Однополые браки обычной семье не угроза

Я часто слышу от самых разных людей одно и то же утверждение: мол, в остальном мире массово легализуют однополые браки и это бесспорный признак если не скорого конца света, то “однозначный перебор”. Ладно бы это мнение озвучивали, скажем, исключительно адепты Германа Стерлигова, странноватого подмосковного фермера, который в своём твиттере призывал запретить электричество и, цитирую дословно, колдунов-учёных (в твиттере, Карл!). Но нет, это вполне умные и адекватные люди, последним был мой сверстник, с которым мы вместе выгуливали детей в парке: это не типичный горе-папашка, который всё взаимодействие с потомством переложил на жену ради игры в танчики. До этого про ужас гей-браков говорили бизнесмены, программисты, руководители – и тоже, как правило, все люди семейные.

Поэтому напишу то, что должно бы быть очевидно всем с приличным гуманитарным образованием, но что не находит понимания у всех перечисленных людей.

Однополые браки это не угроза сложившимся семейным ценностям, а скорее наоборот то, что эти ценности способно укрепить.

Возьмём, для начала опыт наших прабабушек или прапрабабушек – живших чуть более ста лет назад. Когда в Российской империи произошла революция, институт брака претерпел куда более радикальные изменения, поскольку новая власть фактически упразднила венчание и церковный брак. Союз мужчины и женщины перестал быть священным и утверждаемым на небесах, а вместо этого стал продуктом ЗАГС-а, государственного бюрократического аппарата. Привело ли это к распаду семьи? Не привело, наши прабабушки в массе своей вышли замуж, родили детей и эти дет тоже в большинстве своём создали моногамные разнополые семьи вместо каких-нибудь коммун с общими партнёрами и партнёрками.

Часто можно встретить утверждение о том, что церковный брак был упразднён уже в 1917 году. Но вот Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах – он подписан
20 января (2 февраля) 1918 года. Источник: Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 2. Оп. 1. Д. 5212. Л. 1-5; правки карандашом – Ленина и Горбунова.

Замечу, что ни в одной стране из чсле легализовавших однополые браки гетеросексуальные люди не потеряли права жениться и выходить замуж. Никто не отменял сложившеся церемонии. Никто не создал какую-либо новую структуру для регистрации браков: просто несколько процентов населения получило право вступать в брак. Сам факт того, что это меньшинство было готово бороться за браки – говорит скорее о пребывании нститута брака в жизнеспособном состоянии; был бы брак в кризисе, его бы не добивались.

Угрозы институту брака заключаются – и заключались ранее – вовсе не в претензиях со стороны меньшинств и не в требованиях расширения (кстати, когда-то межрасовые и межконфессиональные браки тоже были под запретом в разных странах).

Браку угрожала мобильность населения: когда мужья уезжали на промыслы в столицу и возвращались домой спустя несколько месяцев. Это было в той же Российской империи больше ста лет назад, это происходит сейчас и отсутствие дома супруга сказывается на семье не лучшим образом. Брак подрывали войны, где отсутствие мужчин растягивалось на годы или где семья вовсе оставалась без мужчины – катастрофические последствия что Первой, что Второй мировой войны общеизвестны, мы наблюдаем их до сих пор. Браку в его традиционном, наконец, угрожают внебрачные связи, однако тут я просто отошлю к знаменитому рассказу Михаила Булгакова “Звёздная сыпь”: он актуален по сей день, если поменять “сифилис” на ВИЧ и вспомнить, что заметная часть новых заражений выявляется в России наших дней при постановке на учёт в женскую консультацию.

Реальная опасность семье исходит не со стороны геев и лесбиянок: в конце концов, у нас уже полно нетрадиционных однополых семей вида “мама и бабушка”. Настоящие причины для беспокойства таковы:

  • неравенство Москвы, Петербурга и Нечерноземной полосы. Когда люди массово едут работать из Тверской и Псковской областей вахтовым методом в столицы, говорить о семейном благополучии сложно. Если мужа и папы нет дома двадцать дней подряд;
  • военные авантюры по сценарию Афганистана 1979-1989 года. Нам мало потерявших отцов семей? У нас и так аномально высокая мужская смертность в ДТП, за счёт алкоголя и убийств, нам надо ещё? Счёт убитым идёт минимум на сотни, а по иным оценкам – и на тысячи; только во время недавнего столкновения российских наёмников с курдами (которых поддерживали США) погибло до 217 человек. Порядка сотни семей остались без отцов за пару часов – и всё ради контроля сирийских властей над нефтеперерабатаюшим заводом в паре тысяч километров от нашей страны.
  • эпидемия ВИЧ. Сейчас в стране число ВИЧ-положительных людей составляет около процента (возможно, больше), что уже немало – а темпы роста хуже, чем в ряде африканских стран. Проблема ВИЧ перестала быть проблемой каких-то маргинальных групп населения, вам не обязательно посещать тёмные комнаты в гей-клубах для того, чтобы заразиться: передать вирус может фактически кто угодно.
  • домашнее насилие. К сожалению, у нас очень мало данных о том, в каком числе семей совершаются подобные преступления, но сведения 2003 года вкупе с результатами исследований в других странах позволяют предположить, что почти каждая четвёртая семья сталкивается с регулярными побоями и издевательствами со стороны мужей.

Последнее, с точки зрения действующего в России законодательства – преступление. Однократное избиение без значительных последствий на сегодня признаётся административным правонарушением, но второе такое же на протяжении года будет уголовно наказуемо: по текущему законодательству надо бы оштрафовать, отправить на обязательные работы или посадить под арест каждого четвёртого мужа. Это настоящая катастрофа, поскольку ни одно другое насильственное преступление не встречается столь же часто – у нас нет ничего, что позволило бы заподозрить подобную частоту, скажем, ограблений или побоев со стороны хулиганов. А домашние тираны вот тут, рядом: мне лично доводилось неоднократно сталкиваться с безобразными скандалами где-то поблизости. С точки зрения закона, с точки зрения любой традиционной религии – рукоприкладство в доме недопустимо; одобрить его могут только какие-то полуэкстремисткие группы с дурно пахнущей репутацией, из числа тех людей, что поджигают кинотеатры за показ неугодных им фильмов.

В абсолютном большинстве развитых стран поняли, что угроза семье исходит с этой стороны. Были придуманы и реализованы программы, позволяющие бороться с домашним насилием: например, избиваемая женщина может получить убежище, а её муж – ордер, запрещающий приближаться к супруге ближе, чем на сто метров. Это далеко не прерогатива какой-нибудь “феминисткой” Швеции, это и опыт Китая, принявшего закон о домашнем насилии сравнительно недавно. А вот цитата из статьи Елены Беляковой, описывающей времена Российской империи сотрудницы Центра истории религии и Церкви Института российской истории РАН:

Прислушаемся к мнению мирового судьи Я.Лудмера, чья статья получила широкий отклик и ни одного опровержения!

«Многие наблюдатели современной народной жизни констатируют нам факт ожесточения, подчас и просто озверения народной массы…

Ни одно судебное учреждение не может в пределах нашего законодательства оградить женщину от дурного и жестокого обращения с нею…

И только тогда, когда “терпеть нет уже моченьки”, когда уже на ней, как говорится, нет ни одного живого места, она, избитая и изможденная, нередко с вырванной мужем косой в руках, плетется к мировому судье в надежде, что он защитит ее если не формально, то хоть своим авторитетом».

Автор приводит многочисленные примеры из своей практики, когда к нему обращались женщины, чьи мужья зверски их избивали, однако помочь он им не мог. Единственное доступное мировому судье наказание состояло в кратковременном (несколько дней) «арестовании». Вряд ли после отсидки отношение к жене могло полностью измениться: скорее ей следовало опасаться мести «пострадавшего» супруга.

Я.Лудмер приводит характерные слова мужа-сифилитика, избивавшего свою «половину»:

«Иссушу тебя, буду сушить, пока в землю не вколочу, из моей власти не выбьешься».

А что делает мировой судья?

«Я объяснил ей всю безысходность ее положения, в смысле абсолютной невозможности развода».

Я.Лудмер всё же сделал попытку спасти женщину, взяв с мужа подписку оставить жену в покое вплоть до излечения, однако этот документ не имел никакой юридической силы и мог действовать — незаконно — лишь в силу правовой безграмотности истязателя. Любая судебная инстанция должна была не только признать такое обязательство недействительным, но и даже наказать мирового…

«Другими словами, дан был полный простор насильственному и при том сознательному заражению [сифилисом] одного лица другим во имя “святости брака”».

Подчеркну: насилие и болезни, передаваемые половым путём, были проблемой уже тогда и разные общественно-политические деятели говорили о необходимости защитных механизмов. Выписанная женщине из этого отрывка бумажка хоть и не имела реальной силы, по сути являлась прототипом охранного ордера. А сейчас на территории бывшего СССР осталось две страны без комплексного закона о домашнем насилии, Узбекистан и Россия.

На этом фоне перспектива геев и лесбиянок вступать в брак вообще не стоит обсуждения.

Tagged , , , . Bookmark the permalink.

2 Responses to Однополые браки обычной семье не угроза

  1. GNU/Hurt says:

    Ты пытаешься аппелировать к рациональному в том поле, где действует всеподавляющее иррациональное. По моему, эти люди должны быть благодарны Режиму и лично Президенту за то что (пока ещё) имеют возможность покинуть страну, а не быть растерзанными на месте. Только его воля (а точнее — желание сотрудничать с западом) позволяет им жить, а не стать свящынными жертвами, отданными на растерзание иррациональной толпе.
    Ей не интересны семья, права, свободы, уют, комфорт, квартирный вопрос, эмпатия. Проблемы пары-тройки-десятка-сотни _отдельных_ человек — ерунда в сравнение с коллективной волей к насилию десятков миллионов. Толпа вообще лишена чего либо человеческого, это устойчивый, само-реплицирующийся культ. Идея, для которой проблемы отдельных индивидуальностей — не более чем проблемы отдельных эритроцитов в твоём организме.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *