Семейное дело Рамосов

В прошлой записи я дала ссылку на статью в Daily Mail про людей, которые носят силиконовые костюмы для имитации женского тела. Вторая ссылка вела на фирму FemSkin, которая эти костюмы делает: это небольшое американское предприятие с продукцией, изначально ориентированной на трансгендерных женщин. Так вот: сегодня в Miami Herald я прочла большую историю семьи, держащей FemSkin.

Вкратце дело было так. Отец, Чак Рамос, американец пуэрториканского происхождения, всю жизнь занимался работой в мастерской и изобретением всяческих штук от квадроциклов до систем для лазерных шоу. В 2005 году поздним вечером он увидел по местному ТВ репортаж о тяжелом положении трансгендерного сообщества и решил придумать альтернативу сложной, дорогой и опасной хирургической коррекции пола. Он сделал сайт, который предлагал силиконовые костюмы: материал толщиной до сантиметра формировал женскую фигуру, а его текстура напоминала человеческую кожу. Цену за один костюм он выставил 3000 долларов – и получил первые заказы.


Трейлер документальной передачи про сообщество маскеров в Великобритании.

Первым покупателям пришлось честно сказать, что они вкладываются в изготовление прототипа. Первые месяцы Чак провёл в мастерской – и однажды у него взорвалась ёмкость с силиконом под давлением, мужчина получил осколок металла в лицо и на рану пришлось наложить 17 швов. Его жена, Барби Рамос, настояла на том, чтобы Чак не отказывался от другой работы, но её в тот момент особо не было; семья с тремя повзрослевшими сыновьями пережила тяжёлые времена.

В 2010 году компания всё же набрала обороты, а “самый уродливый в мире” (по словам Барби) первый костюм с молнией на спине сменился FemSkin III – цельнолитым телом, верхняя часть которого была сделана по образцу немецкой модели, а нижняя часть основывалась на модели из Бразилии. Этот продукт стоил уже не три, а около двух тысяч долларов и неплохо продавался: среди клиентов, как говорит Барби, было даже двое священников. FemSkin работали посередине “библейского пояса”, в традиционно консервативном штате, однако это не мешало находить покупателей. Впрочем, интернет позволил наладить сбыт за пределами США: продукция оказалась востребована британским сообществом “маскеров”, теми, кто входит в женский образ просто потому, что им нравится сам процесс.

Кадр из другой посвящённой маскерам передачи –  My Strange Addiction- запечатлел одного из сыновей, Адама Рамоса, в мастерской. Кликабельно на статью в Daily Mail с другими снимками.

Тогда же, в 2010-м, семья Рамос столкнулась с другой, куда более серьёзной чем взрыв в мастерской и перспектива банкротства, бедой. У Чака в возрасте 49 лет обнаружили рак почек: на третьей стадии, с метастазами в мозге. Спустя менее года Чак скончался – успев перед тем переписать фирму на Барби. Это тоже спровоцировало напряжение между ней и сыновьями, которые все активно работали в отцовской мастерской практически с самого начала… но Рамос пережили и это, достигнув отметки в 400 тысяч реализованных заказов.

p.s. Ещё немного сентиментальных деталей. Кабинет Чака остался практически нетронутым: на полке стоит внушительный синий справочник “Герметики, клеи и отвердители” по соседству с “Лекарством от рака, которое работает!”. А его портрет – одна из татуировок Барби; под ней видна надпись Family is forever, “семья навсегда”; с семейными ценностями у Рамос всё, похоже, в порядке.

 

Tagged , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *