Чего бы я хотела от программы по обществознанию

Написав вчера текст про то, что с курсом обществознания в российских школах всё очень грустно, я, естественно, задалась вопросом о том, как было бы лучше. И хотя создание школьного курса это сложная и кропотливая работа для целого экспертного сообщества – в этом посте предлагается в этом направлении подумать. Хотя бы с позиции недавно закончившей магистратуру по гендерным исследованиям и родительницы уже почти восьмилетней дочки.

Итак, что хочется видеть:

  • я бы отказалась от дробления курса по классам. На живых детях я вижу, что уровень интереса к предмету и проработанность других курсов у всех разные, да и окружение – тоже. Если, скажем, одним важны вопросы национальной идентичности, то другим – семейное устройство. Кто-то уже задаёт себе вопросы о социальном неравенстве и читает политические новости, а кому-то это неинтересно; в связи с этим стоит сделать блоки по темам, каждый блок оценить в некоторое число баллов/кредитов и писать в аттестат нечто вида “обществознание – 125/140 кредитов, 8/10”. Да, часть учащихся пройдёт мимо каких-то разделов, но это и не страшно – много ли людей вообще помнят всю школьную программу? Да, это требует больших системных изменений – ну так, простите, мы и живём в мире, который сильно поменялся, хватит уже пытаться ездить на лошади по дорогам для беспилотных грузовиков;
  • по содержанию: семья. Отношения родства, начиная от схемы “кто как из родственников называется” и вариабельности семей до Энгельса, Леви-Стросса, Маргарет Мид и Гейл Рубин; туда же надо про гендерные контракты и их изменение, пересказ современных российских гендерных исследовательниц. Когда в десятом классе школьникам рассказывают (в трёх абзацах!) про то, что бывают “полные” и “неполные” семьи – это вообще безобразие, так нельзя. Любого ребёнка, даже не подростка, волнует вопрос о том, почему люди разводятся (потому что кругом примеры), дети видят примеры сожительства и отношений категории “всё сложно” – и про это надо рассказывать. Не в контексте “всё, что не соответствует стандарту – грех и мерзость”, а в контексте “это происходит потому, что…”;
  • по содержанию: системы стратификации и разные виды капитала (сейчас это начало 11 класса, зато сразу с Марксом и Вебером). Дети видят неравенство, но часто принимают его за что-то “естественное”, а благоглупости вида “надо больше трудится” тут делают только хуже, отсутствие материального благополучия начинают всецело списывать на лень, глупость и природную ущербность. Если вместо этого рассказывать о том, как появляется культурный капитал и говорить про влияние национальности (в России это как расовый вопрос в США, у нас вместо негров и латиноамериканцев – среднеазиаты и кавказцы), гендера, физического состояния и нейро(а)типичности – ксенофобии станет поменьше, да и к декларируемой сейчас российской школе инклюзивности образования окажемся поближе;
  • по содержанию: урбанизация и городская среда. Это важнейшая тема, которой сейчас просто нет даже в профильном учебнике за 11 класс, хотя более 2/3 населения России живёт в городах. Как устроен город с социальной точки зрения, как работает жилищно-коммунальное хозяйство (все эти управляющие компании, их подрядчики и городская администрация/управы), каковы чьи сферы влияния (как добиться ликвидации лужи, например), как инфраструктура влияет на жизнь людей, как формируются безопасные и доступные пространства, как возникают сообщества в городах – это важнее, чем общие рассуждения о деятельности и природе человека;
  • по содержанию: методы научного исследования. Заставлять школьниц пятого класса писать автоэтнографию и разбираться в квир-теории, возможно, чересчур – но хорошо бы понимать, что каждое утверждение об обществе в научной работе нужно подтверждать. Ещё учебник должен, конечно, с пятого класса иметь нормальные ссылки, а не “один английский учёный показал”. Что мешает указать конкретный текст? Да, большинство по этой ссылке не пойдёт, а многие не прочтут текст на английском, однако тут вопрос принципа. И кто мешает  сделать перечень страниц в Википедии и популярных книг по теме? Расскажите не про то, что такое наука вообще, а про то, что такое опросы, чем отличаются от интервью, что такое качественное и количественное исследование, что не всякая разница в показателях – статистически значима (ну и что вообще такое “значимое отличие” нужно, пусть даже без методик расчёта p-value, а хотя бы на уровне “есть разница случайная, есть закономерная”).
  • по содержанию: буллинг. Вот прямо целый модуль, подробный и хороший. Чтобы и практические рекомендации, и исследования, и основы социальной психологии, с пресловутой “Третьей волной” и экспериментами Милгрэма были. Как возникает травля, какие формы может принимать, как это связано с поведением группы, кто чаще становится жертвами, вот это вот всё. Важнейшая тема, которая как-то очень поверхностно обходится по верхам.
  • по содержанию: интернет-сообщества и социальные сети. Этого, справедливости ради, даже в курсе Гидденса нет и тут вообще надо быть совсем на острие (рассказывать в 2018 про “превед медвед” и удафф.ком – вы бы ещё Fidonet вспомнили!), тут сложно, но, чёрт подери, дети в этом живут. Им нахрен не упали ваши тимуровцы, но они с младшей школы себе заводят аккаунты в ВКонтакте с фейковыми данными и к пятому классу знают о существовании MDK, локальных пабликов своего города, а кое-кто и обнажёнными фотками торгует.
  • по содержанию: гендер и феминизм. Стеклянный потолок, разница в зарплате, и вот да, прямо про харассмент, проституцию, насилие и порнографию. У нас – по ограниченным, впрочем, данным – большинство мужчин не видит ничего предосудительного в покупке секса и в общем-то поддерживает сексуальное насилие: это, а не рост числа разводов, есть настоящая катастрофа. Рассказывать детям нужно не о половых ролях, им нужно “правило нижнего белья” с детсада, и с третьего класса представление о том, что домогательства это статья 133 УК РФ, а не то, что “естественно для мужчины”; в шестом уже осмысленно говорить про тех же любителей секс-чатов с подростками и как с ними бороться. Нужна информация о разных видах гендерного насилия, потому как – опять-таки по имеющимся данным – у нас где-то в 20 процентах семей творится вообще открытая уголовщина, систематические побои, издевательства и изнасилования. Каждая, блин, пятая школьница в будущем рискует попасть в насильственные отношения по довольно осторожным оценкам (замечу, что они согласуются с общемировыми данными, т.е. это не в России как-то особо много насчитали)!
  • по содержанию: психическое здоровье. Депрессивные расстройства, зависимости, шизофрения; нейронетипичные дети и подростки, аутизм и сидром дефицита внимания с гиперактивностью, дислексия и дискалькулия. Сюда же я бы отнесла информацию про детский церебральный паралич – это совсем иное нозологически, но у нас и взрослые-то постоянно норовят заочно записать всех людей с ДЦП в категорию испытывающих когнитивные нарушения. Психотерапия, психиатрия, к кому обращаться в случае чего, что и как лечится – Лана вот некоторое время назад переводила на эту тему хорошую книгу.
  • ну и снова концептуальное – не надо в лоб долбать про то, что такое хорошо, а что такое плохо. Это не работает, если бы работало, то мы бы не получили ни 1917 года, ни распада СССР. Уж на что в Российской империи образование было привязано к Церкви, которая была государственным институтом – всё равно в мемуарах Деникина (“Очерки русской смуты”, том I, самое начало первой главы) читаем, что в войсках духовенство не смогло предотвратить превращение походной церкви в полевой сортир. Не работает это, хватит уже танцевать польку на граблях.

В следующем посте я заострю внимание на гендерно-семейных вопросах, как близких мне по специальности – и там снова будет треш и угар. А пока рекомендую посмотреть (спасибо Анастасии Овсянниковой за ссылки!) на хороший, годный и правильный проект из России – “Финансы в литературе”. И ещё один – “Финансовая грамотность в школе”. То есть, при желании, у вас есть возможность научить детей сравнивать два разных предложения, оценивать суммы платежей, ну и разбирать литературных героев не с уныло-морализаторской, а с экономической точки зрения.

 

Tagged . Bookmark the permalink.

One Response to Чего бы я хотела от программы по обществознанию

  1. GNU/Hurt says:

    >Не работает это, хватит уже танцевать польку на граблях.

    А р-сня всё равно топит запутина.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *