К полемике о выгорании

Политологиня и феминистка Анна Фёдорова сегодня написала комментарий по поводу интервью феминистки и журналистки Беллы Рапопорт бренду narvskayadostava. Вот что получилось:

БР:  Сначала я получала фидбек от подруг из серии «мы смеялись над твоими постами, но теперь мы тоже видим все, что ты описываешь», потом начались репосты и мои тексты разошлись более массово; кроме того, я стала использовать феминистскую оптику и в своих статьях (на тот момент я работала в лайфстайл-издании и писала тексты о кино и моде), а потом вышла статья «Право на секс» на «Снобе», и ко мне начали обращаться из изданий федерального масштаба с просьбами осветить ту или иную феминистскую повестку, так как на тот момент я была чуть ли не единственной публичной пишущей феминисткой. За те несколько лет я перелопатила такое количество информации о насилии, что после выгорания, которое произошло после “телочкогейта”*, мне до сих пор очень тяжело снова погружаться в такого рода контент. Своими главными достижениями я считаю, конечно, “телочкогейт”, который, как мне кажется, очень сильно повлиял на то, как теперь выглядят хотя бы некоторые СМИ, и на то, что феминизм стал явлением гораздо более масштабным (то есть это не только моя заслуга, но и моя тоже). Кроме того, пару лет назад моей целью стало превратить на тот момент цисгендерный и гетеросексуальный мейнстримный феминизм в инклюзивный, мне это было важно как лесбиянке, и, как мне кажется, в том, что сейчас повестки ЛГБТК и феминизма пересеклись, также есть моя заслуга.

*”Телочкагейт” – резонансный скандал в “рунете”, когда Белла Рапопорт в собравшей более трехсот тысяч просмотров колонке издания ”Кольта”, обвинила другое издание, “Медуза”, в использовании слова “телочка” по отношению к женщинам, в опубликованном в материале “как не быть сексистом в России”.

АФ: Охренеть! Белла Рапопорт называет себя “чуть ли не единственной пишущей феминисткой”, рассуждает о выгорании и гордо стоит “у истоков фем-активизма в Рунете”.

Человек, у которой вышла одна резонансная статья, да и все. Вот уж выгорела так выгорела. Теперь можно до конца жизни полеживать.

А что до этого люди ГОДАМИ писали на эти темы (нет, я не про себя, я тоже недавно) – это ничего. Потрясающая наглость.

Не вдаваясь в детали относительно того, насколько адекватна саморепрезентация Беллы Рапопорт и насколько адекватна её оценка Анной Фёдоровой, замечу по поводу выгорания. Мне представляется очень важным подчеркнуть то, что выгорание это феномен, который вообще никак не связан с внешними объёмами работы, я знаю примеры выгорания у активисток “третьего эшелона”, чья видимая извне деятельность вообще сводится к лайкам-репостам и участию в паре-тройке акций. Выгорание происходит не тогда, когда вы делаете нечто в критическом количестве, а когда сделанное отнимает у вас больше ресурсов, чем ваша психика на то могла бы выделить. Выгореть можно вообще втихую, не публично: и я специально повторю цитату из материала другой активистки, журналистки и блогерки, Татьяны Никоновой:

В 2016 году, когда шел флэшмоб #ЯНеБоюсьСказать я написала инструкцию, что делать, если вас от чтения всего этого буквально затапливает, вам очень тяжело, и не знаете, как справиться. Сейчас из-за обсуждений убийства Татьяны Страховой и акции #этонеповодубить многие говорят о схожих ощущениях после прочтения и других историй абьюза и угрозы жизни, либо чувствуют свою беззащитность из-за комментариев, утверждающих вину убитой в происшедшем. Привожу тут инструкцию с небольшими изменениями.

– Не корите себя за неспособность долго сопереживать, сердце не резиновое. То, что вы не находите больше добрых слов для пострадавших или не можете и дальше читать новые и новые истории, не делает вас человеком без сердца. Наоборот, это люди без эмпатии могут с интересом копаться в деталях в поисках несоответствий, чтобы потом ими с хохотом потрясти. Вы-то как раз нормальны, человек не может страдать бесконечно, от этого случаются всякие разрушения.

– Поберегите себя. Сосредоточьтесь на том, что вам придает сил: с друзьями встретиться, с семьей время провести, может, наоборот, ото всех сбежать и полежать в ванне с сериалом.

Поэтому при всём уважении к Анне Фёдоровой – тут она не права. Выгорание это не про право полёживать и не про то, кто больше сделал. Сверх того, я считаю крайне токсичной расхожую практику осуждения “недостаточно выносливых и рано уставших” – наша жизнь не коллективный марш-бросок на Южный полюс, где выживание группы зависит от способности каждой выкладываться до предела. Право говорить о выгорании даёт не суммарный объём текстов, не их, текстов, число прочтений, и даже не число часов на уличных акциях. Осмысленный разговор о выгорании получится при достаточной саморефлексии и наличии релевантного опыта, а релевантность зависит, повторюсь, от внутреннего соотношения нагрузки и ресурсов.

Tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *