Про текст Суркова

В моей ленте за сегодня несколько раз упоминули текст, который вполне может встать в один ряд с разбиравшейся мною год назад статьёй Олега Матвейчева в “Тетрадях по консерватизму” (вот выдержка из статьи, вот сама статья) – колонка Владислава Суркова в “Русском пионере”. Это тоже своего рода консервативный манифест и я думаю, что его стоит разобрать подробно.

Фактология: так есть ли матриархат?

…посмотрите на запад – матриархат, действительно, наступает. Женщины берут власть.
Главами правительств, министрами, мэрами в очень влиятельных странах все чаще становятся женщины. Все больше женщин-предпринимателей, женщин-администраторов, женщин, чем-то и кем-то руководящих, наконец, даже просто каких-то беспричинно напористых и бесцельно пробивных женщин.
Буквально несколько недель назад я писала популярную статью про матриархат (она пока не вышла) и в ней озвучила важную, как мне кажется, идею. “Матриархат”, о котором писали многие авторы в прошлом, подразумевал в общем-то довольно далёкие от реального гендерного равноправия вещи – например, наличие женщин-воительниц иногда соседствовало с тем, что в эти же военные отряды попадали изгнанницы из королевского гарема. Современный подход к вопросу “кому из полов принадлежит власть” заключается в сопоставлении очень многих признаков: кого больше на руководящих постах, кому больше платят, кто имеет больше свободного времени дома, у кого лучше доступ к образованию.

Обратимся к метрике гендерного равенства EIGE по европейским странам – и увидим что даже в Швеции показатель равенства составляет 82 балла из 100 возможных. Шведки зарабатывают меньше и чаще попадают в число малообеспеченных, их меньше на многих руководящих постах, они делают больше работы по дому и реже бывают на каких-либо мероприятиях вне стен своего жилья. Это Швеция с 82 баллами, а среднее по ЕС – 66 баллов!

Можно посмотреть и метрику индекса гендерного неравенства, который варьируется от 0 (полное равенство) до 1 (неравенство абсолютное). Там тоже нет нигде нулевых значений – в самой-самой “равной” Норвегии женщин всё равно меньше на оплачиваемой работе по сравнению с мужчинами. То есть фактологически высказывание Суркова надо перевести так:

…посмотрите на запад – женщины в последние сто лет начали претендовать на те права, которых до этого были лишены. Они начали включаться в общественную жизнь и теперь даже занимают руководящие посты. Всё больше предпринимательниц, администраторок, руководительниц и вообще у женщин стали проявляться амбиции, ранее свойственные мужчинам.

Отдельно, кстати, подчеркну феминитивы: как по мне, так “предпринимательница” куда лучше и естественнее “женщины-предпринимателя”. Последнее звучит как “женщина-родитель” вместо “мать”.

Сюда же попадает следующий абзац:

Голливудские сериалы и блокбастеры, к которым постепенно переходят жреческие компетенции, а вместе с ними и обязанности по поддержанию новых иерархий, принижают мужчин и возвышают женщин. Среди персонажей все реже встречаются начальники, зато начальницы на каждом шагу. Боевые мужики выглядят диковатыми и ограниченными, их бестолковую энергию мудро направляют самоуверенные бабы и бабушки, возглавляющие департаменты полиции, спецподразделения, а то и целые спецслужбы. В последнем эпизоде “Звездных войн” последний джедай – естественно, девушка.

Ну вот статистика по Голливуду: в 2016 году под руководством женщин снято четыре процента (да-да, 4%) из ста самых кассовых фильмов. В этих фильмах главные героини были в 29% случаев, всё остальное – главные герои. Если считать по героям, которые вообще хоть что-то произносят в ленте – женщин наберётся аж 32 процента. Вот тут можно посмотреть и на распределение фильмов по доле мужских и женских диалогов:

Скриншот страницы. Рекомендую кликнуть, перейти по ссылке и ознакомиться подробнее, эта диаграмма интерактивна, при наведении курсора на кружки подписывается название фильма.

То есть надо снова переписать в соответствии с фактами:

Голливудские сериалы стали несколько чаще показывать женщин. Впрочем, большая их часть (96% самых кассовых фильмов по данным портала Women and Hollywood)
снимается под руководством мужчин и говорят на экране преимущественно мужчины. Кроме того, женщины открыто заговорили о сексуальных злоупотреблениях…

Стоп, это дальше.

Упущенная альтернатива

Развернутая на Западе кампания против приставаний мужчин к женщинам, очевидно, только начало. Следующим этапом будет требование женщин поменяться ролями – “теперь приставать будем мы!” Должен же кто-то проявлять инициативу, секс, кажется, никто не отменял. Лучше уж так, чем никак.

В этом месте воображение сразу подсказывает, как, по мнению Суркова, должно выглядеть рабочее место мужчины спустя лет этак 50:

qjo jotaro / Deviant Art , кликабельно

Я, кстати, сейчас совершенно серьёзно – гигантский пласт фемдомных историй с несчастными мужчинами имеет всё те же корни, что и подобные высказывания. Или карикатуры на суфражисток:

Карикатура на суфражисток – мужчину ногами вышвырнули из некоего заведения, заполненного женщинами.

Проще говоря, в основе лежит предположение будто взаимодействие полов всегда предполагает насилие. Сурков пишет про “кому-то же приставать надо”, авторы фемдомного порно помещают на страницы связанных и истерзанных мужчин, а авторы карикатур изображали мужчин гонимыми или запертыми в четырёх стенах с орущими детьми и всей домашней работой – возможность равноправия в этой картине мира просто исчезает.

О хромосомах

Тонко чувствующие конъюнктуру #британскиеученые, как всегда, не подвели. Некий серьезный генетик из Кентского университета в начале года опубликовал статью, в которой доказал, что “мужская” Y-хромосома, содержащая ген SRY (программа воспроизводства половых признаков самца человека), в ходе эволюции должна исчезнуть. И набор генов, “отвечающих” за появление на свет мальчиков, выпадет из генома. Фактически, это деликатное, с использованием щадящей интеллигентской терминологии объявление всех нас, особей “сильного” пола, – дегенератами.

Ну, во-первых, урезанность Y-хромосомы – факт известный очень давно, с момента её, хромосомы, открытия. Во-вторых, процесс её сокращения вроде как остановился. В-третьих, никто про “дефективность” – по крайней мере, среди исследователей – не говорит. Вот эта статья предлагает иное объяснение – Y-хромосома стала просто очень специализированной. Теме Y-хромосомы посвящено множество работ и сделанный мною навскидку, буквально за 15 минут, обзор, показал новые исследования о том, что эта хромосома скорее всего никуда не исчезнет, у неё находят разные интересные механизмы защиты от дальнейшего сокращения.

Кстати. Есть куча врождённых заболеваний, при которых хромосомы, напротив, лишние – самым известным примером служит синдром Дауна, трисомия 21. Есть болезни, связанные и с незваткой хромосом – но из того, что Y меньше X ничего не следует. У человека наличие только одной X-хромосомы проявляется синдромом Шерешевского-Тёрнера, но у кучи животных одна X хромосома без Y – нормально для всякого здорового самца. Да, мы не пауки и не тараканы, у которых всё так устроено, но тезис “обладатели мелких хромосом – дегенераты” не выдерживает критики заодно с тезисом “если Y-хромосома в ходе эволюции исчезнет, то это точно катастрофа за неимением иной альтернативы”.

Об истории и политике

Я пропускаю большой кусок, где автор пытается показать, что женщины приходили к власти там, где в государстве начинались большие проблемы или где они должны были в скором времени начаться. Этот кусок уязвим для критики хотя бы в силу отсутствия полноценного анализа – выбранные примеры единичны и не позволяют говорить даже о корреляции. Скажу только, что в Англии и Великобритании правили как минимум две Елизаветы и королева Виктория, при которой Британская империя достигла своего пика, в то время это было самое развитое государство мира практически по всем показателям. И ничего, после Виктории развала не последовало, точнее – последовал распад колониальной системы, в котором другие страны тоже теряли колонии по всему земному шару.

Политические системы призывают женщин, когда выдыхаются после бурного роста и достигают в своем развитии поздней, терминальной стадии. Поэтому, хотя не все правительницы похожи на сестер милосердия, все-таки их правление приемами и стилем обычно напоминает уход за больным, пустые хлопоты в безнадежной клинической ситуации.

Правление Маргарет Тэтчер при королеве Елизавете II – наглядный контрпример. Тэтчер провела довольно жёсткие реформы и при этом как-то не похоже, что с тех пор (а прошло уже треть столетия; СССР вот их не пережил) Великобритания отошла на свалку истории. Более того, сам того не желая, Владислав Сурков подталкивает нас к мысли, что женщинам оставляют разгребать последствия не слишком удачного правления мужчин. Прямым текстом:

Никто не хочет брать власть без понимания, что в ней пошло не так. Никто, кроме женщин. И вот джентльмены великодушно уступают подругам брексит, миграционный кризис, застрявшие социальные лифты, надувную экономику, пузырящиеся рынки, замерший медианный доход, непролазную многополярность, безлимитную милитаризацию..

То есть мужской мир-то по словам самого автора оказывается так себе! Правда, к счастью для мужчин, все эти страшилки слегка преувеличены, прямо скажем: Европа уже видела кризис на Балканах, распад советского блока и на этом фоне нынешняя ситуация вполне терпима.

На Западе сегодня матриархальная демократия идет на смену либеральной. Феминизм, смягчаясь и мимикрируя, утекает из радикальных сект в широкие массы. Дамский популизм стал, пожалуй, самой эффективной доктриной для тех, кто стремится к политическим вершинам. Все признаки очередного “заката” Европы (вернее, Еврамерики) налицо.

Радикальный феминизм, к слову, в своём “сектантском” варианте (с лесбосепаратисткими коммунами) возник в 1960-х годах. То есть спустя лет этак семьдесят после массового суфражисткого движения; последнее было почти во всех мало-мальски развитых странах, включая, конечно, и Российскую империю. Это не были “секты”, это были оформленные политические группы с внятной повесткой, массовой работой и акциями. А после Октябрьской революции вообще на непродолжительное время феминисткие решения принимались аж на государственном уровне – СССР одним из первых ввёл легальные аборты, доступ к контрацепции, ясли, программы ликвидации безграмотности среди женщин и кампании по вовлечению женщин в государственное управление. Даже с учётом сталинского отката (запрет абортов и упразднение женсоветов) Советский союз был куда более “феминистичен”, чем США или те же страны Западной Европы. К слову, в Швейцарии женщины получили право голоса в полном объёме только в 1991 году! Так что и взгляд на Европу, как на единый оплот феминизма – тоже несколько поверхностен.

Мужской ответ

Самый зубодробительный абзац я приберегла напоследок:

Мужчины спустились уровнем ниже и копошатся там. За фасадами матриархата, в его тылах и подпольях они заняты перегруппировкой сил и переоценкой ценностей. Ими создаются для будущего невиданные вещи: безлюдная (и в силу своей безлюдности склонная к бесчеловечности) цифровая экономика… инновационная война мощностью в тысячу megadeath… превращение хакеров и прочего сетевого криминалитета в господствующее сословие (подобно тому, как из грабителей и налетчиков сложилась в досетевом обществе аристократия, а от американских “баронов-разбойников” произошла нынешняя капиталистическая элита)… религиозное учение, порождаемое и насаждаемое искусственным интеллектом… глобальная i-государственность, функционирующая на основе тотального контроля в сочетании с массовым производством все новых и новых фиктивных свобод…

По степени витиеватости и по содержанию – точнее, по перечню упоминаемых сущностей – он мне напомнил… текст Донны Харауэй “Манифест киборгов”. Вот только у меня плохая новость для Суркова: Харауэй писала скорее про то, что в условиях цифрового мира гендерная картина тоже поменяется. Тело киборга – оно постгендерное.

Если не вдаваться в публицистику, а придерживаться фактов, то в постиндустриальной экономике женщины играют как раз ключевую роль. При доле женщин в оплачиваемом труде на уровне хотя бы 30-40% мы имеем сопоставимый вклад в валовый внутренний продукт, в инновации и разработки. Женщины по Суркову “захватывают руководство”, реальные женщины работают на производствах, в лабораториях и университетах. Сурков думает о власти, но реальное общество построено не вокруг властных отношений в рамках сложившихся государственных институтов, а вокруг целой сети взаимодействий между людьми: вокруг семьи, друзей, коллег, вокруг экономических транзакций и обмена идеями.

И да, конечно вовлечение в эти отношения мужчин и женщин на равных (а уж тем более выход за пределы гендерной бинарности!) мир радикально меняет. Но никакого “мужского хакерского подполья” нет и не будет – а будет Google, откуда за попытку развести гендеросрач в рабочее время выгоняют в два счёта.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

7 Responses to Про текст Суркова

  1. GNU/Hurt says:

    Если честно, ниасилил. Первые абзацы ещё воспринимал, но дальше какая-то фаллософская мозголомня. Вкратце-то — что хотел сказать автор?

  2. listener says:

    Вот только про гугл не надо – о покойниках или хорошо, или ничего, а хорошего по этой ситуации сказать нечего (как вариант, рекомендуется сначала все-таки прочесть манифест Дэймора).

    Еще лучше, найти исковое заявление Дэймора-Гудмана (текст дико интересный, но очень страшный) – там ситуаци описана подробно.

    • Alexa says:

      Ну читала я этот манифест. И читала комментарий уже бывшего менеджера Google, который пояснил, почему Дэймора выгнал бы и он: потому что программистов нанимают не для того, чтоб те устраивали срачи в рабочей переписке в оплачиваемое время (причём срачи, после которых встаёт вопрос: а как автора манифеста теперь определять в группы с женщинами?). Я там дала ссылку на свой собственный разбор: “манифест” плох и с фактологической стороны.

      А что с исковым заявлением?

      • listener says:

        С исковым зявлением хорошо то, что в нем не должно быть искажения фактов, иначе дело развалится на очень раннем этапе. Т.е., описанные факты можно считать имевшими место. Там подробный анализ двух случаев, с хронологией, со скриншотами переписки…

        Вот, например, маленький штрих к портрету: за четыре года, Дэймор не имел претензий с профессиональной стороны и четыре разы был “сотрудником месяца”.

        Про “оплачиваемое время” там тоже было – инициатором обсуждения была гугловская комиссия по этике, и дискуссия, при полной информированости всех сторон, продолжалась несколько месяцев.

        Вообще, эту ситуацию сложно оценить не имея опыта взаимодействия с американской корпоративной культурой. Началось все только после того, как кто-то с гуглового форума слил обсуждение наружу — подключился PR-отдел и начал заливать пожар керосином.
        С моей точки зрения, у этого слива было два эффекта: 1) для потенциальных сотрудников, это повод серьезно задуматься, стоит ли рассматривать гугл, как место работы, если придется работать не только за себя, но и за всех, кого набрали diversity ради (а в условиях жесточайшего кадрового голода это достаточная неприятность); 2) для бизнес аналитиков – необходимость учитывать то, что в такой корпоративной культуре, вероятность создания новых продуктов мала, и дальше будет только снижаться.
        Далее последовало увольнение и попытка вывернуть ситуацию наизнанку… Это могло прокатить, но, если суд все-таки состоится – эффект будет убойный.

        Что же касается “пояснил, почему Дэймора выгнал бы” – любой менеждер, который скажет такое публично, через несколько минут станет бывшим менеджером – потому что к Equal Employment Opportunity относятся достаточно серьезно, и эти слова – повод для судебного разбирательства.

        Собственно, вторая часть иска, как раз про это. Там описывается на редкость неприятный тип, но его убеждения – это его убеждения, и попытка с ними бороться – это политическая цензура, а устраивание травли – просто за гранью.

  3. сергей says:

    > Правление Маргарет Тэтчер при королеве Виктории

    Вы хотели написать при Елизавете II, не так ли?

  4. Pingback: О “леволиберальной диктатуре” – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *