Снова очень плохая статья (и опять про гомосексуальность)

Рубрика “плохая наука о гендере и сексуальности” снова с вами и у нас снова текст про гомосексуальность. Кстати, на этот раз авторы даже употребили (поначалу) термин “гомосексуальность” вместо давно устаревшего “гомосексуализма” – но внутри работы под названием “Проблема восприятия гомосексуальности в современной России: основания актуального дискурса” на страницах журнала “Современные исследования социальных проблем” всё равно… странно. Даже так – там всё очень, очень плохо.

В мире радужных пони

Вот самое начало статьи:

Э… are you fucking serious?

Статья написана в 2015 году – и вот подборка новостей за 2014 год, посвящённых только одному-единственному публичному гомофобу:

– “КвирФест” в Санкт-Петербурге прошел в этом году в обстановке невероятного давления и сопротивления со стороны религиозных мракобесов и клерикалов, чьи акции поддержал видный местный “единоросс” гомофобный православный депутат Виталий Милонов, автор закона о запрете “гомопропаганды” (Gay.ru, 1 октября 2014; см. также материал “Дождя” от 19 сентября и заметку “Комсомольской правды”);

– Активисты “МедиаГвардии”, федерального проекта “Молодой гвардии “Единой России”, направили запросы в Роскомнадзор и Генпрокуратуру с требованием заблокировать в социальных сетях ЛГБТ-сообщества для подростков, сообщают “Известия” (5 сентября);

Ну и, конечно, развёрнутая цитата “Комсомольской правды”:

“Стрелять в геев нельзя, а вот “дать пня” им можно. Так считает Виталий Милонов. И может говорить об этом открыто, не опасаясь разжечь ненависть по отношению к какой-нибудь из социальных групп – следователи разрешили. Эксперт из РГПУ имени Герцена Владимир Косицын не нашел признаков экстремизма в интервью депутата ЗакСа, данному по поводу нападения гомофобов на Дмитрия Чижевского в клубе “ЛаСкай”.

– На основании мнений “правильных” экспертов следователь пришел к выводу, что “люди с гомосексуальной половой ориентацией являются группой, однако их нельзя однозначно определить как группу социальную”, – рассказали в “Альянсе гетеросексуалов за равноправие ЛГБТ”. – А поэтому оскорбительные высказывания в их отношении вполне допустимы и не наказуемы, в соответствии с российскими правоприменительными “понятиями”.

“Дать пня” – это не призыв к раправе над геями или “этими извращенцами”, как выразился пусть и жестко, но вполне законно депутат Милонов. Гей-клуб, согласно выводам эксперта, можно называть “притоном для гомосексуалистов”, а гей-парад – “маршем против нормального общества”. И вообще у секс-меньшинств, как оказалось, де-юре не права человека, а права больных и извращенцев”

У меня какой-то отличный от авторов статьи Яндекс.Новости? Или они всерьёз считают, что по сути безнаказанное нападение на фестиваль или призывы “дать пня” со стороны человека на государственной выборной должности – это не гомофобия? Заявление о том, что гомосексуалов сложнее уволить с работы – вообще расходится с опытом ЛГБТ-правозащитников. Вот, пожалуйста, снова новость за 2014 год:

В Архангельске руководство Северного (Арктического) федерального университета ( С(А)ФУ ) выдавливает с работы преподавателей — членов Профсоюза «Университетская солидарность» за их общественную деятельность . Прикрываясь представлением прокуратуры, администрация вуза незаконно уволила доцента Олега Клюенкова, выносит неправомерные выговоры, в том числе старшему научному сотруднику Ольге Поспеловой. Ректорат не скрывает своих целей запугать преподавателей и добиться закрытия общественной ЛГБТ-организации «Ракурс», угрожая ее лидеру, доценту С(А)ФУ Татьяне Винниченко продолжением репрессий против коллег.

В 2015 году большой репортаж на тему преследования гомосексуалов сделал корреспондент “Медузы” Даниил Туровский. Ну и вообще к вопросу о том, насколько выгодно в России быть гомосексуалистом можно открыть доклад 2014 же года Human Rights Watch. Там перечислены не только случаи увольнений, нападений на мероприятия и травли в соцсетях, но также и нападения на конкретных людей, иногда с убийствами.

То есть в первых же абзацах мы сталкиваемся с крайне спорными утверждениями, которые прямо противоречат той информации, которую можно найти как в СМИ, так и в правозащитных публикациях. При этом, что характерно, никаких ссылок на источники мы не видим – всё подаётся как нечто самоочевидное. Вот продолжение:

Корректно ли сравнивать Францию с её культурой массовых протестов (буквально около недели назад там прошёл 200-тысячный марш противников проводимых президентом реформ) с Россией, где уже акция протеста с числом участниц/ков около 10-15 тысяч становится крупнейшей за год? Наверное, не очень. Что касается числа организаций, то, во-первых, они возникали на протяжении достаточно долгого времени (LaSky – 2004 год, “Ракурс” – 2007), во-вторых – а так ли это много в сравнении с какими-то другими организациями, представляющими схожую по численности группу? Посмотрите хотя бы на шахматистов, буддистов, больных диабетом или шахтёров – любая социальная группа, выделенная по какому угодно признаку, при численности порядка миллиона человек будет иметь свои организации, сообщества, журналы и прочее. Наличие организаций, представляющих ЛГБТ-людей и отношение к ЛГБТ общества в целом – это, вообще говоря, разные вещи. И у меня как социолога возникает в этом месте такой вопрос: почему не используются данные опросов, которые прямо направлены на выяснение отношения людей к гомосексуальности?

А опросы-то где?

Удивительно то, что авторы умудряются плавно перейти от обрисованной выше благостной картины к гомофобии. Вот картинка:

Pew Research – хороший источник

Это достаточно хорошие данные и они прямо противоречат тем шатким заключениям, которые мы видели. Причём странно, что авторы не отсылают нас к опросу, например, Левада-центра 2010 года – достаточно репрезентативному и, сверх того, с сопоставлением результатов за 2010 и предыдущие годы. Посмотрите, например, на эту таблицу:

ЛЮДИ ОЧЕНЬ ПО-РАЗНОМУОТНОСЯТСЯ К ГОМОСЕКСУАЛАМ, КАК ВЫ ЛИЧНО ДУМАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ ГОМОСЕКСУАЛИЗМ?(ответы ранжированы)
май.98 авг.05 июл.10
распущенность, вредная привычка 35 36 38
болезнь или результат психической травмы 33 31 36
сексуальная ориентация, имеющая равное
с обычной право на  существование
18 20 15
признак особой одаренности, таланта 1 1 1
затруднились ответить 13 12 11

Эти данные могли бы дать куда больше, чем умозрительные конструкции вида “российский обыватель, за редким исключением, проявляет предельную толерантность” – но нас к ним не отсылают. Нам показывают только ссылку на Pew Research и далее начинается часть, которая, кхм, может быть охарактеризована как теоретическая.

Авторы, как они сами пишут, пытаются разобраться в аргументации рядовых участниц/ков дискуссий о гомосексуальности. Это вполне правомерный подход для исследователей, которых интересует то, что же говорят люди и как они думают – а не то, является ли расхожее мнение правомерным и корректно обоснованным. Специалисты по, скажем, религиозным сектам, могут собирать примеры написанных внутри сект текстов и это не значит то, что исследователи подписываются под какими-нибудь откровениями бога Кузи. Но что мы имеем в данной работе?

Можете ли вы ответить на такой вопрос: строки, начинающиеся со слов “во-первых” озвучивают позицию авторов или же некой иной группы? Если авторы анализируют дискурс о гомосексуальности, то их позиция должна быть однозначно отделена и то же самое место в статье должно читаться примерно так:

“Один из часто встречающихся (см. тут, тут и тут) аргументов против данной позиции заключается в том, что случаи гомосексуальных отношений среди животных в домашних условиях, зоопарках и питомниках некорректно переносить на поведение животных в естественной среде обитания”

Далее по тексту повторяется та же проблема. Авторы пишут о том, почему аргумент “гомосексуальность присуща природе” неверен и у меня сложилось однозначное впечатление, будто это именно авторская позиция; нет необходимых при анализе дискурса ссылок на примеры, зато есть вот такой оборот:

Кто с кем спорит?

То есть авторы вступают в полемику с неким неконкретизируемым оппонентом, но почему-то называют это попыткой разобраться в чужой аргументации. Нет, анализ дискурса так не делают, это грубая ошибка даже по меркам младших курсов.

А вот ещё одна столь же грубая недоработка – называется “утверждение без обоснования”:

По данным опросов население России, с одной стороны, действительно по большей части относит себя к православным христианам или мусульманам – но вот роль религии в жизни россиян при этом заметно ниже, чем в ряде соседних стран (см. данные Pew Research за 2017 год). А доля тех, кто доходит до, скажем, важнейшей в православии рожденственской церковной службы и вовсе составляет нечто сопоставимое с численностью тех же геев и лесбиянок (2,5 миллиона человек на 140 миллионов жителей). Влияние советского периода с его государственным атеизмом на население  России более чем заметно и возникает вопрос: насколько россияне действительно близки к “культурному пространству православной культуры”? Последовавшее за этим в статье перечисление отношения ряда конфессий к гомосексуальности просто теряет смысл с учётом того, что религия “очень важна” лишь для 15% населения РФ – для 38% людей религия вообще не имеет никакого значения, да и среди обозначивших себя в качестве православных 16% (Левада, 2017) не верят в существование Бога, что уж там говорить о ветхозаветных предписаниях.

Буквально через пару абзацев:

Видите ссылки на источники полевых наблюдений или там контент-анализ? Нет? И я не вижу! Их нет: эти “наблюдения” рядом с социологической наукой явно даже не лежали на одной полке. Кстати, утверждение про то, что религии не поощряют гомосексуальность снова попросту неверно – вот подборка весьма радикальных заявлений Папы Римского. А у католиков, напомню, Папа – безусловный авторитет, это вам не частное мнение отдельно взятого пастора.

Чтобы говорить о системе ценностей гомосексуалов нужны исследования. Нужны опросы, интервью, на худой конец – контент-анализ; получив эти данные можно и сделать – с рядом оговорок – заключение о том, к культуре какой страны ближе российские ЛГБТ. Но уже последнее, по меркам науки, весьма уязвимо для критики – “Европа” вот объединяет Албанию с Норвегией и Мальту с Финляндией, я уже ссылалась на карту отношения к гомосексуальности в Европе и её крайнюю неоднородность. Возможно, имелись в виду некие общие для ЕС-28 рамки вроде принципа явного запрета дискриминации, но это всё-таки не столько про систему ценностей, сколько про элементарные требования безопасности.

Ещё через абзац:

Написать это можно только при абсолютном незнании темы; опровергнуть отсутствие “серьёзной, последовательной, аргументированной и целостной философской системы” можно хотя бы примером работ Джудит Батлер, ключевой фигуры феминизма третьей волны и открытой лесбиянки. А ещё есть Мишель Фуко, который встраивает контроль над сексуальностью в контекст социально-исторических изменений Нового времени и промышленной революции – см. его “Историю сексуальности”, например.

Вообще этот абзац в очередной раз заставил задать вопрос “Що я читаю?” (именно в такой форме), поскольку тут и пресловутое отсутствие каких-либо источников, и придумывание некой “логики ЛГБТ-сообщества”, и поразительное… пожалуй, скажу прямо – невежество в отношении темы. Если бы авторы хотели разобраться в том, какова мотивация ЛГБТ-активистов, им стоило бы начать с организаций гомофилов в Германии и США, Хэвлока Эллиса в Великобритании, продолжить “Принудительной гетеросексуальностью и лесбийским существованием” Андрианы Рич, обратится к активистам Стоунволла и пройти ещё с десяток источников – однако ничего из этого не было сделано. То, что существуют гигантские пласты художественной литературы про гомосексуальность, что есть многовековая история мужских однополых сообществ (по одной Великобритании написаны едва ли не сотни работ, не знаю даже, с чего начинать, с Оскара Уайльда или там коттеджинга) – это вообще прошло мимо авторов.

Зато они нашли вот что:


Включение такого в работу в том виде, в котором это сделали авторы – это примерно как сослаться на “План Даллеса” или, скажем, “Велесову книгу”. Даже в русской Википедии мы читаем (и я сохраняю все ссылки для того, чтобы вы могли проверить все утверждения):

В качестве доказательства существования «плана гомосексуалистов» иногда приводится текст так называемого «Манифеста гомосексуалистов» (также «гей-манифест» или «гомосексуальный манифест») (англ. Gay Manifesto) — публикации, получившей широкое распространение в Интернете. Впервые данный текст был опубликован 15 февраля 1987 года в виде эссе под названием «Гей-революция» (англ. Gay Revolutionary) под подписью Майкл Свифт (англ. Michael Swift) в одном из номеров небольшого еженедельного журнала «Новости гей-сообщества» (англ. Gay Community News).[29][30][31] Текст эссе сопровождался предварительным примечанием о том, что эссе представляет собой написанный в приступе ярости преувеличенный, доведённый до абсурда и безумия текст, являющейся жестокой фантазией о том, как угнетённый мечтает стать угнетателем.[29][30]

Другая аналогия – представить SCUM Manifesto как актуальную повестку феминисткого движения: грубейший прокол, который привёл бы к снятию балла в случае с обзорным эссе студентки-первокурсницы.

Псевдомедицинский дискурс

Следующий кусок статьи (собственно, именно на него я вначале и вышла) построен вокруг утверждения – снова с неясной аттрибуцией – о том, что гомосексуальность связана с рядом медицинских рисков. Именно там встречается картинка, которую я сегодня уже приводила:

Подробный разбор того, что же с этими утверждениями не так – опубликован в отдельной записи, вот она. Если кратко, то и фактологически не все утверждения верны, и концептуально этот аргумент так себе. Я, пожалуй, не буду разбирать отсылку к одному новозеландскому доктору (позиция и ВОЗ, и большинства региональных медицинских организаций относительно гомосексуальности однозначна, см. заявление Российской психотерапевтической ассоциации, например), а покажу место под названием “вот и демография подъехала”:

Этот график – помимо небольшой опечатки в “Автралии” – хорош тем, что им можно иллюстрировать курс по основам социологических исследований для старшей школы. В нём сразу несколько проблемных мест, по которым я сейчас пройдусь:

– во-первых, у нас есть и корреляция рождаемости по индийским штатам с отсутствием электричества: это повод выкрутить все лампочки и выдернуть из стен проводку? Нет, это повод задуматься, почему вообще возникает такая корреляция и придти к выводу, что рождаемость падает с ростом доходов населения;
– во-вторых, рождаемость в Норвегии выше, чем в России и Исламской республике Иран;
– в-третьих, сравнивать Азию с Италией – это, прямо скажем, сильный ход. Только в Индии и Китае живёт примерно два с половиной миллиарда человек, в то время как население Италии составляет 60 миллионов. Круче только сравнение валового внутреннего продукта на душу населения Сызрани с аналогичным показателем по обеим Америкам. Точки на графике должны быть либо разбиты на группы, либо представлять сопоставимые измерения;
– вы видите разницу в рождаемости в Германии, Японии и Канаде? Я – с трудом, а она, тем временем, разительна. Канада – 10,3, Япония – 8,3, Германия – 8,2. То есть график вдобавок ещё и “слепой”, он не позволяет наглядно сопоставить величины;
– наконец, видим ли мы статистическую оценку эффекта? Нет, её нет, нам не показали то, достоверны ли приведённые различия. А если я бы чуть по другому расположила столбики, то вы бы столь же “наглядно” увидели, как толерантные страны по рождаемости (на примере Норвегии с США) обгоняют гомофобов (в Литве и Польше, например). Подобные графики без каких-то количественных выкладок зачастую просто манипулятивны – редко когда удаётся найти действительно очевидный эффект… и перед нами явно не тот случай.

Сомнительные ссылки

Ну-ка, а на кого ссылаются авторы?

Пол Кэмерон, безусловно, известен. В частности тем, что в 1983 году (это год моего рождения. Мне 35 лет!) его выгнали из Американской психологической ассоциации за отказ сотрудничать с комитетом по этике. Американская социологическая ассоциация и Канадская психологическая ассоциация официально заявляли, что Кэмерон злостно искажает результаты чужих исследований и не является социологом. Сомнительная, прямо скажем, репутация – известность в последние два десятка лет Кэмерону доставляют всевозможные гомофобные заявления с сомнительным обоснованием и встречающие критику профессионального сообщества (пример – его работа, оценивающая продолжительность жизни гомосексуалов, разбор).

Почему было не сослаться на, скажем, Рэйвин Коннел (одна из ведущих исследовательниц маскулинностей), Майкла Киммела (та же специализация и ряд работ конкретно по гомофобии; кое-что вышло на русском) и не изучить подшивку, скажем, Journal of Homosexuality? Есть пара десятков рецензируемых научных изданий по проблематике ЛГБТ, есть Archives of Sexual Behavior, можно найти хоть медицинский, хоть социологический подход – в PubMed-е, что ли, забанили авторов?

Ой. А это кто?
Так это же Регнерус! Автор New Family Structures Study, исследования, которое спровоцировало большой скандал именно в силу заявлений о негативных последствиях воспитания в однополых семьях; скандал закончился тем, что другие учёные проанализировали труд Регнеруса и пришли к заключению, что выводы исследователя обусловлены рядом ошибок при работе с данными. Выбрать из всего множества специалистов двух с самой спорной репутацией – это, право, надо было суметь.

А вот про пропаганду

Вообще авторы этого “исследования” (без кавычек я, пожалуй, написать не могу) делают непростительные для студенток-первокурсниц ошибки буквально на каждой странице. Точнее, это даже не ошибки – ошибкой было бы одно неверное утверждение, возникшее из-за неаккуратной работы с данными, поспешной интерпретации или просто по невнимательности. А выбрать из всего множества исследователей ЛГБТ двух одиозных гомофобов или систематически привносить в научную статью свои рассуждения, не подкреплённые внятными доказательствами – это уже не ошибка, а системный косяк.

Вот ещё пример того, что “даже не неправильно”:

Я даже затрудняюсь сказать, что тут самое вопиющее – но попробую. Во-первых, аргументация вида “любой детский врач подтвердит, что далеко не всякая информация” – простите, но детские оториноларингологи, детские окулисты и уж тем более неонатологи (всё – детские врачи) тут явно не те эксперты, на которых можно ссылаться даже в форме “был проведён опрос врачей, столько-то процентов согласились”. Этот пункт дважды неправилен – и в выборе экспертов, и в форме. “Любой врач скажет” – это максимум плохая реклама средства от насморка, но никак не научная статья. А утверждение про сцены жестокости далее непринуждённо переходят – через “именно поэтому” – в порнографию; этот ляп минорен, но заслуживает упоминания, так как нам пытаются встроить информацию о гомосексуальности в один ряд со сценами потрошения заживо. И что самое главное – авторы делают грубейшую, очевидную для всех специалистов в теме, подмену – “гомосексуальное просвещение детей” это не про секс.

Если бы перед нами была настоящая исследовательская работа, то авторы бы в этом месте могли бы анализировать реальные программы по информированию и образованию детей и подростков на тему ЛГБТ. В 2015 году (не знаю, до и после публикации статьи: но если до, то авторы могли бы найти многие эти книги сами) Bustle выпустил обзор из тридцати книг с положительными образами ЛГБТ-персонажей/жок для детской и подростковой аудитории и я просто приведу ряд примеров.

And Tango Make Three – история про двух пингвинов, которым в зоопарке дали яйцо и самцы его высидели;
Families, Families, Families! – книга о разных семьях;
Morris Micklewhite and the Tangerine Dress – про мальчика, которого не взяли в космическое путешествие из-за его платья и он построил с двумя друзьями свой собственный;
In Our Mothers’ House – о женской однополой семье

Желающие могут просмотреть вообще все эти книги и попытаться найти там хотя бы, скажем, упоминание секса в коленно-локтевой позе. Почему я говорю про именно такой образ? Потому что на вильнюсском прайде 2016 года единственными людьми с такими картинками были литовские гомофобы, кроме них никто не нёс плакатов с даже схематическим изображением однополых сексуальных актов. Моя коллега, открытая лесбиянка, пришла в своей праздничной джинсовой кофте с радужным феминистким символом, другая коллега несла плакат “моё тело не определяет мой гендер” – но, чёрт подери, нести детям порнографию?! Возможно, где-то авторы смогли бы найти примеры сексуального насилия (а подсовывать ребёнку порно – это оно и есть) со стороны геев или лесбиянок, но они ведь даже не попытались минимально вникнуть в проблематику! Они не привели в пример ни одной книги, ни одной программы сексуального просвещения, вообще ничего.

А то, что авторы называют “публичной демонстрацией своих сексуальных предпочтений” – это максимум возможность держаться за руки, называть мужа мужем и отмечать свадьбу. Без, замечу, старого обычая вывешивать на ворота окровавленную простыню, как кое-где во вполне традиционных культурах. Заявлять о том, что гетеросексуальная публика никак не демонстрирует своей сексуальности – это просто закрыть глаза на женское тело в рекламе, трансляцию гендерных стереотипов в художественных произведениях, etc.

Идём дальше:

Это ещё одно место, которое повергает в недоумение даже при поверхностным знакомстве с историей сексуальной культуры в России. Стихи Баркова, например, XIX век:

Вели всех муз мне перееть,

Чтоб в них усердье разогреть

Плениться так, как я пиздою.

Частушки! XX век!

На горе стоит телега,

Под телегой шесть девчат.

Две смеются, две ебутся,

Две поебаны лежат.

Обычаи… даже не знаю, с чего бы начать – то ли с милоты вроде архангельских посиделок в темноте и прочего добрачного поведения, то ли с жести вроде семейного насилия и изнасилований на селе. А анекдоты (вот, есть и их исследование как раз в гендерном контексте)? Мат, наконец? Блин, ну при наличии фольклорных исследований и просто минимальном кругозоре утверждать, что обсуждать интимную жизнь было не принято… это пропустить вообще всё, что сказано на тему стыда, интимности и опубличивания оной.

А вот ещё одна показательнейшая конструкция:

В чём с ней проблема? В том, что абсолютно любое публичное выступление – хоть на тему регулирования цен на дрова, хоть на тему конфликта в Сирии – просто по определению может быть описана как попытка переформатирования общественного сознания. Когда мы что-то говорим на публику, мы рассчитываем переубедить часть наших слушателей/льниц – иначе возникает вопрос “а зачем вообще говорить про это публично?”. Такие высказывания ничего для своего производства не требуют и ничего нового не сообщают – но зато они выдают неявное предположение авторов о том, что далеко не все люди имеют право на то, чтобы высказываться. Последнее мне кажется очень важным, поскольку в России (не только в ней, но я буду про Россию, я там сейчас нахожусь как раз) подобное убеждение встречается повсеместно: “неправильные” высказывания обрамляются носителями “традиционной морали” как подрывные, направленные на разрушение существующего порядка и потому нелегитимные.

Это в одном ряду с критикой власти: когда и протесты по поводу переполненной свалки, и выступления против коррупции премьер-министра, и требование расследования пожара с человеческими жертвами называют попытками нарушить сложившийся порядок вещей. Выступающие с критикой объявляются врагами status quo и одновременно исполнителями неких враждебных планов. Далее в том же тексте мы читаем:


Тут, с одной стороны, мы видим снова фактические провалы (например – ситуация с ранними сексуальными связями по Европе крайне неоднородна, а возраст сексуального дебюта снижался в СССР с 1960-х), аппеляцию к неформализуемым вещам (“духовности” в науке нет; если надо, то есть число абортов, разводов, заражений ВИЧ и насильственных преступлений, вы вольны оперировать этими и другими величинами) – но это не главное. Главное это вопрос власти.

Этот текст, равно как и два предыдущих примера в моих разборах (про мужскую проституцию и про однополые браки) интересны не тем, что они не проходят даже самого поверхностного рецензирования. Они интересны тем, что пытаются закрепить оказавшиеся в кризисе гегемонно-маскулисткие властные отношения через присвоение научного дискурса. Проще говоря, авторы, в большинстве своём сравнительно привилегированные мужчины (с гражданством, высшим образованием и, возможно, некими формальными связями со структурами, которые опять-таки формально наделены властью; две прошлые статьи писали криминалисты) пытаются изобразить нам научное исследование.

С одной стороны гомофобные авторы пытаются писать “научный” текст и создавать видимость исследования – отсюда ссылки на учёных (избирательные) и некие научные результаты (снова избирательные и зачастую просто неверные). С другой стороны, они прямо обозначают оппозицию “основной и последней крепости русского народа” (читай: общества, где авторы сохраняют свою позицию и свои властные отношения) и неких “нацеленных на переформатирование общественных отношений” сил; по сути перед нами не очень качественно сделанный гомофобный манифест, пересказать который можно формулой “мы категорически против ЛГБТ, поскольку они нам не нравятся”.

И будь что этот текст, что две другие статьи написаны вот так напрямую – они могли бы вполне адекватно смотреться в качестве заметки для блога, фиксации личного мнения, пусть и не отрефлексированного (замечу: авторы нигде даже не ставят вопрос о том, каковы вообще корни гомофобии). Но пишущие подобные материалы люди претендуют на научное поле, а оно даже в гуманитарной сфере устроено так, что писать надо по определённым правилам. В ЛГБТ-исследованиях очень многие – взять того же Майкла Киммела – имеют чёткую идеологическую позицию, многие пишут для подкрепления определённых идей, однако это, во-первых, принято прямо проговаривать, во-вторых, утверждения надо обосновывать ссылками на чужие работы или иные проверяемые факты.

Если судить с позиций науки как таковой, то консерваторы и гомофобы на поле социальных исследований вчистую проигрывают.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

10 Responses to Снова очень плохая статья (и опять про гомосексуальность)

  1. GNU/Hurt says:

    >через присвоение научного дискурса

    Говоря простым языком, через обычное научное фричество? Только напомню, что научное фричество в РФ — социальная норма, поддерживая как народом, так и многочисленными приближёнными к Президенту докторами белгородских наук.

    >Если судить с позиций науки как таковой, то консерваторы и гомофобы на поле социальных исследований вчистую проигрывают.

    “Науки как таковой” не существует самой по себе, она существует в обществе. Так что никакой цельной науки на территории возрождающегося СССР2.0 уже никогда не будет. Будут Мединские, Лысенки и небольшие фрагменты естественных наук, потребных для нужд Партии.

    • Alexa says:

      Ну тут не просто фричество. В моём понимании классические научные фрики – это люди, которые начали заниматься нормальной наукой и ушли в ересь отрицания СТО и отвергли Квантовую Механику, например. Всякие сыпучие эфиры, теория кедов, вот это всё. А это несколько иное.

      “Науки как таковой” не существует самой по себе, она существует в обществе. – да
      Будут Мединские, Лысенки и небольшие фрагменты естественных наук, потребных для нужд Партии. – не уверена, есть вполне адекватные специалистки по тем же гендерным исследованиям, вменяемые философы и антропологи. Причём я уже писала, что речь не исключительно об окрестностях ВШЭ и ЕУ в СПб – в Тольяттинском университете я уже второй вижу пусть не мегакрутые, но вполне корректные работы.

      • GNU/Hurt says:

        >которые начали заниматься нормальной наукой и ушли в ересь

        Ну нет, те которые ушли в ересь — просто помечаются в расстрельном списке тегом «бывшие учёные». А так то полно просто мошенников, лжецов и примкнувшим к ним подонков-клерикалов, делающих деньги на невежестве и это невежество культивирующих.

        >есть вполне адекватные специалистки по тем же гендерным исследованиям, вменяемые философы и антропологи

        Специалисты есть, а запроса общественного на них нет. Есть узкий круг людей, которым интересны как отдельные направления науки, так всё явление в целом.
        Партии и Президенту интересны только отдельные направления физики/химии/биологии, потребные в оборонке, а социальных наук в возрождающемся СССР2.0 не будет точно так же как не было в 1.0 — всё сожрёт идеология.

        • GNU/Hurt says:

          Ну конечно полит-технологи, маркетологи и другие специалисты по манипуляции общественным мнением без работы не останутся. Только к науке это относится весьма опосредованно.

  2. GNU/Hurt says:

    В тему Партии и её Идеологии, кстати, сегодня увидел очень хорошее интервью с депутаткой «Единой России» Ириной Родниной _https://www.sports.ru/tribuna/blogs/golovin/1632538.html (trigger alert: содержит РАКШУ).

  3. Pingback: Корни плохих статей или давайте немного про школьное образование – Alexa Project

  4. Pingback: Гомосексуальное поведение у животных, разбор критики – Alexa Project

  5. Pingback: Ежемесячная рубрика “гомофобные тексты” снова с вами – Alexa Project

  6. Pingback: 4 вида девственности (мозгов, вероятно) – Alexa Project

  7. Pingback: Вопрос: как искать достоверную информацию? – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *