Есть две стратегии на выборах. Какую сама выберешь, какую подруге предложишь?

По поводу “идти ли на выборы”. Напишу небольшой текст с моей позицией и аргументацией оной.

1. Цель. Целью является минимизация публичной поддержки Путина.

Для достижения этой цели предлагается два решения:

– Навальный агитирует не ходить на выборы иначе, как в качестве наблюдательниц/лей. Это уменьшает явку и одновременно сокращает объём фальсификаций.

– Ряд других кандидатов/к предлагают голосовать за них. Это увеличивает явку и в первом приближении никак не влияет на фальсификации.

Стратегию “идти и голосовать” я назову “стратегией Собчак”, а к прошлой – “идти наблюдать, но не голосовать самим” – применю “стратегия Навального”; посмотрим, какая выглядит оптимальнее.

2. Достижимость цели, стратегия Навального.

Минимальная явка законом не предусмотрена, так что признать выборы несостоявшимися не выйдет – можно только показать, что явка очень низка. Насколько низко можно уронить этот показатель в пределе?

Сегодня у Навального порядка миллиона активных сторонников/ниц, которые готовы не просто ставить лайки в сети, но и предпринимать какие-либо действия. Предположим, что половина от этого числа вышла на голосование в качестве наблюдателей (это крайне оптимистичный для Навального вариант!), а охват пассивной акции “сиди дома, не ходи голосовать” составил три миллиона человек: чуть больше, чем собирают популярные ролики на канале политика.

Теперь смотрим на выборы 2012 года. По осторожным оценкам, к реальной явке около 56% манипуляциями прибавили ещё 9% за счёт примерно девяти миллионов голосов в пользу Путина. Предположим, что явка сократилась на три миллиона человек, а число вбросов упало до нуля – то есть возьмём максимально оптимистичный сценарий для стратегии Навального. Что получим?

На выборы может выйти 109 миллионов (округляю до целых миллионов) человек. Если явка 2012 года была 56%, то это примерно 59 миллионов человек. Минус три миллиона даст 56 миллионов, т.е. 51,4%; из этих 56 миллионов при нулевых фальсификациях останутся те 36 миллионов, которые в прошлый раз голосовали за Путина – и мы получим победу этого кандидата при явке больше половины населения с 64% голосов (36 из 56 миллионов человек).

В более реалистичном варианте фальсификации сокращаются меньше и мы имеем, например, такой расклад: 56 миллионов реальной явки, ещё 5 миллионов “нарисованной” и итого 36+5=41 миллион из 61 голосует за Путина, давая уже 67%. Достигнута ли цель? Нет, поскольку даже если бы 50% порог явки на выборах не был отменён в 2006 году, такие выборы были бы признаны легитимными что с фальсификациями, что без них.

3. Достижимость цели, стратегия Собчак.

Теоретически, приведённый выше разбор показывает, что эта стратегия могла бы иметь успех. В 2012 году число сторонников Путина, дошедших до избирательных участков, составило 36 миллионов человек – это заметно меньше половины общего числа избирательниц/лей по стране в целом. Считаем:

  • выведено десять процентов “молчунов”. За Путина 36 миллионов + 9 миллионов нарисовали, всего вышло 59+5М, приписано ещё 9. 61,6% голосов за Путина против прошлого официального разультата 65%.
  • выведено двадцать процентов “молчунов”. За Путина снова 45М вместе с вбросом, вышло уж 59+10М. 57,7%.
  • выведено тридцать процентов. 54,2%
  • выведено сорок процентов. 51,1%
  • выведено пятьдесят процентов. 48,4%.

В предположении, что ресурс фальсификаторов ограничен абсолютным числом вбрасываемых голосов и что все “молчуны” проголосуют не за Путина – уже выход каждого второго “молчуна” приведёт к 48,4% голосов за действующего президента, это автоматически означает второй тур. Если считать, что распределение голосов “молчащего большинства” такое же, как среди голосовавших, то:

  • выведено десять процентов “молчунов”. За Путина было 36 миллионов + 9 миллионов нарисовали, вышло ещё 5М и из них Путина поддержала половина. Снова мы имеем в результатах 73 миллиона голосов (9 фальшивых) и из них 36+9+5*0,57 = 47,85М или 65,5%.
  • 20% молчунов. 45М + 5,7М за Путина. Снова 65%.
  • 30% — 64,5%.
  • 40% — 64,1%.
  • 50% — 63,7%.

Как мы видим, в таком случае у нас увеличение явки приводит к падению процента голосов за Путина. Замечу также, что я рассматривала сценарий с фиксированным по числу голосов вбросом, но зависимость от реальной явки может быть куда менее тривиальной: этот вопрос требует отдельного прояснения. Результаты выборов 2012 года показывают, что наибольший процент проголосовавших за Путина был в регионах с формально самой высокой явкой. Если, скажем, во Владимирской области и явка, и процент голосовавших за Путина были около 53% – то вот Чечня демонстрирует 99% в обеих категориях. В уже упомянутом мной разборе прошлых выборов сказано, что большие явки, по всей видимости, сфальсифицированы и направление для работы тут очевидно: если в Чечню на каждый участок приедет по два наблюдателя хотя бы из Адыгеи (явка 68% по официальным данным) или из Ставрополья (60%), фальсификаторы могут резко потерять значительную часть своих голосов.

4. Выводы.

Правильная стратегия, на мой взгляд, заключается в максимизации явки при минимизации фальсификаций. Подчеркну, что при низкой явке – см. пункт 2! – никакие фальсификации сторонникам Путина не потребуются, они придут на полупустые участки и победят в совершенно честных выборах.

А вот сценарий, который предполагает разом то, что фальсификаций нет вовсе и процент поддержки Путина соответствует те 36 миллионам, которые реально за него голосовали в 2012 году: эти 36 миллионов выходят, вместе с ними идёт 70% избирательниц/лей (уровень Brexit, больше явки на выборах президента США, но меньше явки на референдуме о русском языке в Латвии: как видите, такое вполне возможно). Что получаем? 47,2% голосов за Путина и второй тур, итог которого при наличии консолидированного кандидата/тки уже не столь предсказуем.

И да, в любом случае идея “бойкотировать” выборы не выдерживает элементарной арифметической проверки – даже при самом оптимистичном для Навального сценарии с нулевыми вбросами и минус тремя миллионами избирательных бюллетеней в урнах результат оказывается так себе.

p.s. текст написан с позиции персоны, выступающей против Путина. Но очевидно, что озвученные цифры можно использовать и для рассуждений с противоположной стороны: для максимизации числа голосов за Путина я бы стремилась минимизировать явку всех, кроме своих единомышленниц. Оптимальный вариант – приходят те 36 миллионов человек, ещё 9 миллионов бюллетеней фальсифицируем, а остальные сидят дома. Явка 41% не очень приятна, но совершенно не фатальна (порога-то нет!) и мы имеем сто процентов голосов. Ну ок, для приличия пусть 95%.

Tagged . Bookmark the permalink.

6 Responses to Есть две стратегии на выборах. Какую сама выберешь, какую подруге предложишь?

  1. Left says:

    Вообще мимо про стратегию Навального. Он призывает не ходить на выборы не для того чтобы уменьшить поддержку Путина а чтобы потом можно было всех не ходивших записать в свои сторонники (а не ходивших будет много – какой смысл идти на выборы если все на 100% уверены кого именно выберут, это вне зависимости от отношения человека к Путину).

    • Alexa says:

      Кхм, ну я про этот его мотив ничего не знаю. Может и так, конечно, но в общем-то понятно, что это тогда исключительно (не очень чистоплотный) приём повышения своей популярности с сомнительным результатом. Я предпочитаю говорить не про то, как повысить популярность Навального, а как хотя бы двигаться в сторону значимых изменений.

      • GNU/Hurt says:

        Значимые изменения происходят прежде всего не в выборах, а в головах людей. Когда хотя бы для 10% электората основной ценностью станет не ёбанное ВЕЛИЧИЕ, а личное благополучие, т.е. не внешняя политика, а внутренняя — тогда и выборы потихоньку начнут работать.

      • Left says:

        Ну вот и посмотрим – если после выборов Навальный не скажет что “из не пришедших бОльшая часть населения поддержала бы меня, теперь мы видим как велика моя реальная поддержка” – я извинюсь и скажу что был неправ, зря напраслину возводил на честного (по крайней мере в этом аспекте) человека.

  2. GNU/Hurt says:

    А у этого самого Навального, по моему, никакой стратегии нет в принципе — он с упорством носорога продолжает долбить наиболее прочные и защищённые места Режима.

  3. vasaka says:

    Это звучит убедительно, против этого есть только аргумент что раньше против всех и протестные кандидаты не очень работали, а массово агитировать игнор, вроде, ещё не пробовали

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *