Интервью адепта “Домостроя” и взгляд его дочери

Очень интересное интервью с Павлом Солнцевым, представителем организации “Много деток – хорошо”. Избранные места из материала “Нижегородской правды”:

– Какие традиции, по-вашему, главные?

– Наш идеал – традиционная семья, основанная на целомудрии, святости брака, взаимной любви родителей и детей, взаимопомощи в кругу семьи. Это нравственный закон мироздания, заложенный Творцом.

– Похоже, целомудрие, как и многодетность, нынче не в моде.

– Большая семья помогает воспитанию, прививает не эгоизм, а чувство локтя, взаимное уважение, разумное самоограничение. Альтернативой целомудрию могут быть только опустошенность, венерические болезни, СПИД.

(…)

– Сегодня много говорят о ювенальных технологиях, ювенальной юстиции как способах защитить ребенка. Ваше отношение?

– Самое негативное. Формально суть ювенальных технологий – в приоритете прав ребенка. Звучит, может, и привлекательно. А на деле? На деле это прямая угроза семье, ее автономии. Представьте, родители не разрешили ребенку гулять с приятелем-наркоманом, тот пожаловался, и против отца возбудили дело. С этим мы не можем мириться.

Спросите, что же тут интересного? Интересно сочетание с постом Светланы Солнцевой в Facebook:

#МоеДомашнееНасилие
Я ушла из дома в 18 лет, хотя мне некуда было идти. В очередной скандал отец сказал “Если ты выйдешь из дома, я тебе изуродую”, как сейчас помню, а прошло уже 5 лет.
Сколько себя помню он всегда таким был, бил нас с сестрой, потом родился брат и брата бил и маму, ругался, запрещал смотреть телевизор и много других вещей. Даже игрушки, которые нам покупала мама, мы прятали. Помню случай, от которого я до сих пор плачу: Ему что-то не понравилось в поведение брата и он засунул ему в штаны крапиву и так держал минут десять, а тому было годика четыре, он так плакал, а мы ничего не могли подделать, мы все его боялись.
Знаете он всегда занимался общественными делами, “спасал” Россию. Он представлял организацию “Много деток – хорошо” и затирал про семейные ценности, и какая у нас хорошая семья.
До сих пор мама живет с ним и брат (ему 12 лет). На каждый второй разговор с мамой, я навожу ее на тему, что нужно уходить от него., но она говорит, что я гиперболизирую проблему, и что у них все хорошо. Конечно виновата не мама, а этот ублюдок, единственное решение – что он отойдет в мир иной, но он пока не собирается, я к сожалению этого сделать не могу, потому что не хочу за решетку.

Не скрою, у меня сильное предубеждение в отношении подобных общественных деятелей в целом. Я рассуждаю следующим образом: если человек публично заявляет о том, что все вокруг погрязли в пороке, что раньше было лучше и духовнее – это уже говорит как минимум о незнании реалий и о наличии какой-то сильно альтернативной картины мира в голове. Мира, где не было ни эпидемий с высокой детской смертностью (первопричины многодетности традиционных обществ), ни повсеместного насилия, ни рабства с крепостным правом, ни нищеты. Сифилис, голод, недоступность образования – всё это тоже выносится за скобки, как будто оно и не влияло на человеческие отношения.

Кроме того, меня крайне настораживает акцент на собственной власти: для человека “автономия семьи” это возможность запрещать что-либо ребёнку, который априори рассматривается как подверженное всяческим порокам безвольное существо. А ещё, если говорить об ювенальной юстиции и “носителях традиционных ценностей”, можно вспомнить как люди со схожими убеждениями реагируют на, скажем, перспективу воспитания ребёнка открытыми лесбиянками или в семье с трансгендерным родителем: в таких случаях почему-то опека сразу же оказывается остро необходима. То есть, если говорить прямым текстом, для этих товарищей “автономия семьи” это право на осуществление насилия по своему разумению и без всякой ответственности. Зачастую они декларируют только “ответственность перед Богом” — но этот аргумент в светском обществе, прямо скажем, так себе.

p.s. я подчеркну, что для меня наличие искажённого представления о прошлом методологически более значимо. С социологической точки зрения это наблюдаемый эффект: если уж человек говорит “в патриархальном укладе, и Домострое – замечательном памятнике русской духовной культуры XVI века – много доброго, ценного, непреходящего для русского человека, то тут всё ясно, а вот выводы о распределении власти в семье и о монополии отца на насилие всё-таки уже вторичны.

Tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *