Из дискуссии в Facebook про гендерное равенство и Китай

Вынесу из переписки в Facebook – благо это была публичная дискуссия с участием научной журналистки Александры Борисовой, физика (и заодно, кстати, активиста “Лизы Алерт”) Александра Родина и моей скромной персоны.


АБ, исходный пост с фотографией: Это Марша Макнатт, геофизик, ей 65 лет, она президент Национальной академии наук США, бывший президент Национальной геологической службы США, профессор Стэнфорда, бывший профессор МИТ.#равныеправа #феминизм #РАН

АР: Удивляться надо не тому, что это тетка, а тому, что чиновник такого ранга успешно продолжил карьеру в науке. Представляю какой бы поднялся вой если бы бывший глава Роснедр (наш аналог USGS) выставил свою кандидатуру на пост президента РАН. Что до феминизма и прочих глупостей, у нас много теток на аналогичных постах – на госслужбе, но не в академической среде.

АТ: Если смотреть по парламенту – т.е. самый верх госслужбы – то в России ситуация так себе. Лучше, чем, скажем, в Турции или Венгрии, но хуже Китая или Кубы, не говоря уж о всей Северной Европе.

Другое дело, что в контексте феминизма стоит указать на слабую корреляцию процента женщин в парламентах с такими безусловно важными вещами, как борьба с трафикингом и детскими браками. То есть сам по себе доступ ко власти важен, но он не гарантирует всего остального. И да, выше совершенно верно написано о “стеклянном потолке” – женщин много на госслужбе в целом (вот Валентина Матвиенко утверждала, что 72%), однако до уровня губернаторок поднялось четверо, а депутаток всего 15% от общего числа парламентариев (Дума; 17% в Совете Федерации). Когда чем выше, тем процент меньше – тут явно есть повод задуматься (с ситуацией в академическом сообщество, кстати, аналогичная картина).

Вообще для несколько более корректного сопоставления положения женщин есть композитная метрика гендерного равенства EIGE. Там считают уже много всего и отдельно есть домен Power, с поддоменом political. Вот данные по ЕС-28, их тоже интересно сравнить, например, с финансовыми ресурсами.

АР: Отсутствие корреляции с явлениями, которые можно квалифицировать как преступные и аморальные, как раз и свидетельствует о несостоятельности любых попыток морализаторства на тему распределения гендерных ролей в обществе. Каждый народ выбирает свою судьбу сам, и не факт, что то, что “лучше” для Северной Европы и Мозамбика, столь же хорошо, например, для Армении. Для людей православной культуры вопроса о гендерном равенстве не стоит, и ситуация в России полностью соответствует нашим представлениям о распределении ролей в обществе. Женщины более аккуратны и исполнительны, поэтому их много среди массовых категорий госчиновников, однако как руководители они как правило менее эффективны, хотя бы потому, что мужикам подчинятся женщинам обычно некомфортно, это я знаю по себе. Пример Китая показывает, что гендерное равенство не является также условием развития и конкурентоспособности в современном мире (выделение цветом АТ). Любые же попытки навязять нам чуждые культурные стандарты должны изобличаться и пресекаться, что я по мере сил и делаю.

АТ: “Пример Китая показывает, что гендерное равенство не является также условием развития и конкурентоспособности в современном мире”

И это неверно. В Китае индекс гендерного неравенства 0,164 – это уровень порядка Новой Зеландии (0,158) и меньше Сербии (0,185) – Китай более “гендерно равен”, чем Сербия. Там, в Китае, 63,6 женщин занято в производительном оплачиваемом труде – проще говоря, это (при том, что процент вовлечения мужчин 77,9) десятки процентов ВВП страны, ставшей, как Вы совершенно верно заметили, ведущей экономикой мира.

Тот же Китай – 23,6% мест в парламенте – женщины; больше российского показателя. Там же – низкий, на уровне ЕС, показатель числа ранних родов. Китай по многим метрикам оказывается очень даже “гендерно равноправной страной”, да и не только по метрикам, там ещё и с недавнего времени действуют законы против гендерного насилия с практически полностью позаимствованным у тех же европейцев аппаратом вроде охранных ордеров. И, опять-таки наверняка известный Вам пример – китайские тайконавтки, 2 из 11, такого соотношения даже в СССР не было (от Терешковой до Савицкой более двадцати лет), да и сейчас в России в действующем отряде одна космонавтка, причём пока не летавшая (Анна Кикина, с 2012 года в отряде).

АБ: Насильственное навязывание чуждых ценностей не всегда хорошо (хотя запрет побоев я бы навязывала), но искусственно поставленные барьеры и исполнение обязанностей без наличия соответствующих прав и должности – плохо, причём в первую очередь не для самой женщины, а для всего процесса реализации поставленных в обществе целей.

АР: понятно, почему эта область так хорошо проработана – как раз с целью расчеловечивания и подчинения. Типичное бремя белого человека на современный лад. Однако есть и другая очевидная корреляция – меньше всего подобных проявлений в обществах, живущих по религиозному канону. Например, в Иране.

АТ: Исламская республика Иран тоже не самый удачный пример. Они по числу операций по хирургической коррекции пола (покрываемых, кстати, госстраховкой) уступают только Таиланду. Это не совсем “традиционная культура” в типичном понимании этого слова; плюс они тоже прошли демографический переход и сейчас рождаемость (или, вернее, фертильность, среднее число детей на женщину) в Иране примерно как в Норвегии или России (1,7). Иран “традиционен” в том плане, что там есть государственная религия, но я бы поостереглась лишь на основании этого делать выводы.

По уровню же насилия – на самом деле не очень понятно, нет качественных работ, как и в России (у нас что-то минимально репрезентативное датируется 2003 годом).


Там ещё много чего интересного, но я выношу всё ради сопоставления с Китаем и Ираном, поскольку считаю очень важным подчеркнуть две черты гендерных изменений, структурность (затрагивают все сферы жизни) и глобальность (нет культур, которые бы этого избежали). Китай, кстати, имеет индекс гендерного неравенства ниже, чем в США – хотя именно американские феминисткие движения во многом задали облик феминизма вообще, взять хотя бы часто встречающееся деление на первую, вторую и третью волну.

Гендерное равенство это не только и может даже не столько про дискуссии о сексуальных домогательствах. Это и про китайское экономическое чудо, про доминирование китайских товаров на мировых рынках: имели бы китайцы “традиционный гендерный уклад” с преобладанием домохозяек, мы бы не имели массового производства в наблюдаемых масштабах. А если бы там ещё и перехода к низкой рождаемости не было, то ситуация напоминала бы Индию – где, с одной стороны, показатель гендерного неравенства 0,53, с другой же стороны вот такая картинка по фертильности:

на фоне куда меньших доходов и смертности. Когда я стала готовить этот пост, то также обратила внимание на неоднородность Индии; немного поколдовав с открытыми данными, получила вот такой график:

Сделано стандартными средствами R, данные отсюда и отсюда.

Корреляция тут очень хорошая как в плане величины эффекта (-0.705), так и в плане статистической достоверности (p-value = 1.939e-05). Чем больше домов подключены к электроснабжению, то есть чем выше обеспеченность людей минимальным набором требуемых в индустриальном мире вещей – тем ниже рождаемость. И наоборот – чем ниже рождаемость (в указанной области и за указанное время), тем благополучнее живут люди.

Tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *