А нужен ли нам ТАКОЙ балет?

Лариса Жукова написала для Ленты.ру очень подробный текст про самоубийство ученицы балетной академии в Москве. Честно говоря, читается это жутко:

«У моей одноклассницы начались месячные. Она сидела на занятиях по “классике” как освобожденная, ей было очень стыдно. На уроке педагог назвала ее коровой, а после попросила остаться и доказать, что у нее действительно “эти дни”. Показать прокладку. Одноклассница вышла в слезах, ее трясло», — вспоминает Мария, извиняясь за «банальные подробности».

Эти подробности стоили Марии пищевого расстройства: она боялась, что, если поправится, подвергнется такому же унижению. В третьем балетном классе (7-й класс обычной школы) она перешла на экстремальную диету: зеленый чай (черный не помогает похудеть), обезжиренный творог, овощи на пару и 100 граммов отварной куриной грудки — в виде поощрения балетных успехов. Более калорийную пищу, приготовленную мамой, она выкидывала тайком. «Когда у меня темнело в глазах, я радовалась, что меня похвалят: все хорошо, я худая», — объясняет она.
При росте 170 сантиметров она весила 40 килограммов. В четвертом балетном классе похудела до 36. «Когда я пришла осенью, Майя Евгеньевна начала меня хвалить. Говорила, что я молодец, именно такая форма и нужна, ставила меня в пример другим девочкам. Сейчас я понимаю, что выглядела ужасно. Но, когда мне об этом говорили, я думала, что завидуют», — говорит Мария.

Истощенная фигура, защищавшая от нападок учителей, была не единственным следствием жесткой диеты: Марии перестало хватать сил на простые пируэты. Хотя она стояла у центральной палки (то есть была одной из лучших учениц), истощение воспринималось преподавателями как банальная лень. Девушку приглашали на дополнительные индивидуальные занятия. Сначала раз в неделю, потом два раза, потом три — по 1,5 тысячи рублей за урок. Пользы от них не было, говорит Мария: индивидуальные уроки превращались в групповые, и педагоги отвлекались на свои дела. Когда она отказалась от частых факультативных занятий, Иванова занизила оценку.

За здоровьем юных балерин должны следить и врачи. Но медицинская помощь была лишь предметом для шуток. «Помню, был период, когда нас всех кормили “Смектой”. Голова болит — вот тебе “Смекта”, живот — “Смекта”, упал и получил травмы — держи “Смекту”. Мы смеялись», — вспоминает Мария. Штатных психологов не было, хотя их поддержка нужна была не только подросткам: срывы случались и у педагогов. По словам Марии, однажды на эмоциях преподавательница классического танца Тамара Негребецкая швырнула стулом в одну из учениц.
В ноябре 2016 года девочка упала в обморок на уроке литературы. Следующие два месяца она провела дома с сильнейшим истощением организма: согласно индексу массы тела, у нее был выраженный дефицит. За то время, пока она провела дома, никто из одноклассниц и учителей ей не позвонил.

Тут ужасно вообще всё. Соотношение массы и роста 170/36 – это индекс массы тела 12,5, то есть уже не дефицит массы, а просто полный пиздец. Последнее говорю как имевшая ИМТ в районе 16 и в связи с этим натурально падавшая в обморок от всякой фигни; как люди с 12,5 живут – тяжело даже представить, . Такое состояние требует немедленной медицинской помощи, поскольку просто угрожает жизни – анорексия и депрессия даже по отдельности потенциально смертельны, а уж вместе это вообще любой медработник, включая младшего санитара, должен бить тревогу. Пропустить у ученицы такое состояние? На мой взгляд, за такое надо возбуждать уголовное дело, поскольку налицо чудовищная и непростительная халатность.

Эмоциональное и физическое насилие – тоже какой-то лютый треш. Некоторое время назад мы с Михаилом Никитиным обсуждали разного рода спортивные кружки-секции (я как раз пошла на йогу) и он отметил, что в “суровых” видах спорта вроде борьбы или тяжёлой атлетики отношение к спортсменам/кам по его наблюдениям оказывалось куда более гуманным и бережным — “Если на борьбе первые занятия учили безопасно падать, то вот на акробатических танцах при мне на первом же уроке парень уронил партнёршу, совершенно к этому не готовую”. Сейчас я хожу на йогу и там тоже всё предполагает не достижение высокого результата, а получение личного удовлетворения: это видно и по работе инструкторки, и по тому, что проговаривается открытым текстом: мы в конце занятий всегда ложимся отдыхать и медитировать под слова вида “поблагодарите своё тело, отметьте, что хорошо получается”.

В конце статьи есть комментарий балетного критика, Анны Гордеевой:

Критик подчеркивает, что жесткий стиль обучения в той или иной степени присущ многим балетным школам и за пределами России. Тенденция к гуманизации балетного образования прослеживается пока лишь в американских школах: родители могут подать в суд на педагога, который говорит, что ребенку нужно похудеть. «С одной стороны, это положительно сказывается на психологическом состоянии учениц, с другой — стоит посмотреть на выпускниц американских школ, чтобы понять, что самочувствие улучшается, а качество образования снижается», — рассуждает Гордеева.

Она тут же добавляет, что это не значит, что эмоциональное насилие необходимо, но уверена: если человечество станет гуманнее, балет исчезнет, как сейчас исчезает коррида — когда-то занятие для сильных мужчин, а ныне издевательство над быками. Останется свободный танец, где смогут танцевать все люди, независимо от их типов фигур и способностей, прогнозирует критик: «Балет — это все же очень дискриминирующий вид искусства».

Вот как по мне, так туда, на свалку истории, такому балету и дорога в этом случае. И, сдаётся мне, с этой статьи в Ленте может начаться российский аналог скандала вокруг влиятельных голливудских актёров с режиссёрами, которые пачками погорели на сексуальных домогательствах в прошлом. Как в случае с голливудскими домогательствами, так и в случае с балетным скандалом мы имеем эксплуатацию чужого тела в сочетании с очень сильной асимметрией властных отношений. Тела и личная сфера превращены в ресурс, объект индустриально-коммерческого оборота, а поднявшиеся вверх по иерархической лестнице упиваются своей властью. Вот характерный абзац:

«Ректор всегда была, как королева. Она подъезжала во внутренний двор на машине с тонированными стеклами, и, когда она заходила в академию, все в коридоре либо прятались, потому что ее боялись, либо выходили и делали кникс (поклон с приседанием как знак приветствия — прим. «Ленты.ру»). Она проходила и скрывалась в своем кабинете, в который попасть было невозможно. Единственный день, когда нам было можно туда зайти, — это ее день рождения. Мы дарили цветы, читали стихотворение и уходили на цыпочках», — вспоминает бывшая ученица.

То есть “у них”, в Голливуде, это показная роскошь и вечеринки с наркотиками, а “у нас” – вот такое вот чинопочитание. Смысл мне представляется одинаковым: демонстрация своей привилегированности и своей власти. Власть эта строится, повторюсь, на эксплуатации тел и психики подчинённых, на использование их “в целях искусства” с последующей коммерциализацией, причём весьма успешной.

Так было на протяжении долгого времени, однако сейчас массово перестаёт быть нормой. Вся накопившаяся грязь вылезает наружу: как вылезла в #ЯНеБоюсьСказать (акция с массовым участием переживших сексуальное насилие) или в скандалах вокруг московских элитных школ (снова сексуальные же домогательства). Сегодня мы наблюдаем структурные изменения и да, в новом мире уже нет места той эксплуатации и тому сплетению власти с насилием, о котором я писала выше.

Tagged . Bookmark the permalink.

4 Responses to А нужен ли нам ТАКОЙ балет?

  1. GNU/Hurt says:

    Духовно.

  2. Miroff says:

    Во времена моей учебы на физфаке там регулярно кто-нибудь съезжал с катушек и в лучшем случае отправлялся погостить в специализированное учреждение. В среднем за год факультет терял таким образом одного-двух студентов. Обычно помочь страдальцу все-такие успевали, но не всегда и тогда на доске объявлений появлялся приказ “Отчислить в связи со смертью”. Означает ли это что такая физика нам не нужна и место ей на помойке истории рядом с балетом?

    И, кстати, ты можешь писать о себе в женском роде, но не забывай, пожалуйста, что нормы ИМТ разные, для мужской и женской конституции. Более того, ИМТ вообще некорректно применять к экстремальным случаям, особенно к детям-спортсменам.

    • Alexa says:

      Касаемо физфака: это таки говорит о том, что с обучением надо что-то делать. Кстати, ты с какого физфака? Я на МГУ-шном видела примерно ту же картину в начале нулевых и да, это было грустно.

      ИМТ – таки смотрим таблицы для девочек (например, у Комаровского: http://spravka.komarovskiy.net/pokazateli-rosta-i-massy-tela-u-detej-razlichnyx-vozrastnyx-grupp.html), берём данные ВОЗ по ИМТ с учётом перцентилей (http://www.who.int/growthref/sft_bmifa_girls_perc_5_19years.pdf?ua=1) и сравниваем с требованиями балетной академии (http://balletacademy.ru/wp-content/uploads/2016/09/Prilozhenie-2.-Rekomenduemye-normy-sootvetstviya-rosta-i-vesa-dlya-obuchayushhihsya-v-Akademii.pdf).

      • Alexa says:

        Для примера: 14-летняя девочка ростом 170 и массой 49,2 кг (верхний предел “балетной нормы”) имеет ИМТ равный 17. Это не попадает даже в 15% самых лёгких сверстниц, это ещё меньшая масса.

        Если брать нижнюю границу, то есть 45,2 кг – то это 15,6 кг. По z-таблицам ВОЗ уже соответствует истощению; и это по официальным нормативам. В статье Ленты описывается же полнейший пиздец, там ИМТ 12 было.

        Сейчас бы, конечно, взять и провести независимую проверку – хотя бы просто посмотреть рост/вес учащихся и побеседовать с ними на предмет диагностики анорексии.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *