Риски гомосексуальности, патологизация и проверка фактами

Утверждение: Если какое-либо поведение, назовем его Х, вызывает в три раза большую склонность к суициду в самых толерантных странах, в несколько раз увеличивает заболеваемость раком, увеличивает алкоголизацию, проявления педофилии, является причиной фекального недержания, аутоиммунного бесплодия, из за этого Х человек чаще заражается ВИЧ, сифилисом, гонореей, глистами, венерическим лимфогранулематозом, вирусным гепатитом, ВПЧ, шигеллезом, криптоспоридозом итд, при этом превышение заболеваемости в десятки раз по сравнению с людьми, не использующими это поведение. Это поведение Х – является нормой?

э, а что по вертикальной оси? Если продолжительность жизни, очевидно, измеряется в годах, то неужели “рак” (какой, кстати?) и “суицид” тоже измеряются годами?

Мой ответ в ВК, с минимальными правками: Во-первых, слово “вызывает” тут лишнее. Принадлежность к евреям в Третьем Рейхе вообще вызывала истощение, увечья и смерть – это не означает, что причина в еврействе, это означает что причина в нацизме.

Во-вторых диаграмма некорректна. Средняя продолжительность жизни геев в США (ну, CDC в подписи намекает, что данные американские) вовсе не тридцать лет, это просто неверно, точнее это основано на одной весьма спекулятивной работе с кривой методологией.

Есть работа, в которой сказано про больший (реально больший) показатель инфицирования ВИЧ, и, соответсвенно, более высокую смертность. Однако смертность по причинам, не имеющим отношения к ВИЧ, у геев лишь немногим выше и это “немногим выше” – уже статистически недостоверно (см. таблицу 2 по ссылке).

Ваша таблица отсылает скорее к публикации Пола Кэмерона, которая некорректно сделана, там кривая методология, авторы анализировали некрологи в ЛГБТ-изданиях и обычной прессе (кто сказал, что эта выборка репрезентативна? Подробнее о критике данной работы читайте здесь). Ещё есть статья с аналогичным утверждением о сокращении продолжительности жизни гомосексуалов в Канаде – но, во-первых, в ней представлен результат моделирования, во-вторых это данные 1997 года. Те же авторы в 2001 опубликовали комментарий, в котором признали, что их выводы неверны, а смертность гомосексуальных людей сократилась втрое.

Из новых и дающих совсем иной результат статей можете посмотреть хотя бы вот эту статью 2016 года. Там подтверждается более высокая смертность, но сами авторы прямо пишут что дело не в сексуальной ориентации как таковой. Кроме того, после поправки на ВИЧ результат оказывался такой же. Да, блин, заниматься сексом без презерватива с большим количеством разных партнёров – опасно, кто бы спорил.

Мой ответ, расширенный и публикуемый только здесь: выше я написала исключительно про продолжительность жизни, в то время как в цитате содержится целый ряд иных утверждений. Пройдём по порядку:

  • “вызывает в три раза большую склонность к суициду в самых толерантных странах” (похоже на правду)

По всей видимости имелась в виду вот эта шведская публикация, показавшая что риск суицида у состоящих в однополом браке втрое выше. В другой работе, 2011 года, отмечается что риск суицида для ЛГБТ-граждан в США, по грубым оценкам, также трёхкратен – однако это именно предварительные оценки, так как проведённые исследования основаны на весьма малых выборках. Связано ли это с ориентацией как таковой или же виной всему социальная стигма – вопрос открытый, показавшая в 2014 году вклад социальной стигмы статья в журнале Social Science & Medicine была пересмотрена в 2017 году независимой группой исследователей и они не нашли заявленной закономерности. С другой стороны, небольшое (менее 300 человек в выборке) исследование 2013 года показало, что создание в учебных заведениях групп поддержки (gay-straight alliances) снижает и процент суицидов среди ЛГБ, и частоту травли со стороны других учащихся; эффективность этого подхода отмечают также тут и тут.

  • “в несколько раз увеличивает заболеваемость раком” (неверно; растёт риск конкретных опухолей и по причинам, не связанным с ориентацией напрямую; даже этот риск можно и нужно снижать)

Вот в этом обзоре можно прочесть, что единственный вид рака, который чаще встречается у ЛГБТ – это злокачественные новообразования в области анального отверстия/прямой кишки и рак шейки матки. Там да, есть причинно-следственная связь, пусть и опосредованная: среди геев и бисексуалов много тех, кто практикует незащищённый анальный секс, незащищённый анальный секс приводит к передаче папилломавируса, а этот вирус существенно повышает риск рака (в первую очередь, кстати, обычно говорят о раке шейки матки, но как раз у лесбиянок и бисексуалок этот риск выражен в меньшей степени, чем у мужчин-геев). Если использовать презервативы, ограничивать число партнёров и делать прививку от данного вируса (она существует) – проблема исчезает. А сексуальная ориентация – остаётся, так что эта связь опосредована и уж тем более некорректно обобщать её на рак вообще. В том же исследовании, на которое я ссылаюсь в этом абзаце, можно, кстати, прочитать что геи реже заболевают раком предстательной железы, а у лесбиянок реже встречается рак лёгких – впрочем, все эти данные уже не столь надёжны.

Что же касается трансгендерных людей, то их онкориски у меня описаны в отдельной записи – и, если пересказать её кратко, никаких значимых эффектов учёные и медики пока не выявили, мнение “все трансгендеры рискуют получить рак из-за гормонов” попросту неверно.

  • “увеличивает алкоголизацию” (сомнительное утверждение: уровень потребления алкоголя выше у лесбиянок и ниже у геев в сравнении с населением в целом, связь с ориентацией под большим вопросом)

С одной стороны, это правда в отношении женщин. Заглянув, например, в недавнее (2016 год) исследование на страницах Alcohol Research Current Reviews мы увидим, что лесбиянкам диагноз “алкоголизм” на протяжении жизни будет поставлен с вероятностью втрое выше, чем у гетеросексуальных женщин. Но при этом в той же работе отмечается, что мужчины, которые всю жизнь занимались сексом только с мужчинами, потребляют меньше алкоголя, чем гетеросексуалы. Кроме того, потребление алкоголя очень сильно варьируется по странам – в России, Литве и Беларуси пьют больше, чем в США, а в США – больше, чем в Азербайджане или Иране. Говорит ли это о том, что наличие паспорта определённой страны или принадлежность к числу, скажем, литовцев “увеличивает алкоголизацию”? Скорее разумно говорить о связи потребления алкоголя и маскулинности и о том, как конкретные убеждения и идеи связаны с алкоголизмом: это куда продуктивнее с научной точки зрения.

Кстати, рекомендую подробный обзор работ со сравнением потребления наркотиков – там аналогичный эффект; ЛГБ-население несколько чаще употребляет в США наркотики.

  • “проявления педофилии” (неверно)

Это утверждение разобрали до меня и я просто дам ссылку. Оно неверно по меньшей мере при отождествлении педофилии и сексуального насилия над детьми.

  • “является причиной фекального недержания” (некорректно: риск недержания увеличивается у практикующих анальный секс, но эта связь не абсолютна)

Mayo Clinic не называет ни сексуальную ориентацию, ни даже анальный секс причиной недержания. Впрочем, статья 2016 года указывает на то, что анальный секс несколько повышает риск этой патологии. Правда, ещё больше связь с депрессией и примерно того же порядка с жидким (в силу каких-то иных причин) стулом. Связи с ориентацией как таковой тут снова нет: есть связь с анальным сексом, который, вообще говоря, практикуют и гетеросексуалы. Для женщин, занимающихся анальным сексом, риск несколько ниже, но зато их и заметно больше – на выборку около 2000 мужчин нашлось около сотни имевших опыт анального сношения в принимающей роли, а среди такого же количества женщин аналогичный опыт имело 700 человек.
И, главное – если в группе “мужчины без недержания” анальный секс в принимающей роли практиковало около 4%, то в группе “мужчины, сталкивавшиеся с недержанием” доля имевших опыт анального проникновения вырастала до девяти процентов; как можно видеть, риск возрастал примерно вдвое, но ни о каком “принял один раз игрушку/пенис/руку – обречён ходить в подгузнике” речи и близко не идёт.

  • “аутоиммунного бесплодия” (крайне сомнительно)

Это самое странное утверждение хотя бы потому, что у геев, например, как-то довольно мало случаев беременности в парах (число трансгендерных мужчин, сохранивших матку и забеременевших в паре с цисгендерным партнёром – невелико). Я не смогла найти источник этого утверждения, однако нашла работу, сравнивавшую заболеваемость аутоиммунными заболеваниями в целом по населению Дании. По состоянию на нулевые годы лесбиянки и ВИЧ-негативные мужчины не отличались от гетеросексуальных; единственное, что авторы отметили, так это несколько более высокую заболеваемость аутоиммунными болезнями щитовидной железы – по словам исследователей, этот результат требует дальнейшего анализа и дополнительных работ.

  • “из за этого Х человек чаще заражается ВИЧ, сифилисом, гонореей” (некорректно: риск заражения связан с практиками, а не идентичностью)

Если вы занимаетесь незащищённым сексом с малознакомыми партнёрами – вы всегда рискуете получить все эти инфекции. Это не вопрос ориентации, это вопрос ваших практик – секс с двадцатью женщинами без презерватива для мужчины тоже чреват положительным результатом в тесте на заболевания, передающиеся половым путём. Презервативы, латексные мембраны, перчатки и минимальная разборчивость в партнёрах – вот решение проблемы вне зависимости от пола тех, с кем у вас планируется секс.

С социальной точки зрения я добавлю, что как раз легализация однополых браков, возможность быть открытым геем или лесбиянков – снижает риски. Когда вы можете открыто жить с кем-то своего пола, вам нет нужды устраивать свою сексуальную жизнь по общественным туалетам и тёмным комнатам в гей-клубах.

  • “глистами, венерическим лимфогранулематозом, вирусным гепатитом”

Про глистов мне удалось найти одну работу с ограниченной выборкой – и в общем-то тривиальным выводом о том, что анально-оральные контакты чреваты заражением при наличии глистной инвазии у партнёра. Это снова вопрос практики; в том же исследовании сказано, что у лесбиянок таких проблем не было. Про гепатит (точнее, про гепатит А) можно сказать то же самое, добавив только более серьёзный источник – о росте рисков для мужчин, практикующих секс с мужчинами, пишет даже Всемирная организация здравоохранения.

Кстати. Самый низкий риск заражения ВИЧ – у лесбиянок, это буквально единичные случаи; сторонники жёсткой связи между рисками и ориентацией могут начинать развешивать по школам плакаты “Лесбийство: надёжная защита от ВИЧ” и “Куны Не Нужны: позаботься о себе, выбери женщину!”. Нет? Вам кажется, что это как-то не очень обосновано даже на фоне эпедимии ВИЧ в стране? Тогда почему столь же сомнительный аргумент в чуть иной формулировке находит у вас отклик?

Первая фундаментальная проблема с цитатой и представленными в ней утверждениями заключается в том, что происходит подмена практик и идентичности.

Быть геем или лесбиянкой – это не “практиковать анальный секс или секс со страпоном”, это про выбор пола партнёрок/ов. Отождествление практик и идентичностей уводит нас в сторону от, собственно, самого важного с медицинской точки зрения вопроса – как снизить риски? Число геев или лесбиянок снизить крайне проблематично, да и, как мы видели, зачастую бесполезно: поскольку тот же чреватый ростом рисков заражений анальный секс, равно как и секс со многими партнёрами, встречаются среди гетеросексуалов заметно чаще.

Если говорить о снижении рисков, то мы должны чётко обозначать рискованные практики и проводить их анализ. Предложение использовать презервативы и продвигать их применение – разумно, так как вирусы, бактерии и простейшие не проникают через латексные мембраны; предложение “давайте напишем, что геи обязательно заболеют ВИЧ и недержанием кала” – глупо, так как подобное пишут уже лет сто (с поправкой на ВИЧ, разумеется) и как-то эффект не очень заметен. Истребить сифилис, превратив его из повсеместной инфекции в редкую болезнь, удалось не при помощи пропаганды воздержания, а за счёт антибиотиков и массового скрининга.

Вторая принципиальная проблема – потеря контекста

Как я уже отметила, евреи в Третьем Рейхе жили заметно меньше, риск получения травм и увечий для них был больше, а вероятность заражения тифом или дизентерией в Аушвице или в пределах гетто явно была выше, чем средний показатель по стране. Менее драматичный, но отсылающий к той же идее пример: мужчины в России злоупотребляют алкоголем больше, чем лесбиянки или геи в Сан-Франциско, риск суицида для беларусов выше, чем для финнов или армян – говорит ли это о том, что принадлежность к числу евреев, русских или беларусов сама по себе ведёт к рискам? Разумеется нет: причины кроются в каких-либо внешних факторах, которые иногда очевидны (геноцид, например), а иногда напрямую не выявляются и в ходе тщательных социологических и медицинских исследований. Мужская сверхсмертность в Восточной Европе, например, явно связана и с ценностями, и с социоэкономическими изменениями 1980-1990-х годов, и с чем-то ещё – но в любом случае убивает людей не “принадлежность к славянам”.

Гомосексуальность была исключена из категории болезней ровно потому, что сама по себе она не приводит к проблемам. Если гетеросексуального мужчину начать постоянно травить и если он начнёт, к примеру, регулярно заниматься анальной мастурбацией насухо с шестисантиметровым в диаметре дилдо – то у него тоже будет и повышенный риск суицида, и недержание кала, и даже, возможно, ещё какие-то проблемы. Смотрите выше – для корректного понимания происходящего надо обращаться к практикам. Вот пример исследования, связавшего не только ориентацию с рисками заражения ВИЧ, но и риски заражения с необходимостью заниматься survival sex – сексом ради выживания.

Третья проблема – привязка нормативности к рискам

Сама связь “нормы” с рисками крайне проблематична. Курение, например, напрямую вызывает десятикратный рост риска рака лёгких (больше, чем эффект связи рака прямой кишки и беспорядочного анального секса), повышает вероятность синдрома внезапной детской смерти (ни одна гомосексуальная практика не даёт такого, чтобы страдали находящиеся в одной комнате с гомосексуалами дети) и мы знаем, как это происходит. Есть однозначная связь между курением, табачным дымом, канцерогенами в этом дыме и молекулярными процессами, которые ведут к перерождению обычных клеток в раковые: эта цепочка пряма и последовательна… должны ли мы внести курение в перечень заболеваний и считать курящих людей больными неким психическим расстройством?

Аналогично можно рассуждать про выбор профессий повышенного риска. Но более-менее всем читающим эти строки (как я думаю) ясно, что отождествлять пожарных, лётчиков-испытателей, вулканологов и санитарок в инфекционной больнице с психически нездоровыми людьми – порочная практика. Отчасти, конечно, потому, что речь идёт об общественно полезном труде (сексуальные практики не несут такой пользы), но не только – без каскадёров и фотографов-экстремалов мир в рамках рациональной парадигмы вполне способен обойтись. Нарушения техники безопасности – вспомните недавний пожар в Кемерово или, лучше, задержанный немецкой полицией автобус без тормозов с российскими детьми – имеют, с одной стороны, тяжкие последствия, а с другой стороны – настолько встроены в наше общество, что просто так объявить их “патологией” не получится.

То есть у нас есть множество практик и поведенческих паттернов, которые однозначно опаснее и вреднее для общества, чем практики и поведение ЛГБТ – но мы их не относим к категории патологии и болезни даже там, где речь идёт об угрозе для жизни посторонних. Почему мы должны только лишь на основе рисков патологизировать что-либо?

Tagged , , . Bookmark the permalink.

One Response to Риски гомосексуальности, патологизация и проверка фактами

  1. Pingback: Снова очень плохая статья (и опять про гомосексуальность) – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *