Требования трансгендерного сообщества и риски для всех остальных

1 апреля я  сходила в “Яблоко” (российская политическая партия) на круглый стол по проблемам трансгендерных людей. И по мотивам хочу поговорить немного о том, чего хочет значительная часть трансгендерного сообщества, какие тут риски для остальных людей и почему сейчас для той же широкой общественности всё ещё хуже.

Самые радикальные политические требования трансгендерных активисток/ов таковы:

  • разрешить получение паспорта с новым гендерным маркером или вовсе без оного путем простого заявления (как со сменой имени: никаких справок от психиатра, никаких справок об операциях);
  • предоставить возможность детям и подросткам самостоятельно определять свою гендерную идентичность.

Это то, что обычно вызывает у многих людей возражения, поэтому я решила рассмотреть их по пунктам. В конце концов, любое политическое предложение надо анализировать на предмет разных рисков и искать способ эти риски снизить.

Проблема первая: уход от ответственности

Смена имени и гендерного маркера сейчас происходит так, что человеку выдается новый комплект документов, от свидетельства о рождении и паспорта до школьного аттестата и дипломов. Семейное положение и родительские права фактически сбрасываются, равно как и трудовой стаж с кредитной историей: это порождает как проблемы для самих трансгендерных людей, так и возможность для злоупотреблений. Привлечь к ответственности персону, которая имела долги по алиментам, уже сейчас может быть довольно хлопотно – ведь личности, записанной в свидетельстве о рождении в качестве отца, больше нет. А добросовестные родители могут потерять права на детей – такие истории уже не относятся к разряду гипотетических, они уже случались.

В принципе, можно было бы сделать согласование разных версий архивов и баз данных, но это влечёт иную проблему: все, кто имеют к ним доступ, будут тут же знать про трансгендерность. Это в ряде случаев небезопасно, поэтому на встрече в “Яблоке” было сказано, что такие данные о прошлом трансгендерных людей, их прошлое имя и сам факт трансгендерного перехода, надлежит держать в тайне.

Что делать?

Простого решения лично у меня нет. При синхронизации баз данных можно было бы просто подменять одно имя другим, сохраняя все важные детали вроде мест работы, кредитов и семейного статуса, но как добиться такой степени синхронизации – не очень понятно. Бюро кредитных историй, архивы работодателей, судебные решения, записи о браках и разводах, медицинские истории, страховые компании, бюро пропусков, турагентства и это ещё только начало списка мест, где есть чьи-либо личные данные. Куча частных компаний имеет свои клиентские базы, поэтому утаить факт смены информации в паспорте просто так не получится: как, впрочем, никогда бы не получилось без радикальной смены всего окружения.

Мы все вынуждены балансировать между открытостью и приватностью. Мы ходим по городу, который снимается камерами наблюдения и расплачиваемся картой, оставляя след в платежной системе. Мы видны через цепочки сотовых ретрансляторов и просто видны – без всяких высоких технологий люди видят окружающих и способны их запоминать.

Почему это не так страшно для остальных

Сам по себе трансгендерный статус никак с благополучием окружающих не связан. Опасаться стоит тех, кто уходит от уплаты долгов или скрывает криминальное прошлое, но это две-три базы данных – бюро кредитных историй и архив судебных решений, связанный с сервисом по поиску всех, кто осужден по определённым статьям уголовного кодекса. Поддержать в этих архивах операцию вида “переписать все записи от Деднейма Деднеймовича Деднеймова на новое имя-фамилию-отчество” достаточно просто; при этом я бы убирала из общего доступа старое имя во всех случаях за исключением разве что осужденных за насильственные преступления.

Возможность ухода от алиментов вообще решается простым переносом графы “дети” в паспорте в сочетании с перевыпуском свидетельства о рождении на ребенка. Сохранение родительства и брака как раз есть требование трансгендерного сообщества: оно выступает за семейные ценности и против лазеек для хитрожопых кукусят.

Проблема вторая: что подумают дети?

Если сменить документы станет проще, этим будет пользоваться больше людей. Следовательно, очень скоро возникнут случаи, когда у детей в графе “мать” свидетельства о рождении появится нечто вроде “Михаил Васильевич Прямоухов” – и что тогда они, дети, подумают?

Что делать?

В общем-то ничего сверх отмены одного дурацкого и вредного закона. См. ниже.

Почему это не так страшно 

Если человек меняет документы со сменой отметки “пол” – это неспроста. И дети уже заметили, что родители меняются. Упрощение юридического перехода вряд ли увеличит число тех, кто начинает переход в целом.

Да, это непростой опыт для ребенка, но он и не уникальный – у взрослых вообще бывает масса ситуаций, которые не самым лучшим образом переживаются детьми. Алкогольная зависимость – около одного процента населения, депрессия, увольнения с работы, проблемы с законом… да чего уж там, у нас порядка четверти семей – это семьи, где систематически совершается сексуальное и физическое насилие над женами. Ситуация “папа насилует маму” на мой взгляд на порядок опаснее для детской психики в сравнении “с превращением папы в женщину”, однако мы же не предлагаем изъять детей из каждой четвертой семьи и лишить каждого четвертого мужчину родительских прав! У нас даже закона о домашнем насилии нет.

А ещё у нас нет возможности вообще говорить с детьми о трансгендерности родителей. Потому что “пропаганда среди несовершеннолетних”. И помочь этим детям легально вообще невозможно или, по крайней мере, чревато большими неприятностями для психологов. Которым, кстати, в таких случаях ещё хорошо бы иметь какие-то внятные руководства, учебники, знакомых с темой супервизоров – всё то, что сейчас даже нельзя легально организовать.

Проблема третья: как быть с детьми?

Джокьякартские принципы – к которым часто отсылают ЛГБТ-активисты – содержат такой пункт:

24Г. Во всех действиях в отношении ребенка и при принятии любых касающихся его решений обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, а также должный учет этих взглядов в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка;

Следует ли из этого право ребенка или подростка принимать решение о трансгендерном переходе? Со скольки лет можно тогда начинать принимать гормональные препараты для коррекции пола? Как мы сможем отличить трансгендерность от, скажем, влияния родителей? Может ли ребёнок быть трансгендерной активисткой? Если мы знаем примеры того, как родители злоупотребляли детьми, выдавая их за тяжелобольных (см. делегированный синдром Мюнхаузена), если иные “одаренные семьи” оказывались потом сущим адом, то где гарантия того, что не найдутся люди, желающие стать “мамой активистки”? Где, наконец, гарантия того, что решение, принимаемое в 10, 12, 14 или 16 лет окажется действительно информированным и разумным?

Что делать?

Здесь и сейчас нам нужно открытое обсуждение. То есть надо отменить законы, которые не дают говорить про трансгендерность с детьми: и начать про это говорить. Дети живут не в вакууме, поэтому альтернатива публичному разговору и секпросвету у нас ровно одна: /fg и подобные ресурсы. Не хотите видеть там своего сына – ищите иную информацию; идея “мы просто закроем всю грязь” не работала раньше и сейчас тем более не работает.

Мы (ну, ок, лично я) не хотим, чтобы десятилетние дети подумали, будто трансгендерный переход это универсальное решение всех проблем. Поэтому нам надо научится говорить о проблемах и предлагать решения. Не муть, которую пишут всякие живые ископаемые каменноугольного периода, не унылое морализаторство и даже не закос под молодежность в духе “сейчас мы вставим сюда свежую шутку про превед-медвед”. Да, сложно. Да, даже я плохо ориентируюсь в культурном слое, где живут подростки 12-14 лет. Но, чёрт подери, мы живём в 2019 году и у нас есть такое понятие, как “профессионал”!

Профессиональные инженеры не пытаются проектировать самолеты из фанеры и небоскребы из глинобитного кирпича под тем предлогом, что раньше всегда так делали. Медики не пытаются лечить СПИд пенициллином и не говорят, что больные-то пошли не те, раз это замечательное средство 1950-х годов перестало работать. Программисты не пишут код для мобильных приложений на Фортране, бухгалтеры сдают отчет в налоговую не в виде заполненных от руки тетрадей – так почему мы видим в учебниках всякое старьё? У нас что, обучение следующего поколения стало той сферой, где стандарты уступают требованиям к укладчикам плитки в туалетах?

Последнее, кстати, я уже проговаривала не раз. Почему-то попытка продать им автомобиль с изрядным пробегом под видом нового у людей вызывает возмущение, а вот ситуация, когда в детской книге написан давно устаревший треш – “уже не столь однозначна”. Я тут сама видела, как народ в 2019 году ссылался в вопросах полового воспитания на Макаренко, на текст с оборотами вида “строители коммунизма”. 2019! Группа в Facebook!

Почему это не так страшно

Трансгендерный переход всё-таки делают не от скуки и не под влиянием сверстников – по крайней мере, указания на обратное при внимательном рассмотрении оказываются весьма низкого качества. И уже сейчас как раз недостаток информации приводит к рискованным опытам с гормонами.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

4 Responses to Требования трансгендерного сообщества и риски для всех остальных

  1. Прико Павел says:

    Понятие “трудовой стаж” надо вообще отменить. Пенсию назначать независимо от стажа, как в Австралии.

  2. Паша says:

    Вопрос: зачем менять пол?
    Ответ: чтобы привлечь внимение к проблеме смены пола.

    Вопрос: зачем привлекать внимание к проблеме смена пола?
    Ответ: чтобы привлечь внимение к нам!

    Вопрос: Э-эээм. А вы против чего и за что?
    Ответ: против влияния Сталина на чувствительные нейроны ануса и за свободную сексуальность.

    Вопрос: Вы понимаете, что в обществе, в котором существует свободная сексуальность, неизбежно появляется некоторая вторая (или десятая) статусная шкала, основанная на привлекательности, как у Уэльбека в “Расширении пространства борьбы”?
    Ответ: Отлично, люди станут больше заботиться о своих телах.

    Вопрос: Тогда у красивых людей не будет стимула к развитию, как сейчас у детей сверхбогатых людей. Ведь ты уже красивый, гены не пропадут в отличие от денег, что еще нужно? Особенно, если все мысли заняты гендерной принадлежностью, аттеншн-хорингом и виктим-билдингом.
    Ответ: Вы сталинист!

    Вопрос: Так Сталин дал вам систему образования и воспитания, в которой вы смогли развиться до уровня, в котором вы уже осознали свою некоторую расширенную сексуальность. Если бы этой системы не было, была бы типичная современная школа, в которой детям всё позволено, и в итоге они вырастают неприспособленными к жизни и постоянно боящимися всего на свете и окружения.
    То есть дети без принуждения, репрессий и навязывания самоограничения превращаются в аморфные создания, находящиеся несколько ниже в пирамиде Маслоу. Им выгоднее уходить от проблем через некоторую “развитую и продвинутую сексуальность”, смену пола и т.д., чем реально заниматься саморазвитием и общественными проблемами.
    Что толку от насыщенного сексуального просвещения, если ты по жизни амеба?
    Ответ: Амебы — это кукусики!

    Вопрос: А можно определение кукусика?
    Ответ: http://freeresearcher.net/2018/07/30/whoiskukusik/

    Вопрос с разбором:

    > Кукусизм начинает проявляться лет после 25, после 30 он уже очевиден, а в 40 лет пышно цветет и разрастается. Впрочем, случается, что и в 20 лет парень бывает очевидным кукусиком, но это уже не столь распространённый случай.

    Ок, типа человек деградирует с возрастом.

    > Типичный кукусик – это “мамкин сынок” в худшем понимании этого слова. Нет, он может иметь и папу, который активно принимает участие в его воспитании, но эмоционально кукусик зависает где-то в старшем дошкольном возрасте, когда нормально прийти к маме и попросить, чтобы она отняла машинку у Ваньки или Петьки, или подула на разбитую коленку и взяла на ручки (да-да, 5-6 летнего дитёночка, который уже прилично весит, но все равно может проситься на ручки).

    Или не деградирует, а сразу такой, уже с детства.

    > Годы идут, все вокруг взрослеют и учатся находить решения своих проблем, а кукусик остается убежденным, что о нем должны заботиться.

    Хм, действительно “маменькин сынок” подходит. Что-то должно быть еще для нового термина.

    > Причем здесь очень странная штука: кукусик может в 18 лет основать фирму и рубить бабло

    О, нет, таки не маменькин сынок, а таки самостоятельный организм.

    > но при этом для него проблема зайти в банк и оплатить какую-то квитанцию.

    Может, просто время бережет. Как говорится, один телефонный звонок отрывает от дела на 15 минут.

    > В банке очереди, разные незнакомые люди, нервная (обязательно!) обстановка, поэтому кукусик ищет кого-то, кто сходит в банк вместо него.

    Для этого и становятся бизнессменами, чтобы какие-то свои обязанности перекладывать на других.

    > Если не находит, то просто тупо не оплачивает квитанцию. Кукусику накручают штраф, но он снова его не оплачивает и так кругом, кругом.

    Ну ладно, это какой-то закононаплевательный бизнессмен.

    > По этой же причине типичный кукусик в навыках самообслуживания часто зависает в том самом старшем дошкольном возрасте. Пуговицы застегнуть и шнурки завязать – вершина его творчества. Он может возить свою одежду к маме в другой город, превращать свое жилище в бомжатник и ничего с этим не делать

    Какой-то очень узкоспецифический пример. Может, он рассчитал, что так выгоднее по времени, и ездит к маме еще и по другим причинам. Например, просто проведать маму. А чтобы поездка не была бесполезной, а мама себя чувствовала нужной для сына, он еще и подкидывает ей заданий, типа постирать одежду. Чисто психологическая вещь, связанная скорее с заботой о матери. Одинокие пожилые люди часто ощущают некоторую отстраненность от жизни и свою некоторую бесполезность.

    > (ведь это же придут чужие люди и создадут ему дискомфорт).

    Зачем дома чужие люди? Особенно если ты безнессмен с 18 лет и привык, что домой приходишь только поспать.

    > Даже если кукусик себя пересиливает, более-менее справляется бытовым вопросам, у него все равно остается убеждение, что он здесь главный и ему все обязаны.

    Вроде бы мы все еще обсуждаем человека, который может быть бизнессменом в 18 лет. Дом его, имущество его, видать, он рано на это все заработал. Почему бы не считать себя главным здесь?

    > Он будет упорствовать там, где можно согласиться и скандалить, качать права и портить отношения – просто чтобы подтвердить свою важность и значимость.

    А можно конкретный пример, о чем был спор?

    > Вот чувство собственной важности у него всегда грандиозное. Спровоцировать конфликт на ровном месте, вызвать скандал – все это кукусик любит, поскольку эмоционально, как мы помним, ему 5-6 лет, а в таком возрасте человек не знает других способов обратить на себя внимание.

    Это называется амбивалентная привязанность к матери. Есть для этого уже термин.

    > Кукусик нередко имеет хороший социальный старт: семейную среду, благоприятную для интеллектуального развития, материнскую любовь и щедрость, папины связи, деды-бабушки не последние люди.

    Зачем ему тогда становиться бизнессменом в 18 лет? Наверное, всё-таки понятие несколько шире, чем я полагал.

    > И он часто неплохо или даже отлично учиться, но часто бросает обучение, потому что это же ему все виноваты, а он сам не должен делать над собой усилия, чтобы получить образование и профессию.

    Вот это похоже на маменькиного сынка, да.

    > И это тоже со старшего дошкольного возраста – где ведущий вид деятельности игра. Не заинтересовала тетя-воспитательница – внимание рассеялось, мальчик выпал из занятия. Так и кукусик выпадает из университетов на раз-два-три.

    Хм. Маменькины сынки часто исполнительны в плане учебы, ведь мама послала учиться. Наверное, имеется в виду, что человек излишне любопытный и берется за множество занятий. Здесь тоже много есть определений типа синдрома дефицита внимания, гиперактивности и т.д.

    > При этом он может делать по несколько попыток получить образование, бросая снова и снова.

    А на что он живет? Наверное, всё-таки это не про 18-летнего бизнессмена, а человека, который сидит на шее у родителей. Но тогда почему расцвет кукусничества приходится на 40 лет? Скорее наоборот, вариант “типичный кукусик” видно в 20 лет, как было предложено в начале.

    > С компетентностью у кукусика бывает беда, даже если он все же где-то выучился.

    Короче, кукусик может выучиться, а может и не выучиться. Может работать, а может и не работать. Ок, это не главное.

    > Он никогда не признает своих ошибок, потому что он здесь главный и ему все обязаны (человека 5-6 лет нужно положительно подкреплять, а то комплексы будет иметь). Если вы поймали кукусика на ошибке, он или запсихует, или тихо запишет вас в свои враги – зависит от темперамента.

    Ну, собственно, это и подчеркивается темпераментами, есть для них тоже свои термины.

    > Типичный кукусик живет прошлым и своими старыми заслугами: вот какой у меня был папа крутой, вот моя золотая медаль, а вот я ездил во Францию, а вот тут у меня любовницей была крутая чувиха.

    Хм, подходит для “амбивалентной привязанности”, действительно, человек с такой привязанностью может жить прошлыми заслугами. Но больше подходит для тех людей, которые в данном временном промежутке в кризисе, хотя до этого имели некоторые белые полосы в жизни.

    > И чем глубже он погружается в дерьмо, тем громче он рассказывает о своих прошлых подвигах – у меня была первая в городе мобила, я сдал крутой тест по английскому, я имел бизнес, меня брали на работу туда и туда. Своего нынешнего кукусик обычно не видит или отказывается на него смотреть.

    Ну вот да. Кстати, это скорее зовется кризисом среднего возраста, отягченным текущим финансовым положением, когда сменилась обстановка в обществе или на рынке труда.

    > Даже если кукусик уже сел на иглу и его привезли на осмотр к наркологу, где в очереди сидят такие же клиенты, кукусик будет кричать: нет, я не такой, я не они.

    Он еще и наркоман! Человек, которого первый раз привезли на осмотр, еще не успел проассоциировать себя с больными. Так мысленно кричат все, особенно те, кто не имел проблем со здоровьем до этого.

    > Выделяется кукусик и осознанием своей изысканности и рафинированности, даже если он лет десять не читал хороших книг и разговаривает матами.

    Хм, всё-таки подходим к осознанию того, что кукусик — это такой псевдо-интеллектуал.

    > У него же был не просто папа, а Папа – не то что у соседа Витьки, голодранца неинтеллигентного (Витька тем временем может происходить из простой семьи, выучиться и иметь приличную высокооплачиваемую работу).

    И гордится своей псевдо-интеллектуальностью и наследием.

    > Мир всегда жесток к кукусикам, щепетильным и незащищенным

    Таки кукусик — это виктим-билдер.

    > они любят котиков, но не любят чистить за ними лотки,

    Эм. А разве не у всех так?

    > они могут плакать над своей разбитой любовью (ведь кто-то сообразил, что такое кукусик и бежал, теряя тапки), а могут поднять руку на человека.

    Я пока еще не сообразил, что же это такое, но такой непоследовательный человек — явно шизофреник со множеством личностей и паспортов.

    > Отношение к женщинам у типичного кукусика потребительское. Женщина – это мама, которая обязана всячески обслуживать 5-6 летнего сыночка и даже носить его на ручках.

    Кажется, мы подбираемся уже к конкретным притензиям.

    > Слово “феминизм” вызывает у кукусикав конвульсии и пену изо рта.

    Да вроде должно быть наоборот: вторая мама работает — хорошо, значит, может обеспечивать.

    > Но отдельные кукусики способны маскировать свои взгляды и прикидываться себя за нормального человека, романтически ухаживать – и потом разрушить жизнь женщины. Ведь он здесь главный.

    Бойся крипто-кукусика! Он тебе однажды скажет, что он главный, а не ты.

    > Меня радует только одно: у нынешних молодых ребят как-то меньше симптомов кукусизму, а это значит, что молодым девушкам повезло больше, чем моему поколение женщин.

    Эм, если они молодые, а кукусизм развивается к 40 годам, то как определить?

    Переходим далее, тут короче:

    > Кукусиками обычно называют мужчин, которых объединяет:
    наличие специфических требований по отношению к женщинам;
    отсутствие самостоятельности, причём, как отмечено в тексте выше, не сводимое к психическим расстройствам

    В тексте выше про самостоятельность было написано очень расплывчато. Например, оказывается, что человек может с 18 лет рубить бабло, и при этом он всё равно останется несамостоятельным кукусиком.

    Насчет специфических требований к женщинам: а это какие конкретно? В тексте, как раз ничего не написано кроме “женщина — вторая мать”. На этом фоне интересно посмотреть требования авторки к мужчинам, поскольку там тоже можно перечислить что-нибудь вроде “второй отец”, “много зарабатывает”, “из интеллектуальной семьи”, “выучился и работал” и т.д.

    Более того, рискну предположить, каков же портрет авторки. Авторка явно тяготеет к людям, которые хорошо зарабатывают и имеют приличное образование. Она требует от них самостоятельности, и они самостоятельность свою демонстрируют своей общей успешностью. Она требует, чтобы всё у кукусика было хорошо, и деньги, и образование, и работа, и при этом он должен уделять время домашним делам не меньше чем она.

    В общем, требования вполне стандартные для женщины, ничего необычного. На фоне таких требований вполне логично, что если предъявляется к мужчине быть “вторым отцом” и “добытчиком”, то внезапно, “второй отец” и “добытчик” может потребовать в ответ быть “второй матерью” и “домашний очаг”.

    При этом, если авторку что-то не устраивает, или у кукусика вдруг случился кризис на работе, черная полоса, то она тут же припоминает ему все свои обиды на своего “второго отца”. Мне интересно, а вот кто авторка по профессии и кем она себя видит в 40 лет?

    Возвращаясь к исходным тезисам, как я понял, авторка из Минска, Юлия Шарова, — кукусик, только наоборот, кукусиха, ибо чего-то требует от мужчин. Авторка блога, Алексея, — тоже кукусик, ибо тоже постоянно что-то требует от мужчин.

    Что надо делать с плохими куксиками? Правильно:
    http://freeresearcher.net/2018/06/21/badboys/
    > Арнольд Шварцнеггер в фильме “Коммандо” 1985 года. Играет ну очень крутого коммандос, у которого злыдни похищают дочку. И он уже отправил одного а-ля новосёловец… прогуляться.

    Возвращаясь непосредственно к теме поста: зачем вообще нагружать детей информацией, которая им не пригодится в жизни? Эта мысль вроде как постоянно проскакивает в этом блоге, и хотелось бы ее применить к данному посту. Это ведь непрактично — тратить на это лишнее время всего населения. Зачем детям лишняя информация о смене пола, ЛГБТ и т.д.? Зачем упрощать школьную программу в ущерб абстрактных понятий, но наполнять ее тем, что никогда 99% людей не пригодится?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *