Что такое хорошо и что такое плохо

В комментариях к прошлой записи о плохой психологии Miroff озвучил проблему, о которой я как раз хотела написать:

А что значит “плохая” в практическом смысле? Допустим кому-то применяемые методики не нравятся, но это же не означает что они никогда не работают, возможно, кому-то помогает.

Я, правда, думала о схожем вопросе применительно к порнографии и её критике. Феминисткая критика порнографии во многом основывается на таком аргументе:

Порноактрисы часто сообщают о систематическом насилии, причём часть из них до этого утверждала, что им нравится работа. Мы не можем считать искренним то, что женщина положительно высказывается о своих съёмках в порно (или, как вариант, о заработках проституцией), поскольку она либо не может признать правду сама, либо боится последствий в виде отказа студий.

Действительно, как мы отличим хорошее от плохого там, где показания людей противоречивы? Как выбрать между чрезмерным регулированием всего и вся и ситуацией, когда любые нехорошие люди могут безнаказанно творить всё, что угодно? Этот вопрос открытый и я не готова дать на него окончательный ответ; я лишь озвучу свои соображения.

  1. Наличие физического вреда. Если, к примеру, некто продаёт “лекарство от рака”, которое не работает и в результате кто-то умирает – это однозначно должно рассматриваться как преступление вне зависимости от намерений и веры продавца. Аналогично с побоями, истязаниями и прочими действиями, которые и так занесены в уголовные кодексы большинства стран. На политическом уровне этот этический постулат реализован как в виде УК, так и в виде различных деклараций/законов о правах человека (статья 21 Конституции РФ, отчасти статья 8 Конституции США).
  2. Исключение – самооборона, то есть ответное насилие, призванное предотвратить насилие в большем объёме. Верно как на индивидуальном (застрелить нападавшего с оружием, но не того, кто занял парковочное место), так и на политическом уровне (ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки меньшее зло, чем наземная операция).
  3. Выход в состояние, которое до знакомства с выводящей стороной было бы однозначно оценено как негативное и которое также будет оценено негативно другими людьми. Мы исходим из того, что люди не захотят, к примеру, стать бездомными алкоголиками и поэтому наказываем за спаивание несовершеннолетних. В большем масштабе этот аргумент также применим к случаю “ДНР” и “ЛНР” – двух самопровозглашённых образований на востоке Украины; поддерживаемые РФ сепаратисты вряд ли бы получили поддержку местного населения при заблаговременном сознательном информировании о последствиях. Любое правительство, которое пошло на ложь и привело народ не к тому, что обещало и которое не могло не знать о последствиях/было слишком недальновидно, чтобы предсказать последствия – порочно.
    Если вернуться на индивидуальный уровень, то это можно перенести и на семейное насилие. Домашние тираны, запрещающие женам выходить из дома, были бы отвергнуты в самом начале отношений, если бы заранее рассказали о том, какое же именно будущее ждёт их супругу. Мошенники, продающие “гармонизаторы пространства” ровно потому и мошенники, поскольку клиент получает только бесполезный пылесборник и минус сколько-то денег на счёте.

Разумеется, есть расхожий аргумент “а вот кому-то помогает”. Но любая публичная деятельность предполагает оценку не избирательно, а по совокупности: ведь даже те же онкологические заболевания иногда, в очень небольшом (0,001%) проценте случаев, проходят сами – и это не повод одобрять “лечение” толчёным кирпичом внутрь или хоровым пением на морозе. Если есть методика X, которая работает в 50% случаев, то методика Y с вероятностью успеха 25% должна применяться только с серьёзными оговорками и там, где X почему-то не подходит: так в медицине выделяют препараты первой и второй линии.

В случае с жуликами вроде Алекса Лесли или там Олега Новосёлова верно ещё кое-что. Они продвигают то, что приводит к третьему пункту в отношении других людей: начитавшийся “учебников для мужчин” становится неприятным типом, который в лучшем случае окажется просто самодуром, а в худшем – насильником (прецеденты были). И я всё-таки верю в то, что большая часть читавших изначально-то не хотела превращаться в мерзкого типа, который убивает домашних животных отказавшей ему в сексе девушки или, как в случае с Денисом Бурхаевым, угрожает взорвать многоквартирный дом самодельной бомбой.

p.s. Я хотела бы подчеркнуть, что написанное выше – исключительно продукт моего личного понимания тех этических систем, которые уже существуют и которые легли в основу тех же конституций разных стран. На эту тему написаны десятки томов, равно как и все перечисленные мною случаи тоже рассмотрены если не абсолютно досконально, то уж всяко подробнее, чем возможно сделать в моём блоге. Есть отдельно пласт феминистких текстов про патриархат, отдельно публикации по востоку Украины, отдельно история противостояния FDA и всевозможных жуликов, етсь, наконец, книги по Хиросиме и Нагасаки – по этим причинам я не намерена вступать в какие-то частные дискуссии.

 

Tagged . Bookmark the permalink.

9 Responses to Что такое хорошо и что такое плохо

  1. GNU/Hurt says:

    >при заблаговременном сознательном информировании о последствиях.

    Да ну? Они хотели “русского мiра”, т.е. чекистско-фашистского мордора со Сралиным, ГУЛАГами, а получили обычный, бандисткий. Но не всё сразу же, у них всё ещё много интересного впереди. У Путина через 6 лет перевыборы — “эффект Крьiма” к тому времени ослабнет, как раз будет возможность сыграть на маниакальной страсти русни к экспансии и получить заветные 96%.

    >и минус сколько-то денег на счёте.

    Вот совсем не согласен с этим пунктом. Рассуждая таким образом очень легко дойти до запрета вообще всего, т.е. того же самого ублюдочного совкизма-путинизма и прочего чучхе. Нельзя запретить человеку быть идиотом, можно предупредить о последствиях, и дать возможность научиться, но не запрещать. Запреты совершенно бесполезны и только вредят.

  2. Avicorn says:

    Как житель востока Украины, могу сказать, что

    а) как мне кажется, информирование повлияло бы так же, как гнилые десны на пачках сигарет на желания курильщика закурить – магическое мышление плюс иные приоритеты
    б) от широких масс населения мало что зависело, достаточно было быть просто пассивными

    Потому мне кажется несколько не корректным упоминать этот пример в ряду прочих.

  3. GNU/Hurt says:

    В тему того как имперская идея на людей влияет. Вот например, даже не ожидал такого от Алфёрова, всегда его люто бешено уважал. И ведь в госдуре он в своё время один из немногих, кто против закона подлецов выступал… А теперь вместе с путинскими топчет за цензуру и запреты: https://rg.ru/2018/02/09/zhores-alferov-internet-ne-dolzhen-byt-dostupen-vsem.html.

  4. Gorrah says:

    // Любое правительство, которое пошло на ложь и привело народ не к тому, что обещало и которое не могло не знать о последствиях/было слишком недальновидно, чтобы предсказать последствия – порочно.

    * наивным тоном *
    Это вы про правительства бывших нацреспублик, типа Прибалтики и той же Украины, которые шли к независимости под лозунгами “хватит кормить Москву, заживем все дружно своим домом”, а сразу после получения нужного результата сразу же развернувших оглобли в сторону “вы тут понаехи и оккупанты, и звать вас никак”? Про них, правда?
    * смотрит ясными глазами *

    • Alexa says:

      Ну валяйте, приведите данные в пользу того, что население хотя бы Литвы в массе своей поддержит возвращение в СССР. Сможете хотя бы вопрос сформулировать на том языке, на котором говорит большая часть населения? Там с падежами та ещё засада.

      Страны Балтии вообще-то изначально – до Второй мировой – были независимыми. И национальное движение там было будь здоров; если вас беспокоит же русское меньшинство, так вспомните как сами русские у себя в Москве относятся к другим национальностям. “Хач” и “чёрные” – знакомые слова? Как по мне, так вспоминать про дискриминацию русских после полстолетия оккупации и при высоком уровне ксенофобии у себя – это как-то не очень разумно.

      • Gorrah says:

        Нехорошо подменять тезис, Алекса. Речь шла не о том, кто и что поддержит сейчас, через четверть века. Когда люди, родившиеся в год объявления независимости, уже своих детей растят. Речь шла об изначальном заявлении о порочности правительства, которое обещало одно, а получив власть немедля сделало прямо противоположное, т.е. о вашем собственном критерии.

        Более широко говоря, я вообще-то хотел обратить внимание на то, что применять морально-этические критерии подобного рода в политике надобно поосторожней. Покамест я не видел практически ни одного человека, который бы применял эти критерии последовательно. Что вы блестяще и продемонстрировали: стоило показать вам, что _нравящийся_ (по крайней мере относительно) вам режим не проходит по вашему же критерию няшности и пушистости, как понеслась в атаку тяжелая конница с обсуждением исторически перипетий начиная от царя Гороха.

        В общем, вы только что продемонстрировали неготовность последовательно применять собственный же критерий.

  5. GNU/Hurt says:

    >относятся к другим национальностям

    А ты вспомни про то, как они относятся сами к себе. Это ведь всё идёт из системы ценностей. А они не признают ни ценность человеческой жизни, ни ценность свободы, ни ценность частной собственности. И поэтому и убийства, и пытки, и изнасилования, и цензура, и воровство — считаются _вариантом нормы_, не осуждаются.
    И кстати, в отношении этом ценностей, Москва куда как ближе к Европе чем вся остальная страна. Даже несмотря на то что здесь сидит основной источник великодержавной заразы.

  6. GNU/Hurt says:

    *Да блядь, как же неудобно без превью писать!*

    s/в отношении этом ценностей/в отношении ценностей/

  7. Miroff says:

    >Наличие физического вреда.
    Постойте, а как же культура БДСМ в которой причинение физического вреда вполне практикуется? Чем хардкорные варианты БДСМ отличаются от деятельности “плохих” психологов? По “критерию утки” с точки зрения стороннего наблюдателя, ритуалы, и там и там выглядят идентично.

    Примеры из медицины, извините, не в кассу. Иначе можно договориться до того что все врачи преступники потому что у любого врача бывает что пациенты умирают.

    >Выход в состояние, которое до знакомства с выводящей стороной было бы однозначно оценено как негативное и которое также будет оценено негативно другими людьми.

    Как насчет психиатрии? Клиенты психиатра до сеансов вряд ли бы одобрили себя после. Более того, пациенты, пережившие ампутацию, до операции почти всегда оценивают состояние утраты органа как негативнвное, наряду с другими людьми. Настольно, что им требуется психологическая помощь операции. Тем не менее это не делает хирурга преступником.

    Таким образом единственное что остается это “окружающим не нравится результат воздействия плохого психолога”. ИМХО, это их проблема, мало ли кому что не нравится. Большинству (объективно, в России) ЛГБТ не нравятся, и что теперь?

    >Но любая публичная деятельность предполагает оценку не избирательно, а по совокупности: ведь даже те же онкологические заболевания иногда, в очень небольшом (0,001%) проценте случаев, проходят сами – и это не повод одобрять “лечение” толчёным кирпичом внутрь или хоровым пением на морозе.

    Вообще говоря, если мы говорим о медицине, то это не так. Сейчас (ну так-то лет 50 уже) в тренде индивидуализированный подход к медицине. Мы назначаем антибиотики не исходя из статистики “вылечивают гонорею в 75% случаев”, а на основании анализов чувствительности возбудителя к доступным антибиотикам. Сходным образом сейчас начинают лечить и другие заболевания, в том числе и онкологические.

    Если же вернутся к психологии, то у нас не существует объективной оценки, насколько состояние пациента улучшилось после терапии, впрочем, такой оценки и в обычной медицине не особо существует. А раз нет оценки, то и статистика тут неприменима.

    >В случае с жуликами вроде Алекса Лесли или там Олега Новосёлова верно ещё кое-что. Они продвигают то, что приводит к третьему пункту в отношении других людей: начитавшийся “учебников для мужчин” становится неприятным типом, который в лучшем случае окажется просто самодуром, а в худшем – насильником (прецеденты были). И я всё-таки верю в то, что большая часть читавших изначально-то не хотела превращаться в мерзкого типа, который убивает домашних животных отказавшей ему в сексе девушки или, как в случае с Денисом Бурхаевым, угрожает взорвать многоквартирный дом самодельной бомбой.

    “мерзкий тип” это личностная оценка. Для кого-то, например, квир — мерзкий тип, так почему одна личностная оценка лучше другой?

    Насилие — часть сексуального поведения многих видов животных, в том числе и приматов. При желании можно найти сколько угодно следов даже в нашей культуре: от поговорок “бьет значит любит”, “села — дала”, “сука не захочет, кобель не вскочит” до свадебных ритуалов и сюжетов порнографических романов. А уж если начать изучать исторические примеры, можно обнаружить много интересного. Не случайно рост популярности BDSM начался одновременно с усиливающейся регламентациией сексуального поведения (в частности, введения в обиход понятий harassment, consent, abuse и т.п.) т.е. людям по какой-то причине перестало хватать “ванильных”, зарегламентированных отношений. С этой точки зрения, “плохие” психологи, насколько я могу судить по приведенным цитатам, это ни что иное как консервативная реакция и востребованны публикой они именно в этом качестве.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *