Дело о мальчике, переодетом в девочку

Журналистка Татьяна Зверинцева, специалистка по криминальным новостям и околоюридическим темам, только что показала мне новость о том, что скандальная история с изъятием приёмного ребёнка из семьи по причине “слишком длинных волос”, похоже, разрешилась. Цитирую “Российскую газету”:

Возвратить детей приемной матери предписал 22 декабря суд Боградского района республики. В ходе разбирательства действия местных органов социальной защиты по изъятию детей из семьи и помещению их в приют были признаны не обоснованными.

Напомним, ранее сообщалось, что на волосы четырехлетнего ребенка, выросшие до поясницы, в районное управление образования пожаловались сотрудники детского сада, который посещал мальчик. Якобы таким образом мать негативно влияла на гендерное развитие ребенка. На основании этого сомнительно аргумента, как утверждала защита, всех приемных детей забрали у матери. Между тем сама родительница пояснила, что прическа нужна была для фотосессии. Длинные волосы должны были скрыть дефект черепа.

Сейчас СК по республике проводит проверку действий чиновников районной администрации решивших отнять детей у 57-летней приемной матери. Ее результаты пока не разглашаются.

Другое издание, сайт телеканала 360 (Подмосковье) ранее приводило – вполне разумные, как на мой взгляд – аргументы адвоката:

«Как вы докажете, что длинные волосы не могут препятствовать физическому, психическому и духовному развитию ребенка? И не могут свидетельствовать о ненадлежащем исполнении приемным родителем своих обязанностей? Был бы состав какого-то проступка, можно было бы разбираться» — заявила адвокат женщины Юлия Богодист.

Там же, в материале Марьям Гуллалиевой, приводится любопытная версия:

Лицегевич решила отстаивать право на воспитание детей в суде. На одном из заседаний свидетели сообщили, что в женскую одежду мальчика нарядили сотрудники детского сада. Они якобы специально надели на малыша платье и стянули волосы резинкой, чтобы поднять вопрос о его гендерной неопределенности. Более того, по словам дочери Лицегевич Натальи Кургачевой, во время судебных разбирательств ни разу не ставился вопрос об условиях содержания ребенка — все темы сводились исключительно к длине его волос.

«То, что вы на него в садике надели розовые колготки, розовую юбку, в розовые резиночки хвостик собрали, хвостик был внизу — подняли наверх, как у девочки, сфотографировали и сказали, что мама так его привела — это дурдом. У нас таких и вещей-то нет», — обратилась девушка к представителям детского сада. На судебное заседание, состоявшееся 13 ноября, была приглашена даже женщина-парикмахер, которая стригла мальчика. Свидетели предположили, что такое давление на Лицегевич могут оказывать из-за ее выступлений на телевидении — женщина якобы рассказала журналистам, что в районе не выплачивают опекунские. У руководства детского садика с Лицегевич личные счеты — многодетная мать якобы отказалась давать деньги на ремонт.

Понятно, что пока говорить о справедливости этих обвинений руководства детского сада преждевременно, однако важно подчеркнуть в рамках этой версии “безыдейность” конфликта. Первопричиной выступали не какие-то взгляды сотрудниц детсада на гендер и мораль, а сугубо материальные вопросы. Другое дело, что из всех доступных способов “отомстить родителям” этот – нарядить ребёнка девочкой, сделать снимки и обвинить мать в неподобающем обращении с сыном – явно был выбран не случайно. Как минимум я тут вижу представление о том, что быть девочкой хуже, чем быть мальчиком: если обратить мысленно пол ребёнка, то “девочку одели как мальчика” будет куда более нейтрально.

Девочек в брючках и курточках я сама вижу постоянно просто потому, что эта форма одежды достаточно удобна на прогулках, да и дома. Розовая же юбка уже не та штука, которую большинство родителей спокойно наденут на сына: как же так, он не может быть как девочка! Кроме этого момента можно подумать и про пересечение гендера со властью: в данном случае переодевание в девочку, почти как во взрослых сексуальных играх, является способом подчеркнуть иерархию, положение воспитанника “снизу”, а воспитателей – “сверху”. И то, выдумана ли эта история, уже не столь важно – если её и придумали, она многое говорит о придумавших.

p.s. Ну и, конечно, это ещё и история про возможность активной борьбы за свои права. Приёмная мать не сложила руки, а нашла журналистов, адвоката и пошла в суд. Который закономерно встал на её сторону, потому что история в самом деле дикая, аргументы чиновников неубедительны и никакие рассуждения о “традиционности” и “нормальности” не могут подменять нормативно-правовых актов. Гласящих, кстати, что изъятие ребёнка из семьи возможно вообще только при непосредственной угрозе жизни или здоровью.

Когда депутат Госдумы РФ Виталий Милонов пообещал “наслать на меня опеку” после моей жалобы на него в парламентскую комиссию по этике – я тоже сама активно перешла в контрнаступление. Я уведомила уполномоченных по правам ребёнка в Московской области и на федеральном уровне, приложив ссылки на его пост в Facebook и те снимки, которые он счёл якобы компрометирующими мою семейную жизнь; полученные ответы гласили, что никаких нарушений не обнаружено.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

One Response to Дело о мальчике, переодетом в девочку

  1. GNU/Hurt says:

    >закономерно встал на её сторону

    Вопрос времени. Законы не поспевают за хотелками Президента, но, думаю, на новом сроке вся эта духовка уже получит должный юридический фундамент.

Leave a Reply to GNU/Hurt Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *