Полемика о Telegram

В одном разговоре недавно столкнулась с позицией, которую не могу не прокомментировать публично:

– Не вижу проблемы с историей вокруг Телеграм. Да, Роскомнадзор, умудрившись попутно заблокировать множество сторонних серверов и даже  сервер времени на главной телефонной станции из обеспечивающих выход РФ в интернет, ведёт себя как обезьяны с гранатами – но это никак не дискредитирует государственную власть. Кроме того, условный Явлинский или Собчак могли бы по европейскому образцу взяться за борьбу за авторские права и это создало бы мне, как конечному пользователю, ещё больше проблем – а так блокировка рутрекера сугубо формальна.

Тут я вижу несколько принципиальных проблем с аргументацией.

Мы что-то подписали и всё сломалось. Но мы не виноваты!

Первая, фактологическая: и приказ о формировании Роскомнадзора (в его нынешнем виде), и “закон Яровой” подписывали лично Д.А.Медведев и В.В.Путин. Не было бы их подписей – мы бы не имели ни этого ведомства, ни решения суда о блокировке Телеграма. За взрыв на производстве отвечает тот, чья подпись стояла на допуске взорвавшегося в эксплуатацию, а за идиотские последствия закона – президент и парламент, которые этот закон приняли.

Почитайте, кстати, как недавно принимали закон Московской области о поведении в аэропортах. Журналистка “Медузы” Саша Сулим беседует с главой комитета Мособлдумы по транспорту, связи и информатизации Олегом Григорьевым и он, ничтоже сумнящась, выдаёт вот что:

— Вы говорите, что правила принимаются к чемпионату мира, когда в Москву приедут иностранцы. Но как можно объяснить иностранцу, почему в московском аэропорту нельзя сидеть на полу?

— Я не могу это вам комментировать, потому что я не участвовал в разработке этих правил, по ним еще не было правоприменения. Как это будет применяться на деле, мы пока даже не знаем. Когда наступит период правоприменения, тогда появятся первые отголоски в соцсетях о том, что кого-то наказали за то или иное несоблюдение правил. Возможно, тот, кто нарушит, узнает об этом, когда нарушит. Ну а те, кто прочитает о правилах заранее, будут их соблюдать.

— А разве способы правоприменения закона не обсуждаются в момент его принятия?

— Обсуждаются, но не так глубоко, как вы спрашиваете. Мы так предметно не задавались. Есть правила, мы их видим, в целом они нормально читаемы и понимаемы. Пункта о том, что на полу сидеть нельзя, я там не нашел, это уже домыслы журналистов (согласно подпункту 13 пункта 9 правил поведения в аэропортах гражданам запрещено «находиться в лежачем положении на креслах, лавках, сиденьях, напольном покрытии, ступенях и лестничных площадках, а также сидеть на напольном покрытии, ступенях и лестничных площадках» — прим. «Медузы»)

С таким безалаберным подходом надо бороться – это важнейшая политическая задача для любых сил, от коммунистов до монархистов. Потому что принимать законы вслепую и подписывать приказы о создании ведомств, разносящих потом рунет на сумму, способную поспорить с ценой небольшой космической программы – очень плохая идея, с любой стороны.

Следующая итерация в разработке законопроектов – текст пишется без участия человека! фото: slava / Wikimedia

О пиратах, софте и демократиях

Теперь про неудобства для конечного пользователя, в предположении что конечному пользователю не нужна никакая политика, а нужны бесплатные сериалы, софт и порно.

В странах, где есть борьба за авторские права и процессы вида “оштрафовали за торрент-раздачу фильма”, есть и официальные пиратские партии. Последние набрали популярность на рубеже десятых годов и сейчас мы имеем заметные сдвиги в политике крупных правообладателей: например, компьютерные игры стали куда доступнее и удобнее, пиратить их во многих случаях просто нет смысла.

Сама игра – пятьсот рублей. Со всеми дополнениями – тысяча. При моём игровом стаже и с учётом покупки на распродажах процесс игры мне стоит около пятидесяти копеек в час… больше тратится на электричество и амортизацию компа. Издатели посмотрели на пиратов, пиратские партии и рынок – и придумали способ сделать нелицензионные копии ненужными, снизили цену для ряда регионов + обеспечили массу плюшек, за которые не жалко и заплатить.

Так работает демократия и рынок: компании, практиковавшие безобразия вроде установки на компьютеры пользователей троянов для борьбы с нелицензированными копиями, столкнулись с политическим сопротивлением, экономическим давлением и даже судебными исками. Когда вам так недвусмысленно дают обратную связь, вы либо находите способ измениться, либо уходите в нишу, где давление не столь велико. Если же механизмы поломаны, то мы имеем, к примеру, однопроцентный “михалковский” налог (кого смущает старость статьи “Коммерсанта” 2012 года – вот посвежее, РБК или VC). Взимаемый со всех носителей информации, даже если вы покупаете жёсткий диск для рабочего сервера на Linux… и с которого кормятся люди, не имеющие вообще никакого отношения к значительной части потребляемого в России контента.

Пиратский ресурс Sci-Hub, позволяющий тащить научные статьи из платных журналов был бы гораздо более сильным примером того, как тяжело жить в Западной Европе и США – но опять-таки все попытки изменения политики в этой сфере (от уже открывшихся open access журналов до предложений как-то радикально реформировать систему научных публикаций) становятся возможны прежде всего в тех самых развитых демократиях.

Обывательщина и её вред

На самом деле я считаю вредным и порочным даже само рассуждение “с позиции конечного пользователя”. Проблема не в том, можно или нельзя использовать конкретный сервис или качать конкретный сериал через торренты. Проблема в принципиальном устройстве системы.

В Конституции России прямо и однозначно сказано: читать переписку граждан можно только по решению суда. То есть если ФСБ хочет почитать мою почту, оно сначала идёт в суд, доказывает совершенно независимым от ФСБ людям то, что я крайне подозрительная персона, и уж только потом получают такое разрешение. Это статья 23 Конституции РФ, основной закон страны – и требование вот так просто “предоставить ключи шифрования” просто незаконно. Кто бы его не подписал, баба Дуня как начальница смены в магазине или же президент страны; противоречащая Конституции бумажка юридической силы иметь не может.

Шутка, гулявшая некоторое время назад по сети – “письмо Дурова ФСБ”.

Кроме того, нельзя запретить гражданам шифровать свои данные – это будет цензура переписки, которая, сюрприз, тоже невозможна по Конституции. Не получается читать? Сожалеем, но это ваши проблемы – смотрите прецедент обращения ФБР (США) к компании Apple с просьбой взломать телефон убийцы. Замечу – не подозреваемого в “экстремизме”, а расстрелявшего более десяти человек, то есть бесспорного террориста, вина которого уже ни у кого не вызывала сомнений! Apple отказалась, против неё подали иск, компания подала аппеляцию и в итоге промурыжила дело до того, что министерство юстциии само отозвало иск. Нет, был, конечно, и случай Yahoo, которая согласилась искать в переписке пользователей некие последовательности – но эти действия спецслужб, вообще говоря, были незаконны и тут большие претензии к компании, не сумевшей отстоять переписку клиентов.

Закон Яровой плох на фундаментальном уровне. Он противоречит Конституции, открывает простор для злоупотреблений и крайне дорог в реализации. Это вредительство, которое проявит себя ещё не раз и не два – причём, вероятно, мы даже не осознаём всех удручающих перспектив. Это тот закон, который просто не должен приниматься, с любой стороны – юридической, экономической, какой угодно ещё.

Как быть

Общее направление движения сети, как мне представляется, происходит в сторону тотального ухода пользовательниц от государства: двустороннее шифрование с ключами, которые есть только у отправителя и получателя тут только начало, а дальше нас ждёт и альтернативная платёжная система, и шифрование всего трафика так, что любопытный провайдер получит только гору мусора вместо трафика. Противостоять этому, конечно, можно – но недолго и глупо. Тут как с перемещением людей по стране, которое формально ограничено, а на практике большинство моих знакомых не появляется по месту “прописки” годами и многие ездят автостопом или попутчиками с друзьями; все эти “регистрация в течении трёх дней” и “посадка в поезд по паспорту” есть просто тупые атавизмы и растрата человеческого ресурса.

Если государственные органы хотят как-то контролировать ситуацию, им нужно не с телеграмом воевать, а переходить на совершенно иной уровень. Нужно понять, что контроль это не цель, но средство – в, к примеру, борьбе с преступностью. Поняв это, можно уже искать конкретные решения: например, для борьбы с торговлей детским порно в сети потребуются одни меры, а для поиска людей, собирающихся кого-нибудь взорвать, нужно нечто совершенно иное. Наркотрафик, работорговля, терроризм, коррупция – всё это действительно требует определённых действий, но они начинаются с совсем иных вещей. Чтобы обозначить эти совсем иные вещи, я просто скопирую свой годовалой давности пост в ВКонтакте:

Позднее утро, 11:25, Долгопрудный. Улица Октябрьская, неподалеку от пересечения с Павлова. Детский сад. Напротив детского сада, под знаком “парковка запрещена” стоит прицеп с высоким тентом, двуосный, со слегка приспущенными шинами. Такая коробочка 2х2х2 метра с беларускими номерами (5- это кто?); машины нет.

Звоню 112. Обрисовываю ситуацию – полузаброшенный прицеп непонятно с чем, под запрещающим знаком, аккурат между детсадом и тремя жилыми домами. Теоретически, в такой можно напихать под тонну взрывчатки, а потом подорвать, скажем, во время детской прогулки: описываю место, называю номер, приметы, далее иду по своим делам.

А дела у меня были неподалеку, так что иногда я прямо выглядывала и смотрела, что происходит. Я, если честно, ожидала в свете недавней террористической атаки в Питере небольшого шоу – машины с сапёрами, оцепления, вот это вот всё. Благо, аккурат на прошлой неделе у бассейна, куда ходит дочка, читала “Антитеррористическую памятку” на одном из казённых стендов: прицеп не просто был из той памятки, он сочетал всё – кроме, разве что, флага ИГИЛ, визиток Яроша и большой надписи “БОМБА ТУТ”. Признаки брошенности, отсутствие машины, парковка вблизи образовательного учреждения – ну хоть фоткай для примера.

Правильно. Вы всё правильно поняли. Не приехал никто. Или я пропустила приезд с последующим отъездом – постоянно не смотрела, но мне все равно непонятно, почему этот сарай оставался там вплоть до 18 часов. Даже если там, положим, побывал кинолог с собакой – ну кто мешает потом положить внутрь пару-тройку мешков? В конце концов, а знак “парковка запрещена”? #терроризм

То есть при наличии обращения от гражданина (не анонимного, а с озвучиванием имени-фамилии-номера-телефона) и при всех мыслимых признаках террористической угрозы – не произошло вообще ничего. Подрыв этого прицепа, если бы он произошёл, гарантированно не оставлял живых в детском саду во время прогулки и убивал половину находившихся в домах неподалёку; это мог бы быть теракт, затмевающий Беслан… но, повторяю, ничего. Ноль. Пусто.

Я утверждаю, что за реальными преступлениями стоят не компьютерные сети, а конкретные люди. Которые живут в окружении других людей и с определённым набором ценностей; они смотрят на поведение друг друга и учитывают увиденное – поэтому при благоприятных условиях какого-нибудь горе-студента с бомбой под кроватью сдадут сами родственники или же этот недорощенный террорист получит психиатрическую помощь до того, как решит превратится в камикадзе. Если люди видят, что, скажем, премьер-министр страны с извинениями уходит в отставку после растраты пары сотен евро с рабочей кредитки – нелегальной сдачи жилья, мелких взяток и прочей теневой экономической активности будет несколько меньше. Против растления детей нужен секспросвет (взрослых в том числе) и борьба с сексизмом, против религиозного экстремизма – нулевая терпимость государства к тому же Кадырову и заявлениям чеченских парламентариев по поводу ЛГБТ. Это сложно, это требует кропотливой вдумчивой работы, но иначе будет только профанация и растрата.

Tagged , . Bookmark the permalink.

6 Responses to Полемика о Telegram

  1. DragonRU says:

    А как насчет свежего трояна от Микрософт “для борьбы с пиратами”? Там даже скандала особенного не поднялось – что наглядный пример того, с какой скоростью идет деградация и “закручивание гаек” в этой сфере.

    Вот пруфлиник – https://www.rockpapershotgun.com/2018/02/20/we-were-after-one-guy-say-malware-flight-simmers/

  2. Eugene says:

    > …провайдер получит только гору мусора вместо трафика. Противостоять этому…

    … можно очень легко и просто: если пакет не распознается системой dpi, он идет в /dev/null.

    Сетевые гики такие гики — все время считают что круче всех потому что умеют в технику, но у слона-то все равно толще. В подобные игрища можно играть с государством, которое соблюдает некие правила, хотя бы для виду. В стране где до сих пор работает телефонное право.. хм.. даже удачи желать не буду.

  3. Eugene says:

    Часть проблемы еще и то, что на другой стороне баррикад не депутаты с тремя классами депутатской школы, а такие же сетевые инженеры, только с “неправильным самосознанием”. О чем это говорит? О том, что идеологический раскол проходит глубже, где-то по уровню “люди для государства” против “государство для людей”.

  4. Gorrah says:

    Возник интересный вопрос, а телеграм что-то отвечал официально на запрос непосредственно ФСБ? Не суда, а именно ФСБ?

  5. GNU/Hurt says:

    >Следующая итерация в разработке законопроектов – текст пишется без участия человека!

    Если без шуток, то я считаю, что так было бы лучше. Большей концентрации бездарей, выродков и вредителей, чем в законотворческой власти, пожалуй нигде больше не сыщешь. Эти люди в принципе занимаются только тем что гадят. Нужно постепенно заменять все ветви власти на машины, иначе пиздец.

  6. GNU/Hurt says:

    >Нужно понять, что контроль это не цель, но средство

    Ты ошибаешься.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *