Депрессия: давайте поговорим про это

Я много пишу про свою депрессию и много читаю про то, как схожее состояние переживают другие. Это то, чего не было во времена моего детства – сейчас часто можно услышать, что депрессией стали болеть больше или что вообще мы приобрели само понятие “депрессии”.

Я так не думаю. Я считаю, что мы просто начали про это говорить.

Когда я пошла в школу, шла антиалкогольная кампания и место депрессии занимала алкогольная зависимость. Пили действительно кругом: повсеместно и много. Мои родственники тогда считались благополучными и малопьющими, но задним числом я понимаю, что и они тоже злоупотребляли*. Пьянство сочеталось с саморазрушающим поведением или раздолбайством, убивающим окружающих – я думаю, что демографические исследования по сверхсмертности в 1980-90-х все видели и можно не озвучивать банальности про дорожные аварии и пожары на дачах.

*) недавно до меня дошло, что да, крепкое спиртное за ужином каждый день – это в общем-то уже зависимость. Ясно, что между ней и алкоголизмом падающего в сугроб бездомного человека есть разница, ну так между “каждую неделю употребляю кокаин” с “употребляю дезоморфин и мне уже ампутировали ногу” тоже есть разница!

Про чужую депрессию читать тяжело. Но все виденные мной иные варианты обращения с этим состоянием, увы, оказываются в разы хуже. Когда человек говорит “всё в порядке”, но  видно, что всё на самом деле очень плохо – это куда тяжелее. Особенно если речь идёт про родителей и детей. Я знаю тех, кто рос в подобных семьях: мама или папа были настолько “в порядке”, что подросшие дети до сих пор это со своими психотерапевтами прорабатывают. Несоответствие того, что ты видишь/ощущаешь с тем, что тебе говорят близкие… спасибо, уж лучше бы вы прямо били стены, кричали и плакали. Так хотя бы понятно, что это не сбой в твоём восприятии.

Я не скрываю от дочери того, что у меня депрессия. И не только ради избегания этой двойственности, несоответствия собственных ощущений тому, что говорят родители. Она – как и любой ребёнок – имеет право знать, что моя печаль обусловлена не её действиями, не несправедливостью мира, не свинцовой мерзостью всего и вся, а болезнью. Болезнью, которая лечится терапией и таблетками в том или ином сочетании.

Да, есть ситуации, когда нам становится плохо не в силу нашей биохимии, не в силу наших детских травм, а в силу каких-то внешних событий – если вам пришлось стать вынужденными переселенцами, если вас уволили, если у вас тяжело заболели родственники или даже если у вас случилась безответная любовь. Я не призываю сейчас подходить ко всем жизненным проблемам с пачкой таблеток, но я призываю помнить про то, что иногда апатия, усталость, раздражение и тоска затягивают в воронку, выход из которой осуществляется вполне определёнными методами.

Я хочу ещё немного написать про то, как мы говорим о своём состоянии и как мы о нём думаем, как эти мысли отражаются на наших действиях. О том, что кроме перевода депрессии/тревожного расстройства в алкогольную зависимость есть ещё один сценарий – маскировка “реальными проблемами”. За последний год я несколько наблюдала ситуации, когда люди уже устойчиво набирают по 30+ баллов по шкале Бека (“тяжелая клиническая депрессия”), но при этом считают, что их проблемы заключаются в:

  • – неоплаченном штрафе от газовой службы на 50 евро;
  • – больном сердце, которое пройдёт, если врач назначит “что-то поддержать сердце”;
  • – политическом климате России и тотальной коррупции;
  • – плохих продуктах питания (и нехватке витаминов);
  • – необходимости поставить зубную коронку;
  • – отсутствии в доме нормального пылесоса… и список можно продолжить до бесконечности.

Как только штраф газовщикам уплачен, выясняется что платёж может не пройти и теперь надо неделю ждать подтверждения. А как только штраф уже официально погашен – начинает течь стиральная машина, отваливаться водосток, а коту столь же внезапно требуется кастрация. Все описанные мною случаи сейчас собраны из нескольких реальных примеров и я намерено изменила их в мелочах, но вы наверняка сами такое видели: есть люди, на которых непрерывно валятся проблемы буквально со всем вокруг. И хотя иногда действительно бывает неудачное стечение обстоятельств, я не могу часто избавиться от мысли “тут нужен сначала психиатр”. Потому что пора перестать искать объективные причины и переводить вопрос своего состояния и своих потребностей в удобные, но бестолковые конструкции.

Депрессия это болезнь, которая не требует оправдания, всем может стать плохо без видимых причин. В 2014 году у меня сошлись смерти близких с политическим адом – зато сейчас у меня просто очередной депрессивный эпизод. Который я тоже вначале хотела утопить в мелких делах по дому и написании постов в Facebook на околополитические темы (тут как раз очередной прикол от Роскосмоса на фоне очередного же переноса срока запуска модуля на МКС) – но… чёрт подери, с меня хватит этого вранья. Новые железки и активная политическая позиция это не то, что мне сейчас надо.

Да, когда у меня падает на пол ноутбук жены – я расстраиваюсь и это вгоняет меня в тоску на неделю. Да, после получасового ожидания на противной холодной платформе я слегла на двое суток, но решение моей проблемы не в том, чтобы срочно вызывать на дом ремонтника для ноутбука и уж тем более я ничего не могу сделать с пейзажами Лианозово на границе с Бескудниково. Мне нужно придти в себя, сделать домашнее задание на терапии, час позаниматься йогой и просто поспать: потому что депрессивное расстройство быстро не лечится и нужно время вкупе с целенаправленными усилиями. Усилиями на преодоление депрессии, а не на создание иллюзии порядка и контроля.

Сам вид этого места пропагандирует роскомнадзор путем роскомнадзора с платформы под поезд.

Старый феминисткий слоган “личное – это политическое” мне самой очень нравится, но я не считаю его призывом к поиску политической подоплеки в каждой конкретной ситуации. Да, можно сказать что урбанистические решения 1970-х годов привели к созданию такой среды обитания, где противно выходить из дома; можно поставить себе цель выбраться из таких мест подальше и поддерживать тех, кто продвигает разумную (на ваш взгляд) альтернативу. Но ни то, ни другое не являются тактическими задачами – здесь и сейчас нужны таблетки, терапия или хотя бы йога. Что-то, что позволит находить силы на всё остальное в жизни.

Аналогично с ситуацией, когда вместо лечения предлагается решать какие-то частные проблемы, прибегая к разовым решениям. Если нет сил встать с кровати, то вам не нужна швабра с распылителем воды, комплекс поливитаминов и органайзер для рабочего места вкупе с доской “сделано – в процессе – надо сделать”. Нет, блин, при депрессии витамины не работают*: они, в лучшем случае, повышают эффективность антидепрессантов. Витаминами с биологически активными добавками можно (с рядом оговорок!) заедать прегабалин, флуоксетин или ещё какое настоящее лекарство – но сначала таки нужно дойти до врача, который выпишет эти или иные препараты. А что касается всякого хлама… ну вот я вчера вынесла чудо-швабру на помойку, так как громоздкое ведро в прихожей стояло без дела уже полгода, а при попытке слить из него воду ребенок устроил потоп со срабатыванием датчиков протечки и отключением водоснабжения. Списки дел, “лайфхаки”, “тайм-менджмент” и прочий, извините за англицизм, буллшит лично меня и в здоровом-то состоянии утомляет – а в депрессии я от этого скорее повешусь сразу.

*) Вот, если кому надо, обзор по омега-3 жирным кислотам, фолиевой кислоте и S-аденозилметионину вкупе со зверобоем продырявленным. Витамин D и витамины группы B – не очень понятно, работают или нет. Нехватка витамина D может провоцировать депрессию, но это не делает витамин D эффективным антидепрессантом. А про чудо-продукты у меня и вовсе есть отдельный текст.

Сегодня мы стали больше говорить о состоянии тоски, упадка сил и беспричинной апатии как о депрессии и придумали медицинско-психологические решения. Я не хочу сказать, что это всегда стопроцентно правильный подход – но он мне нравится больше, чем большая часть прошлого.

Tagged , . Bookmark the permalink.

One Response to Депрессия: давайте поговорим про это

  1. Ghera says:

    Просто anecdotal evidence, но все же. Витамин D лично мне, на фоне приема антидепрессантов, придает энергии. Здесь его, как правило, назначают рутинно (северная страна). Я консультировалась с терапевткой, она сказала, что да, такое бывает, улучшает состояние, и она тоже его рекомендует. Без АД, возможно, не сработает, а с ними принесет пользу.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *