Зачем трансгендерным людям нужна видимость? И нужна ли она вообще?

Тара Ми – активистка, которая вчера, на день видимости трансгендерных людей, провела одиночный пикет в Москве (и была вечером задержана полицией) написала большой текст, который я воспроизвожу целиком.

Зачем трансгендерным людям нужна видимость? И нужна ли она вообще?
Попробую ответить за себя.

1)Моя трансгендерность – это ощущение себя девочкой, а вовсе не мальчиком, с самого детства. И неприятие всех анатомо-физиологических особенностей связанных с мужским полом. Выражаясь устаревшим языком, я скорее транссексуалка – т.е. всё поотрезать, отпилить, переделать и тп чтобы всё это было максимально приближенно к состоянию у женщин с кариотипом XX и норм развитием.

Но вот начала заместительную гормонотерапию во многом пропустив нужный момент, когда я могла бы получить внешность не вызывающую у меня мыслей выпилиться. Почему так? А потому, что образы транслюдей, которые рисовала культура и которые были доступны, а также успоявшийся стиль упоминания транслюдей (мужик в платье, пидор, членодевкая петух и тп) вынуждали отрицать в себе что-либо не соответствующее приписанному гендеру (тн “акушерскому полу”).

И мне пришлось много и долго, теряя драгоценное время, исследовать, что можно сделать в моей ситуации. И не было никого перед глазами, кто бы могли помочь с пониманием

Зачем транслюдям терять возможность быть собой, мучаясь в это же время мыслями о собственной извращённости, греховности и безумии, как то навязывает циснормативная культура?! И пока ты мучаешся этим, также пролетает время нормальной социализации, отношений, карьеры и тп.

2)Я хочу чтобы врачи и др помогающие специалисты были в курсе особенностей транслюдей.

Когда я, в результате сильного пожара, попала в больницу, я столкнулась с полным и абсолютным игнорированием и непониманим моих особенностей. “Ха-ха, гормончиками балуетесь”, “нет, нас не интересует это ваше извращение”, “ой какая у тебя грудь! в первый раз вижу мужчину с такой грудью”, “да, у вас побочные явления отмены гормонов, но это ожоговое отделение, мы от другого лечим”, “это у тебя натуральные сиськи? можешь показать?”,
“да, у вас кровь не сворачивается и иммунитет не тянет, но с гормонами будете экспериментировать когда выйдете отсюда” и т.д.

Ну ок с комбустиологами, анестезиологами и тп, даже многие пластические хирурги не очень понимают, как влияют на физиологию половые гормоны и изменения их уровней

А отношение младшего медицинского персонала? Когда дежурная санитарка, которая до этого слушала расказ о трансгендерности и гормонах, отключает у тебя на ночь капельницы и приборы, а потому нагло заявляет, что ей ничего не будет и я тут никто, лучше б таких как я не было. И это, на минуточку в реанимации, в критическом состоянии, с ожогами от 2 до 4 степени трети площади тела, с термоингаляционным поражением крайней степени тяжести. И да, ей ни-че-го не было

А психологи, психотерапевты, психиатры? До сих пор среди них встречается мысль, что транслюдей можно переделать в “нормальных” цисгендерных. Если называть вещи своими именами, такие подходы являются насилием.

3)Отдельное место в хитпараде занимают чиновники и госслужащие, которые любую гендерно-половую неконгруэнтность людей, которым оно должны помогать, превращают в шоу и цирк для максимально широкой аудитории. “Девушка, как вас там… АНДРЕЙ! пройдите к месту номер семнадцать!” – совершенно типичная ситуация, криком, для всех.
Почему нельзя обращаться к людям в том роде и имени, которыми они сами пользуются?

4)Я хочу, чтобы люди понимали, что родителями ребёнка могут быть люди с любой конфигурацией половых органов и любыми их модидикациями.

Знаете ли вы, что такое терять своего ребёнка, которого вытаскивала из пожара, выслушивая слова “таким людям нельзя доверять детей”, “мать ребёнок потерял, а этот, ну какой он ему отец!?

Tagged , , , . Bookmark the permalink.

3 Responses to Зачем трансгендерным людям нужна видимость? И нужна ли она вообще?

  1. Паша says:

    Конкретно в этом случае история заслуживает справедливого внимания.

    Однако на практике большинство людей сталкивается с чем-то вот вроде этого (из телеграмма “Мараховское время”):

    Минутка боевых жертв.

    Лет восемь назад я посетил родной прибалтийский городок с петушками на шпилях, вышел ностальгически погулять на набережную и наткнулся на знакомую – которая, в свою очередь, прибыла на побывку со своей новой родины, из Великобритании.

    Мы обменялись какделами, и знакомая пожаловалась на кризис и общую неустроенность жизни, из-за которой она вынуждена второй год маяться без работы.

    Я пожал плечами и сказал, что в городе Москве трудолюбивый человек с дипломом русского филолога и перфектным знанием пачки иностранных языков, вероятно, работу найдёт.

    – А ю крейзи? – изумилась знакомая. – Человек с моей ориентацией – в Россию?

    – А кого волнует ориентация сотрудника, если он работящий и специалист? – встречно изумился я. – Никто и спрашивать не будет.

    – Я не собираюсь ничего скрывать и обязательно сама скажу на собеседовании!

    …Позже я часто приводил этот диалог как пример курьёзного желания некоторых современников бродить по миру, выставив перед собой свою Инакость, совать её миру под нос и требовать реакции. Эта тактика по задумке беспроигрышна: либо вы преданно целуете перстень их Уникальности и присягаете служить ей, либо они убеждаются, что вы именно такая бессердечная сволочь, как они думали. В последнем случае они уносят в клювике очередной вымпел за моральную правоту, что тоже выигрыш.

    Так вот. За пролетевшие годы тонкое искусство, которое следует назвать виктим-билдингом, проникло и к нам. Я всё чаще натыкаюсь на граждан, вместо своих функциональных достоинств пытающихся торговать своими личными особенностями. В тяжёлых случаях они пытаются гордо впарить вам свои уязвимости и проблемы и биографические неурядицы, а в неизлечимых – целенаправленно добиваются от вас реакции, которая хоть с десятой попытки разоблачила бы вашу подавляющую/нетерпимую/равнодушную сущность и моральную неправоту.

    С точки зрения виктим-билдеров они занимаются святым делом – воспитывают мир, предъявляя ему его несправедливость.

    С точки зрения невоспитанного мира – они пытаются просто сесть ему на шею и свесить ножки.

    Виктим-билдеры искренне полагают, что общее процветание создаётся вовсе не ударным трудом миллиардов, ради достижения результатов преодолевающих свои обиды. В их версии процветание уже есть, и его всего лишь должно справедливо распределить с учётом нанесённых обид. По понятным причинам чем глубже обиды – тем больше компенсации, и, вероятно, именно поэтому за право быть самыми главными жертвами в передовых странах сейчас идёт такая грызня.

    …Я ни в коем случае не берусь защищать этот мир. Он действительно вопиюще несправедлив. Но представив себе справедливость, сформированную обидами – я прихожу в лёгкий ужас.

    Минутка элит.

    Получив очередную порцию справедливых упрёков в том, что я некультурное быдло, я решил вырасти над собой. Для этого был раскрыт модный орган молодых и умных, и я рандомно начал читать свежий трендсеттерский лонгрид какой-то авторки о том, как в столице ещё недавно жила вписка молодых и дерзких медиадеятелей.

    “Коммуна на первом этаже бывшего партийного дома три года служила неформальной штаб-квартирой всех любителей весёлых приключений, которые имели отношение к журналистике, правозащите и активизму. Пытаясь в нескольких предложениях описать суть происходившего в нашей квартире весёлого ада, я теряюсь. Это была эпоха, которая вместила так много, что о ней можно было бы написать книгу”. – заманчиво начинался текст. Далее шли яркие эпизоды эпохи.

    “Мы очень много пили. У нас были вечеринки, видеоотчёты с которых я до сих пор не могу смотреть без боли в печени. У нас были драки”. “…однажды на моём дне рождения он стал жевать гипсокартонный офисный потолок, крича, что это маца”. “на девичник был приглашён стриптизёр. Приехал его бойфренд. Костя играл на гитаре и пел, а Ваня с девушками танцевали стриптиз на подоконнике”. “Так же весело в нашей квартире проходили афтерпати всех митингов 2010–2012 годов”.

    Потом хозяйка подняла арендную плату, и в ходе прощальной вечеринки молодых и дерзких квартира почему-то сгорела к чертям.

    “Меня глубоко потрясли слова двух наших соседок с верхнего этажа. Протискиваясь к лифту мимо пожарных, они злобно прошипели в мой адрес что-то вроде «Ну что, довольны?! Сожгли дом и довольны?!» Странная солидарность жителей верхних этажей в отношении того, что именно мы стали причиной пожара, меня разозлила и ожесточила. Три года мы жили в этом доме и, выходит, знать не знали, что наши соседи нас ненавидят и боятся просто по той причине, что мы пьём и веселимся”.

    …На этом месте, ув. друзья, на меня тоже нахлынули воспоминания.

    Однажды лет двадцать тому назад, после большого и интересного трудового дня, я стоял в центре родного города и устало ждал ночного троллейбуса. Ко мне подошёл высокий красивый современник и попросил закурить. Потом он начал просить денег добраться до дома, а видя, что я медлю с помощью, решил меня замотивировать: “Прикинь, меня из клуба выгнали. И знаешь из-за чего? Потому что ради меня девчонка при всех сняла трусы”.

    Я попросил его определиться, попрошайничает он или выпендривается, чем очень обидел современника. Тогда я был юн и ещё многого не понимал.

    Едва ли не самым частым – и точно самым странным – содержанием элитной лирики является навязывание аудитории восторженного трепета перед своими гулянками. Авторы убеждены: рассказав слушателю, сколько они выпили, сколько набили морд и с кем перекрестно поопылялись, как надерзили полицейским и подожгли овин – они точно донесут до слушателя, что являются существами высшего порядка, которым положено поклонение и спонсорство.

    “Я играю авангардную музыку для своих знакомых на закрытых ивентах, поэтому государство должно выделять гранты”.

    “Девчонка ради меня сняла трусы, поэтому дай денег”.

    “Мы тусим в чаду кутежа и снимаем экспериментальное кино, которое никто не смотрит, поэтому финансируйте наш творческий поиск”.

    У меня есть только одна версия, ув. друзья. Перед нами – та “демонстративная праздность”, которая, согласно классику, “облагораживает человека и является прекрасной в глазах всех цивилизованных людей”. Рассказами о своих угарах граждане с элитным устройством мозга пытаются послать окружающим работягам социальный сигнал о том, что именно в них заключена сила. И что невыдача им содержания повлечёт для работяг неприятности и, может, даже катастрофу. И тут нет никакой разницы между попрошайкой, пытающимся набычить себе денег у усталого прохожего, и культуртрегером, грозящим обществу деградацией и потерей богатств духа.

    Проще говоря, трансгендорность — роскошь для элиты и Зажратых Маскалей.

  2. Wireless says:

    Это у вас продолжение дискурса которому уже пара тысяч лет, про праздных извращенцев из столиц и моральных гетеросексуальных рабочих людей. В реальности же есть и трансгендерные слесари из провинции, просто вы не в курсе да они и не высовываются, не потому что не хотят а потому что арматурой получат по голове на следующий же день.

    • Паша says:

      Я так понял, трансгендерный слесарь из провинции упал туда как звездочка с неба и теперь страдает несчастный из-за несправедливости мира?

      Люди трансгендорами не рождаются, ими становятся. И очевидно, что столичным громким трансгендором быть выгоднее, чем провинциальным слесарем.

      Я, кстати, не спорю, что трансгендеры ущемлены в неформальных правах, но именно это самое ущемление и является двигателем того, что появляются столичные трансгендоры. Типа павлиний хвост — “смотрите, я трансгендер, я выжил в этом несправедливом мире, я суперкрут” и т.д. Теперь любой трансгендер по определению всегда морально прав.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *