О “леволиберальной диктатуре”

Как я уже писала – я решила не читать новости. Сказать, что у меня получилось их не читать совсем, нельзя – но я и вправду сосредоточилась на своей ленте вкупе с разного рода текстами по работе и гендерной теорией. Жить стало лучше… но лента иногда тоже приносит странное.

Идиллия – читаешь, работаешь, чаёк попиваешь!

Вот вчера в ленте “Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие” внезапно появляется вот такое вот:

Э, что?

И я такая – ну ок, давайте почитаем:

Потому что мы же знаем, как выглядит леволиберальная диктатура! В США же, как известно, президенткой недавно стала радикальная трансфеминистка, Сенат на две трети оккупировали феминистки, социалистки и ЛГБТ, а в Конгрессе недавно закинули в мусорный бак мужчину, который посмел проголосовать против 75% квоты на женщин во всех государственных организациях. А в комитете по мужскому здоровью сидят одни ультрарадфем и… ой. Извините, у меня тут телевизор с антенной в параллельной Вселенной был включен, вот я и увлеклась немного.

Это распределение фильмов студии Disney по диалогам – проценты сверху показывают, где сколько говорят мужчины и женщины. Как можно видеть, женщинам зачастую слова не предоставляется. Я показывала эту диаграмму некоторое время назад; вот ссылка на оригинальную статью, где та же иллюстрация сделана интерактивной, можно навести мышкой на кружок и прочесть название ленты.

ОК, я постараюсь быть серьёзной. Говорить о диктатуре как таковой можно там, где некая группа имеет значительно больший в сравнению со всеми остальными доступ к власти и ресурсам. Где все остальные этого лишены и вынуждены подчиняться, поскольку доминирующая группа активно пресекает попытки остальных заполучить ресурсы и власть. Сталиниский социализм был диктатурой, так как в стране не могла ни сформироваться альтернативная политическая партия, ни появиться открытая публичная критика, а все средства производства принадлежали государству, располагавшему мощным механизмом репрессий. Диктатура была в целом ряде стран Южной Америки, где диссидентов похищали, убивали и сбрасывали с вертолётов в море; диктатура была в Испании при Франко или – крайний пример – в Кампучии при Пол Поте. Политические репрессии, внесудебные расправы или полностью зависимый от руководства страны суд – это диктатура. Диктатурой, на худой конец, можно обозвать ситуацию в фирме, где владелец увольняет сотрудниц по собственному произволу, поставив своё личное отношение выше производственных соображений; слово “диктатура” не резиновое и на что попало не натягивается.

Вот две картинки:

Это кот. Необходимость гладить кота и выносить за ним лоток – не диктатура. Даже если кот  в шесть утра громко требует дать ему еду: у кота нет ни власти, ни ресурсов.

 

А это массовое захоронение времён красных кхмеров. В ходе правления Пол Пота было убито не менее полутора миллионов человек в стране с населением 8М. Фото: Michael Darter / Wikipedia

То, что я регулярно читаю про “диктат феминисток”, “засилье леваков” и “гомодиктатуру” – это всё на уровне отождествления кота и массовых убийств. Власть в США принадлежит не феминисткам, и не леволиберальной общественности – максимум можно сказать, что леволиберальная общественность имеет достаточно ресурсов для того, чтобы быть заметной. Правление банков и крупных корпораций, крупные собственники, лидеры политических групп – это не леволиберальные граждане, как правило. Это не как в СССР, например, где всё было государственным, а правительство формировала одна-единственная партия.

На этом можно было бы поставить жирную точку, но ок, я включу несколько примеров.

“Мыслителю не дали выступить”

Вот пример из той самой статьи:

Взять, к примеру, знаменитый Беркли. Сначала толпа студентов срывает выступление альт-правого журналиста Майло Яннопулоса. Потом прогоняет политолога Чарлза Мюррея криками «Пошел вон, расист, сексист и анти-гей!». А лекцию консервативного мыслителя Бена Шапиро приходится проводить под усиленной охраной, которая влетает университету в 600 тысяч долларов. А как иначе? Окружившая лекционный зал толпа приветствует мыслителя плакатами «Вон из Беркли, нацистское дерьмо!»

Наговорить сначала кучу гадостей про трансгендеров, женщин, афроамериканцев, затем приехать в Беркли и быть оттуда изгнанным – это не диктатура. Чтобы было понятно: Беркли это один из оплотов левой мысли в США, именно там были массовые протесты в 1960-х, там развивалось движение студентов за свободу слова, там богатая история феминистких групп (посмотрите на тамошнюю коллекцию материалов в гендерной секции библиотеки) – короче, одно из самых “левых” мест в США. А Майло Яннопулос прославился, например, вот этим:

“Феминизм это раковая опухоль и он убивает женщин” – говорит нам мужчина и потом удивляется – а чего это его феминистки прогоняют? (кликабельно на источник)

Будучи геем, он также отличился рядом гомофобных высказываний (например), за ним тянется ряд расистких скандалов – в частности, его пожизненно забанили в Twitter за участие в кампании по травле актрисы Лесли Джонс. Причём если сам Яннопулос ограничивался твитами вида “она же неграмотная!”, то сторонники постили уже совсем откровенный треш и Яннопулос не стремился от них дистанцироваться, равно как и в случае с “Геймергейтом”. Про последний я упоминала некоторое время назад и просто скопирую кусочек:

“Альтернативные правые” не первый раз выступают против гендерного равноправия – они же причастны к “Геймергейту”. В принципе, сказать про них мне особо нечего: я часто вижу людей, которые систематически выступают с одним и тем же принципиальным заявлением, но ни содержательно, ни по форме в этих заявлениях нет ничего заслуживающего развёрнутого комментария.

Писать угрозы разным людям в личных сообщениях, устраивать скандал путём, например, публикации письма бывшего бойфренда разработчицы игр (с обвинениями в том, что та якобы изменяла ему с журналистами ради положительной рецензии на ее игру Depression Quest) – это как-то откровенно убого. Кому интересно, я в начале этого пункта специально дала ссылку на подробный рассказ Василия Сонькина и Ольги Страховской для “Медузы”, можете почитать и решить сами, стоит ли после этого вообще всерьёз воспринимать ту часть аудитории анонимных имиджборд, которая тратит своё свободное время на участеи в подобных скандалах (мой ответ – “нет”).

Про Шапиро тоже можно почитать отдельно – хотя бы в обзорной статье на Wikipedia. В 20 лет он написал книгу о том, как университеты промывают всем мозги левой пропагандой, хотя сам успешно закончил университет Калифорнии в том же году. Его не завалили на защите, не отчислили, не завели уголовное дело и не внесли в чёрный список для работодателей за инакомыслие, он успешно издал по меньшей мере пять книг… но стоило ему встретится с разгневанными студентами, как тут же нарисовались контуры диктатуры. Про то, что у самого Шапиро там было изрядное количество сторонников и что он успешно выступал в других местах – про это в тексте скромно умолчали.

Диктатура – это не когда на ваше мероприятие приходит толпа людей, разгневанных вашими прошлыми действиями в духе “натравить ораву своих фанатов на чернокожую актрису только потому, что та чернокожая”. Чтобы понять суть диктатуры – стоило бы приехать в 1977 году в любой советский университет и попытаться прочитать там лекцию о, к примеру, истории Локотской республики и коллаборационизме. Или о жертвах красного террора в годы Гражданской войны. Можно ещё проделать фокус с лекцией о борьбе за освобождение Тибета в университете Пекина или там сразу прочитать что-нибудь о правах человека в Пхеньяне. Это да, это те места, где таки можно встретить идеологический диктат.

Матчасть.

Нынешняя студенческая вольница началась на рубеже веков, когда высшее образование в Европе стало платным, а в Америке стремительно подорожало. Студент, выкладывающий за учебный год несколько десятков тысяч долларов, предсказуемо встал на позицию потребителя образовательных услуг и начал требовать от университета максимального комфорта – и физического, и душевного.

О как. На рубеже веков, my ass! Картинку, пожалуйста:

Право слово, я бы их заставила учить наизусть SCUM Manifesto! Чтобы познали, что же такое настоящая диктатура.

Я уже писала выше и повторю – протесты в Беркли возникли в 1960-х. Тысяча. Девятьсот. Шестидесятые! Студенты, которые тогда выступали против войны во Вьетнаме и за права женщин – уже давно обзавелись внуками. Автор не знает о студенческих протестах шестидесятых по обе стороны океана? Или просто пытается втереть нам какую-то дичь? Не, серьёзно, что за херня вообще?

Беспорядки в Беркли выглядели вот так. С баррикадами на улицах, военными и вертолётами, распылявшими слезоточивый газ. 1969 год, фото Bil Paul.

Я та ещё экспертка по американской истории, но, блин, даже мне ясно – левые традиции в американских университетах уходят гораздо, гораздо глубже в историю. Да, в 1960-х были иные вопросы, иная повестка, однако от тех же феминистких групп шестидесятых до групп третьей волны есть чётко прослеживаемая последовательность. Утверждать, что студенческие инициативы 1990-х возникли исключительно на фоне роста стоимости обучения – это как свести все протестные движения в СССР 1980-х годов к реакции на подорожавшую в результате антиалкогольной кампании водку.

Аргумент про связь студенческих требований со стоимостью обучения высосан (не факт, что из пальца), а не возник в результате анализа фактов. Факты говорят, что:

Почему это левые движения сильнее в Швеции, нежели чем в Сингапуре или Ирландии? Где Франция с её богатейшей историей студенческих протестов, а где Япония? Ах, ну да, “культурные факторы”, конечно – но в том-то и прикол, что автор разбираемой статьи их тупо проигнорировал. //кликабельно на источник.

Кроме того, студентки/ты, которые могут заплатить свыше десяти тысяч долларов за год обучения – явно отличаются не только наличием денег. Вот картинка от Pew Research:

Как видите, с ростом доходов растёт доля поддерживающих республиканцев (скорее консервативной партии). То есть рост стоимости обучения должен был бы уменьшать число студенток с левыми убеждениями. //кликабельно на источник.

По связи политических взглядов и образования написаны сотни, если не тысячи текстов – и за многим при этом стоят конкретные исследования. Вот ещё картинка:

Доля либералов росла среди выпускников университетов, но схожий эффект наблюдался и у людей, закончивших одну только школу или школу + колледж, который аналог российского техникума. //кликабельно на источник.

Вытащить одну только связь стоимости обучения с левыми настроениями и готовностью требовать что-либо от администрации учебного заведения – это фу.

“Это стоило ему карьеры”

В 2015 году двух преподавателей Йеля уволили за одни лишь сомнения в том, что хэллоуинские костюмы могут кого-нибудь обидеть. Инструкция руководства университета предписывала избегать на празник «тюрбанов, перьев, красного и черного грима», так как это может оскорбить учащихся нетитульной национальности или нетрадиционной ориентации. Заслуженный профессор Николас Кристакис и его жена посоветовали учащимся не искать оскорблений там, где их нет, на что семь сотен студентов жутко оскорбились и поспешили выразить свой протест. Руководство Йеля встало на их сторону – невинная реплика стоила карьеры обоим Кристакисам.

Давайте поищем эту историю, сказала я себе. Ой. Что это такое?

Но его уже уволили! И реплика “стоила карьеры” – то есть он больше нигде не работает, не публикуется и нерукопожат в академическом сообществе! Почему же его печатают, например, в Nature? Это один из самых престижных научных журналов мира, как же так?

Выясняется, что скандал действительно был, однако:

  • Николас Кристакис и его жена ушли с позиции faculty in residence – то есть они больше не живут на территории кампуса и не принимают прежнего активного участия в социальной жизни студенческого городка. О том, что же представляют собой такие позиции, можно прочитать, например, здесь – от преподавателя ожидается, что он(а) будет питаться в местных столовых, общаться со студентами и принимать участие во всяких совещаниях по поводу жизни кампуса;
  • Постоянная позиция в университете за ними сохранилась;
  • В поддержку Кристакис выступило под сотню других преподавателей. Нет, их, подобно подписантам советских писем в поддержку диссидентов, не выгоняли с работы и не пропесочивали на партсобраниях;
  • Эрика Кристакис написала большой текст, который опубликовали в Washington Post, одном из крупнейших изданий США.

Если вы спросите меня – я скажу, что, возможно, обижаться на костюмы и вправду странно. Но давайте вспомним предысторию:

Разадача заражённых оспой одеял коренному населению – одна из позорных страниц американской истории. //кликабельно на источник.

Политика США в отношении коренного населения в XVIII – XIX веках может быть охарактеризована как геноцид. Раздача заражённых одеял, уничтожение бизонов и далее в том же духе. На этом фоне хэллоуинские костюмы индейцев на белых американцах смотрятся примерно как… тут русским читателям сложно найти подходящий пример, но я попробую – представьте, что в 1941 году немецкие войска таки дошли до Урала, сомкнулись там с японцами и установили свои порядки. С расовой дискриминацией, разумеется, славяне как люди второго сорта, заведения “только для немцев”, межрасовые браки запрещены, преподавание в школах на немецком/японском, а в университет вас возьмут только дворником. Представили?

Теперь представьте, что со временем ситуация несколько смягчилась, русских даже стали пускать в трамваи на передние места, рейды SS и Гестапо по гетто практически прекратились и в парламент Острейха даже почти избрали депутата из местных (правда, нескольких активистов до этого убили). И сегодня на вечеринках почтенные бюргеры, предки которых приехали на отжатые у местного населения участки, надевают кокошники чисто по приколу, изображая стеснительных русских девушек. Нормально, не жмёт нигде? Не коробит?

Я описала картину той самой дискриминации, которая была в США совсем недавно по историческим меркам. И те отношения с местным населением, которые вполне в духе политики США более ста лет назад. Это всё примерно так вот и было, принудительная стерилизация женщин из коренного населения проводилась – угадайте, когда? – в семидесятые годы. 1970-е, а не 1870-е, если вы вдруг не поняли. Американская история это реально мрак и ужас, а расовый вопрос там – большая такая головная боль для всего общества.

Проблема что американских альт-правых, что их российских почитателей, заключается в отсутствии воображения. Они смотрят с позиции культуры, которая никогда не оказывалась объектом подчинения мало-мальски долгое время. Для них что чернокожее население, что коренные жители континента, что жители стран Балтии – это меньшинства, которые в общем-то и внимания не заслуживают – “да что там, у этих, вообще может быть?”.

Безусловно, наличие системной дискриминации не делает представителей дискриминируемой группы автоматически правыми во всех конфликтах. Безусловно, есть спорные темы. Однако говорить о диктатуре на том основании, что некая дискриминируемая группа внезапно подала голос и озвучила (пусть даже неверную) позицию – это дичь. Особенно когда уход по собственному желанию с одной из позиций превращается в “это стоило карьеры”.

“Студентки требуют”

Поэтому кампусы полностью зачищают от неполиткорректных идей и личностей. Выдающийся биолог, кембриджский профессор Ричард Докинз твитнул в раздражении: «Университет – это не зона безопасности. Если тебе нужна зона безопасности, иди домой, обними там плюшевого мишку и соси большой палец, пока не будешь готов к университету».

Угадайте, что сделали с Докинзом? Скинули на растерзание в яму с леворадикалами? Выкинули из окна? Уволили? Объявили выговор и заставили отдать ползарплаты в фонд политкорректности? А может ему припомнили ещё ряд иных высказываний и вообще приговорили к пожизненной ссылке на Шпицберген к белым медведям? Не-а, санкций не было. Если хотите посмотреть на то, как людей преследуют за неосторожные высказывания – вам сюда, а Докинзу живётся неплохо.

Дальше – больше. В 2014 году Дженни Сук, преподающая право в Гарварде, рассказала журналу «Нью-Йоркер» о том, что студенты просят лекторов не разбирать с ними пункты законодательства, связанные с изнасилованием. Одна из студенток даже потребовала не использовать слово violate, хотя этот глагол обозначает не только «изнасилование», но и «нарушение закона», так что обойтись без него на лекциях по праву невозможно. То есть триггерами для поколения «снежинок» стало буквально всё, и это не преувеличение.

Читаем про эту историю. Просьбы удовлетворили? Или, может, профессорку уволили с работы за то, что она подвергла критике Всесильных Обиженных Студенток? Нет. Сук работает дальше. И, больше скажу, Сук как раз одна из тех, кто активно занимается борьбой с сексуальными домогательствами: например, при её участии меняют порядок расследования сексуальных домогательств в университете. То есть она как имела доступ к власти и ресурсам, так и имеет, причём власть эта касается той самой сферы, где якобы засилье обиженных студенток.

Странных студенток и студентов много везде. У нас вот на биофаке МГУ иногда вылезают те, кто внезапно обнаруживают необходимость резать мышей с лягушками (э, ребят, это биофак) и поднимают бучу – и чего, мы напишем про засилье зоозащитников в России? Да чего там, я во время учёбы в ЕГУ (Вильнюс) слышала про то, как одна активистка пожаловалась на преподавательницу: дескать, та неправильно говорит про активисток в Беларуси… было разбирательство, жалобу отклонили. Эти разбирательства, конечно, изрядно треплют нервы, кто бы спорил, ну так склочников и склочниц везде полно.

Загляните в любой суд и посмотрите, какие иски там разбираются. Факт требования со стороны кого-либо ещё не означает, что требование будет удовлетворено.

“Скопипастил сто раз текст и поступил”

Вот последнее, что я хочу разобрать:

Со своей стороны, руководство вузов активно поддерживает леваков, поскольку само пришло к власти, спекулируя на левацкой риторике. В прошлом году тинейджер из Бангладеш Зияд Ахмед сто раз подряд написал на заявлении в Стэнфордский университет слоган Black Lives Matter («Черные жизни важны»). Растроганный такой политической сознательностью университет даровал ему стипендию на весь курс обучения. Неудивительно, что в кампусах таких вузов теперь царит либеральный террор

Мой детектор лажи тут запищал снова и я полезла искать рассказ про это в англоязычных источниках. Ну и вот, сходу:

At only 18-years-old, Ahmed has amassed an impressive resume. He got his start in activism as a high school freshman, when he launched an anti-discrimination organization called Redefy, a group composed of 250 students internationally that aimed to break stereotypes using the power of social media.

He also interned for 2016 presidential candidate Martin O’Malley, volunteered with the Hilary Clinton campaign and attended and was recognized by Barack Obama at a 2015 White House dinner. While standardized test scores do speak to his hard work, Ahmed said his unconventional essay answer was an attempt to express his passion for spurring change.

Ну и находим сайт парня. Выясняется, что это не “тинейджер из Бангладеш” (тут все представили мальчика из трущоб? Зря!), а один из самых крутых и известных молодых активистов страны. Вы подумали, что в Стэнфорде принимают случайно взятых подростков из Южной Азии только за то, что те скопировали одну строчку сто раз? Зря подумали, помимо ста одинаковых строк вам надо всего-то заполучить под сотню же упоминаний в СМИ на федеральном уровне и провести успешную кампанию.

|updated: в англоязычных источниках говорится, что его приняли (accepted). По поводу “стипендии на весь курс обучения” – мне не удалось найти такой информации|

А ещё к заявлению прилагалась куча документов, свидетельствующих об его успехах – а фраза была скопирована в сопроводительном эссе.

|updated: CBS приводит слова представительницы Стэнфорда – согласно её заявлению, это было вообще не эссе (действительно, 100 слов маловато), а короткий ответ на один из дополнительных вопросов. То есть отличился он, по сути, в одном техническом моменте|

Так что правильный текст выглядит следующим образом:

руководство вуза приняло активиста, который к 19 годам трижды выступил на TEDx овских конференциях, несколько раз был приглашён Обамой в Белый дом и чьи кампании попали в большинство крупных изданий. Отвечая на один из дополнительных вопросов в анкете, он просто скопировал сто раз фразу Black Lives Matter – “жизни чернокожих важны”, слоган стартовавшей после убийства Трейвона Мартина кампании в США.

Это нормально – у нас, знаете ли, то же берут в вузы без экзаменов за, скажем, первое место на всероссийской олимпиаде по предмету. А если Зияд поступал (кстати, он вообще-то американский гражданин, насколько я поняла) на что-то вроде политологии – резонно засчитать активизм вперёд формального теста. А, чуть не забыла – в Йель он подал заявку вроде как стандартным путём (про неё, по крайней мере, ничего не писали) и был принят.

Почитайте, кстати, про историю кампании Black Lives Matter. Ну так, представлять вообще, о чём это.

Итого

Я снова повторю ключевой тезис. Он простой, но, тем не менее, нуждается в повторении, раз я раз за разом получаю ссылки на “свидетельства диктата феминисток/левых/политкорректности”. Диктатура – это не когда вы сказали нечто на публику и часть публики возмутилась, подняв скандал.

Диктатура – это когда вы что-то сказали и вас уволили, а другие места отказались принимать на работу. Когда вас перестали печатать. Когда про вас государственное телевидение снимает фильм, где вы предстаёте иностранным шпионом, вредителем и растлителем детей – это диктатура или по меньшей мере существенное приближение к оной.

Не надо, блин, смешивать. Борьба с диктатурой оплачена миллионами жизней – люди умирали за свободу слова и свободное общество. А когда в вас феминистки кинули гнилым помидором после того, как ваши десятки тысяч фолловеров в твиттере накидали оппонентке угроз вида “я тебе матку вырежу, сука!” – вы не жертва режима. Вы просто мудак. И ваши разговоры про то, что современное общество построено на культивировании обиды – просто дерьмо собачье, так как это у вас на каждом абзаце конструкции вида “погубили карьеру”, “заткнули рот” и прочее в том же духе про людей, успешно продолжающих выступать и работать.

P.S. но вообще обвинять именно США в засилье леваков с феминистками – это только для тех, кто про другие страны не слышал. Вот про что надо было бы (текст от Алексы без страпона и фемдома? Да щаз вам!):

Вот где рассадник леволиберального феминизма и погибели! Там, говорят, уже отцы в отпусках по уходу за детьми сидят и, о ужас-то, квоты на число женщин!//картинка отсюда, комиксы Хумоны

Tagged . Bookmark the permalink.

4 Responses to О “леволиберальной диктатуре”

  1. Нефикс says:

    В общем, месседж ясен – “всё хорошо, прекрасная маркиза”. А, например, Брета Вайнштейна (не имеет отношению к Харви Вайнштейну) не существует. И нобелевского лауреата совсем не увольняли за неудачную шутку о знакомстве с собственной женой. И протестуют только против радикалов вроде Яннопулюса и Шапиро, а умеренных левых вроде Кристины Хофф Соммерс и Кэти Янг не трогают, ага.

    Статья манипулятивна в одну сторону, разбор в другую. Всё как обычно.

  2. Alexa says:

    А в статье эти примеры приводились? Нет, зато там приводились те, что я разбирала.

    Ну и кроме того – Вайнштейн ушёл из колледжа после того, как скандал влетел в сотни тысяч дополнительных расходов, привёл к дракам и про это писали в самом разном ключе – в том числе поддерживая преподавателя. При диктатуре, если говорить именно о диктатуре, Вайнштейн не выступал бы вот здесь – https://oversight.house.gov/hearing/challenges-to-the-freedom-of-speech-on-college-campuses-part-ii/ и мы бы не видели статей вроде этой – https://medium.com/@jakubferencik/the-controversy-of-bret-weinstein-explained-the-evergreen-scandal-f3dfe07b1d70. Вы представляете, чтобы, скажем, в поддержку Андрея Синявского – ну или просто без осуждения его – написали статью в “Правде” или там хотя бы “Литературной газете”? Или, может, Александр Галич выступал в Кремле на собрании, посвящённом проблеме свободы слова в СССР?

    А про Вайнштейна вышла вполне сочувственная колонка в NYT – хотя, казалось бы, вполне левое издание. https://www.nytimes.com/2017/06/01/opinion/when-the-left-turns-on-its-own.html.

    Случай Вайнштейна – это то, что написали в Medium. Следствие поляризации мнений и, действительно, перегиб “в другую сторону” по сравнению с теми недавними временами, когда была расовая сегрегация. Но “диктатура”? Are you kidding me?

    Аналогично с Хофф Соммерс. Она печатается, её приглашают на дебаты. Кэти Янг – вот эта история прошла мимо.

  3. PassingBy says:

    “А когда в вас феминистки кинули гнилым помидором после того, как ваши десятки тысяч фолловеров в твиттере накидали оппонентке угроз вида “я тебе матку вырежу, сука!” – вы не жертва режима. Вы просто мудак” – нет, мудак тот, кто кинул помидор и те, кто избивает людей, пришедших на выступления Майло или Шапиро. И они не только мудаки, они – преступники. А автор статьи занимается виктимблеймингом, нехорошо-с. Или виктимблейминг плохой только тогда, когда вам удобно?)

  4. Pingback: Почему на гуманитарных направлениях все такие обидчивые – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *