наука о том, как синтезировать различные соединения углерода – как она могла повлиять на сексуальную сферу? Через синтез гормонов, которые используются в контрацептивах. Через производство латекса для кондомов (или полиуретана: для тех, у кого аллергия на латекс). Через производство силикона и иных полимеров для секс-игрушек.

Гормональная контрацепция сделала возможным контроль за репродукцией со стороны женщины и это одно из значимых достижений XX столетия, которое также напрямую связано с демографическим переходом: сокращением рождаемости и выбору стратегии “один или два ребенка вместо многодетности”. Важность этого сдвига отрицать сложно – ранее я уже писала, что сегодня люди занимаются сексом не ради воспроизводства.

FunFactory Share – двусторонее дилдо из медицинского силикона, снимок производителя, кликабельно на источник.

Можно сказать, что практически любое технологическая инновация так или иначе отражалась на сексуальной жизни людей. Мы не будем перечислять все такие примеры (какая, к примеру, связь автомобилизации и сексуальности? А как повлияли ядерные испытания?), но я призываю всех иметь эти связи в виду – поскольку они, с одной стороны, указывают на сложность человеческой культуры, а с другой – позволяют иногда вовремя остановится и отделить культурно-психологические феномены от чего-либо чисто материального.

Последнее мне представляется особенно важным. Перед тем, как, к примеру, связывать “особенности русского национального характера” с практикой пеленания детей и делать выводы о том, что ограничение подвижности ребенка способствует формированию авторитарной культуры (это совершенно реальная гипотеза, правда отброшенная еще в 1950-х – во многом благодаря знаменитой антропологине Маргарет Мид) – стоит задуматься об условиях, в которых пребывали родители новорожденных. Попробуйте НЕ пеленать ребенка при температуре +4 градуса, которая устанавливается в избе под утро в морозный зимний день или тем более при околонулевой отметке, типичной для внутренней части иглу у инуитов. Найдите материалы и инструменты для того, чтобы сделать аналог современной одежды для новорожденных, а еще найдите способ все это стирать без водопровода, канализации и, разумеется, стиральной машины! Не каждая практика возникает исключительно как проявление культуры, хотя и не каждая практика является исключительно продуктом технологий, природных условий и иных сугубо материальных причин.

(часть первая: почему мы говорим о социальном измерении?)

(часть третья: конструирование нормальности)

Tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *